Билялетдинов Динияр Ринатович - 3 21 - игроки 2011/ 2012 - clubspartak.ru

ДИНИЯР ДРАЛСЯ И ЗА СЕБЯ И ЗА МАРАТА

Папа:
– В плане футбола Чехия тоже многое дала Динияру. Там ребята не задавлены бытовыми и учебными проблемами. В школу сыновья не ходили: им просто неинтересно было. Программа преподавалась очень слабая
– в старших классах ребята двести плюс триста складывали, поэтому Динияр на три года вперёд ушёл по сравнению со старшими учениками, которые в его секции были. Да и организационных проблем у них никаких: приехали на тренировку на велосипеде, повесили вещи в личный шкафчик, с полочкой для полотенца, сложили после игры грязную форму в корзину – и отдыхай. В то время как в России – одна лавка на всех да три гвоздя на стене, и родители бегают, то обувь потеряли, то ещё что-нибудь. Да и тренер за границей не орёт, что сыграли не так, не то место заняли в чемпионате, там ведь главное не очки и результаты, а обучение. Даже если проиграли, едут домой – песни поют.

– Динияр говорил, что решение вернуться в Россию принял папа. Складывалось впечатление, что он не горел желанием уезжать.

Мама:
Билялетдинов  Динияр.– Ну что вы, наоборот. Когда мы переезжали границу, сын кричал: «Ура, Россия!», смотрел в окно и говорил, что на родине и небо голубее и берёзы белее, а когда мы в Бресте стояли, он подошел ко мне: «Как приятно слышать русскую речь». Хотя сам до такой степени привык к чешскому языку, что здесь поначалу даже проблемы были. В школе его с Маратом из-за сильного акцента даже определили в отстающий класс. Пятый «Д». Мы его называли «дно», потому что там учились только проблемные ребята.

Папа:
– Вживание в российскую футбольную бытность тоже интересно происходило. Наша группа в чертановском манеже тренировалась. Захожу как-то в раздевалку к ребятам, меня никто не видит, гляжу, Билялетдиновы стоят и один у другого спрашивает по-русски: «Где тут есть наши шкафчики?». Воцарилась тишина, потом пацаны как начали хохотать всей раздевалкой. Какой вам шкафчик, легионеры понаехали, садитесь на край лавки, выделим вам гвоздь на двоих. В итоге через неделю у них украли шапку, через две они передрались. Я даже не стал влезать в ситуацию, посчитал, что это узловой момент: ты или лев, или кролик. А случилось это так: я почувствовал, что назревает конфликт, и даже задержался в тот день. Когда пошла потасовка, тревожно было ожидать, как сыновья себя поведут. Нападали-то в основном на Марата. А младший горой встал за брата и завалил довольно крепкого парня, одного из зачинщиков склоки. На этом конфликт себя исчерпал.

Мама:
– Скорее всего, там были элементы зависти. У Динияра многое получалось, дела шли неплохо, кому-то это не нравилось. Их ведь многие помнили, но они уезжали одни, а вернулись совсем другие и в игровом плане тоже. Ребята почувствовали, что могут потерять место в составе, вот и злились на них. В итоге драка и случилась.

Папа:
– С учёбой тоже были свои нюансы. Дети успевали только на две вечерние тренировки, и наставник посоветовал нам перейти в спорткласс. Но я на это не клюнул, поразмыслив, что если парни сейчас зациклятся на футболе, то в дальнейшем им светит только узкая специализация: либо педагогический, либо физкультурный. Пришлось искать другую футбольную школу. Сначала хотели пойти в «Торпедо», но в итоге предпочли ГПЗ. Как показало время, это был правильный ход, всё получилось в лучшем виде. С этой школой сыновья вышли в высшую лигу, где играли «Спартак», ЦСКА и другие элитные команды – и играли себе без проблем. Правда, один отрицательный нюанс всё-таки присутствовал – с дорогой неудобно выходило. Если изначально до школы добирались пешком за пятнадцать минут, то теперь почти час терять приходилось.

Мама:
– Динияр очень рано начал ездить самостоятельно, в восемь лет. Я родила третьего ребёнка и не могла отлучаться, чтобы отвозить детей на занятия. Помню, был такой момент, когда ему пришлось одному ехать на турнир, так как папа был на выезде, а Марат заболел. Надлежало добраться на другой конец Москвы. Я так и простояла у окна с младенцем на руках, очень переживала за сына. А он прекрасно добрался и умудрился получить приз лучшего игрока, какие-то спортивные трусы, которые ему были малы. Динияр просил, чтобы я их никуда не девала, припрятала для братика. После этого я уже не так переживала за мальчика.

ПОТЕРЯННОЕ ДЕТСТВО ВЗРОСЛОГО РЕБЕНКА

– Марат сейчас менее известен, чем Динияр. Какие качества помогли второму превзойти брата?

Мама:
– Здесь дело в другом. Марат – защитник, а игроки этого амплуа дольше зреют. В плане трудолюбия старший даже ответственнее, но Динияр, наверное, талантливее. У него задатков больше, а вот как он ими сумеет распорядиться, зависит только от него.

– Не опасаетесь, что сын может просто устать от футбола?

Мама:
– Ему решать, как жить дальше. Помню, был как-то намёк на нечто подобное. Он собрался после сдачи сессии на ночную дискотеку, а я запретила ему, хотя обычно этого не делала. Просто увидела, что сын устал и ему лучше отдохнуть дома, выспаться перед тренировкой. Он рассердился и кинул в сердцах, мол, я хочу отвлечься, у меня и так не было детства. Меня это насторожило, и я решила с ним поговорить, объяснила: ты можешь в один момент бросить футбол, у тебя будет и юность и детство, но не будет любимого дела. Он понял, что не то ляпнул, хотя, может быть, где-то в глубине души именно так и думал. Я ему сказала: детства нет у тех, кто мотается без дела, а у тебя оно есть, именно потому, что ты играешь, увидел много городов и стран, зарабатываешь большие деньги в юном возрасте. Детство – это не песочница и дискотеки, а подготовительный период к взрослой жизни; как потопаешь, так и полопаешь. Не хочешь играть, иди, пиши заявление, пока ты студент, мы тебя прокормим, а потом будешь чинить автомобили. Он всё понял, успокоился, и больше к этому мы не возвращались.

– Когда осознали, что сын стал взрослым?

Папа:
– Наверное, тогда, когда он принес первые деньги. Я отметил про себя, что он любит самостоятельно зарабатывать.

Мама:
– А мне кажется, что он ещё не повзрослел. Я же вижу по-детски надутые губки и печально распахнутые глаза, когда он упускает голевой момент. Динияр реагирует на незабитый гол, как взрослый ребёнок, разве что не плачет. Всё равно позднее он будет по-другому к этому относиться, более сдержанно и аналитически, а не столь эмоционально.

– Динияр после выигрыша чемпионского титула обещал прибить полочку для медали.

Мама:
– Да какая там полочка… У нас дома так много всяческих наград, что весь шкаф ими заставлен, семья всё-таки спортивная. Даже наш младший сын – Даниль – постепенно вносит свой вклад. Сейчас мы делаем дома ремонт, и я подумываю о том, чтобы на другой стене тоже организовать «трофейные места».

У НЕГО ТАЛИСМАН ГОЛУБОЙ СЛОН

– Наверное, вы так хорошо знаете сына, что ждать сюрпризов от него не приходится.

Мама:
– Иногда бывает. В прошлом году он сделал нам с отцом царский подарок – купил дорогущую спальню с ортопедическим матрасом, чтобы у мамы не болела спина. Я знаю, что он обнулил при этом свою чековую книжку. Конечно, это стало для нас большой приятной неожиданностью.

Папа:
– На самом деле сын – закрытый человек. Сначала он будет пытаться сам разобраться во всём, и только если не справится, может обратиться к нам. Мне иногда кажется, что он с друзьями более открытый, но конечно, если дело касается больших покупок, например, машины или выбора места отдыха, то тут уж решаем сообща. Иногда он советуется с нами, но мы видим, что сын уже принял решение и даёт нам шанс переубедить себя.

– У Динияра есть вещи, к которым он привязан?

Мама:
– Из одежды нет, потому что он любит разнообразие, но у него есть талисман – маленький голубой слоник, который уже стал сереньким. Я его в детстве сыну подарила, и он никогда с ним не расставался, даже спал в обнимку. Теперь игрушка просто лежит дома как напоминание о минувших днях.

ДОСЛОВНО

Мама:
Билялетдинов  Динияр.– Считаю, для мальчишки Динияр очень хозяйственный. Никто в семье не пылесосит лучше, чем он. Всю мебель отодвинет, везде достанет. Марат прекрасно готовит, а Динияр обычно ходит в магазин за продуктами. Всегда в курсе, что надо купить, умеет выбирать, знает, куда за чем лучше съездить. В этом плане он организованный человек. Если у нас много дел, распределение времени я доверяю ему. Сын всегда просчитает, как лучше составить маршрут. Кроме того, у него прекрасный вкус в выборе интерьера. Сейчас мы делаем ремонт, и я доверяю сыну больше, чем приглашённому дизайнеру. Делаю так, как Динияр посоветует, последнее слово всегда за ним».

Папа:
– Я приверженец критики и в девяноста случаях из ста буду Динияра ругать, как бы здорово он не сыграл. Но были моменты, когда хлопал сына по плечу – например, после выигрыша золотой медали чемпионата, затем на юношеском первенстве России, где они с командой вытянули безнадёжный матч. Когда похвалить необходимо, я всегда это сделаю.

ЛЮБОПЫТНО

Мама: «Одно время Динияр темноту не любил, наверное, она мешала ему шалить. Сын ведь очень озорным ребёнком рос. С ним мы всегда держали ухо востро. Однажды вечером папа выключил свет, чтобы дети засыпали, и услышал в темноте: «Битинько, включи свет». Ринат так и замер с вытянутой рукой, ведь сын тогда ещё совсем маленьким был, почти не говорил. Можно сказать, это была его первая осмысленная фраза.

КСТАТИ

В воскресенье Динияр забил очередной свой гол за «Локомотив» и предопределил разгром «Терека». Летом молодой полузащитник набрал впечатляющую форму и вышел на ведущие роли в составе чемпиона страны.

Автор: «Футбол. Хоккей» № 25. 2005.