Черенков Федор Федорович - 3 26 - Сборная игроков - clubspartak.ru

Ненужный в сборной
В сборной все было куда сложнее. Выиграть московскую Олимпиаду не удалось, на чемпионате мира 82 года Федора еще не было, ну а затем, пройдя через недооцененную эпоху Малофеева, сборная попала в руки в Валерию Лобановскому. Хотят ли болельщики красно-белых или не хотят, но пока Черенков блистал в чемпионате СССР, сборная без него достигла, пожалуй, наиболее высокого уровня игры за все время существования. Достигла без Черенкова. Механизм игры Лобановского был тогда настолько отточен, выверен и доведен до автоматизма, что Черенков свободный художник в "Спартаке", не мог быть полезен киевлянам. И если вначале Лобановский пытался ввести Черенкова в состав, то после незаслуженной отставки 1983 года и возвращения в сборную в 1986 Валерий Лобановский не испытывал особых иллюзий о «совместимости» Черенкова и сборной. Он не вписывался в рамки игровых заданий и функций, выполнявшихся, к слову, на высочайшем уровне. Утешением для "спартачей" станет разве что упоминание Давида Кипиани, чья судьба также разошлась с судьбой главной команды страны. С другой стороны, в сборную Лобановского гармонично вписались игроки более функциональные - Алейников, Гоцманов, Сулаквелидзе, Дасаев. И, наконец, самое главное - команда выдавала результат, как на клубном уровне, так и на уровне сборных то, чего "Спартак" добиться не мог. В 1990 году сборная провалила чемпионат мира. Были названы такие причины, как отсутствие травмированного Михайличенко и непривлечение лучшего футболиста 1989 года Черенкова.

Проведя рекордные для "Спартака" 366 матчей в чемпионате СССР и дважды став в нем лучшим футболистом "де юре", будучи многие годы "де-факто", непризнанный в мире, но безумно любимый всеми на Родине, Черенков вместе с Родионовым уехал заканчивать карьеру в скромный французский "Ред Стар". Не снискав в нем славы, он вернулся домой, и вплоть до 1994 года играл за родной "Спартак"

Черенков полузащитникОсенью 1994 года был устроен прощальный матч Черенкова. "Спартак" встречался с итальянской «Пармой». (1:1) Черенков ушел красиво. Десятки тысяч человек стали свидетелями последнего матча одного из лучших футболистов нашего футбола.

В 1985 году награжден орденом "Знак Почета". В апреле 1995 г. распоряжением Президента России награжден поощрительной грамотой в связи с 60-летием спортивного общества "Спартак". В июне 1995 г. награжден орденом "Спартака" за преданность спортивному обществу.

Сегодня Черенков учит играть молодых футболистов, и очень хотелось бы, чтобы будущим спартаковцам улыбнулась удача на европейском клубном уровне хотя бы в честь Федора Черенкова.

 

Автор: "peoples.ru"  2003.

ЧЕРЕНКОВ УХОДИТ
Если бы перед матчем «Спартака» с АЕК мне кто-нибудь сказал, что Федора Черенкова удалят с поля, я бы решил, что мой собеседник совершенно далек от футбола, а если это не так, то посоветовал бы ему обратиться к врачу. Ведь Черенков - джентльмен из джентльменов. Неудивительно, что за всю тринадцатилетнюю футбольную карьеру ему лишь дважды показывали желтую карточку.

Я помню его первую карточку. То был матч в Лужниках «Спартак» - «Динамо» (Киев). Помню место, где он не выдержал и ответил Владимиру Бессонову грубостью на грубость - неподалеку от угла штрафной у дальних от раздевалок ворот. Помню и судью, который наказал лишь одну сторону, а вторая оказалась безнаказанной. Это был Хохряков из Йошкар-Олы.

Ни до, ни после этого досадного эпизода ничего подобного с Черенковым не происходило и произойти, похоже, не могло.

И вдруг в матче с греками на 68-и минуте игры венгерский арбитр Гарман показывает капитану «Спартака» красную карточку. Черенков сначала не двигается в сторону кромки поля, а затем медленно, съежившись под дождем, покидает осенний газон.

- Федор, что случилось? - спрашиваю его сразу после матча.
- Сейчас ничего не могу говорить. Я должен прийти в себя» все осмыслить...

Я понимал состояние Черенкова и поэтому не задал ему в среду вечером больше ни одного вопроса. Но мнение его об этом эпизоде, об игре - прошедшей и будущей - интересовало, уверен, не только меня, но и читателей «СЭ». Поэтому я и позвонил Черенкову в четверг, чтобы продолжить разговор.