Владелец клуба Спартак: Федун Леонид Арнольдович - VIP - clubspartak.ru

Владелец клуба Спартак: Федун Леонид Арнольдович

Владелец клуба Спартак: Федун Леонид Арнольдович

Годы жизни: 05.04.1956.

Гражданство: Россия

Карьера:

Федун Леонид Арнольдович

родился:     г.Киев.

должность: Председатель совета директоров футбольного клуба "Спартак" с 2003 по май 2015., контрольный пакет акций которого выкупил в 2003 году у бывшего президента ФК Андрея Червиченко примерно за $70 млн. ЛУКОЙЛ: вице-президент, начальник главного управления стратегического развития и инвестиционного анализа. 

образование: 1993: Высшая школа приватизации и предпринимательства, работа с ценными бумагами, социология; кандидат философских наук; 1984: Военная академия им. Дзержинского, адъюнктура; 1977: Ростовское высшее военное командное училище.

семья:  Женат. Сын и дочь.

хобби:   музыка и теннис.

Член-корреспондент РАЕН.

1973: Служба в Армии. 1984-1992: Военно-политическая академия им. В.И.Ленина, преподаватель политэкономики и политологии. 1992: ТОО "Нефтьконсульт", руководитель. 1992-1994: АОЗТ "ЛУКойл-Консалтинг", генеральный директор. 1994-1995: АООТ "Нефтяной фонд промышленной реконструкции и развития", вице-президент по экономическому анализу и информации. 1995-н.вр.: ОАО "Нефтяная компания "ЛУКойл", вице-президент - начальник Главного управления перспективного развития и операций с ценными бумагами.1997: совещательный Совет эмитентов при Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ), член Совета.1996: ОАО "Страховая компания "ЛУКойл", член Наблюдательного совета.1997: ОАО "Редакция газеты "Известия", член Совета директоров.1997: ЗАО "Московская независимая вещательная корпорация "ТВ-6 Москва" (МНВК), член Совета директоров.1998: банк "Империал", член Совета директоров.1998-2002: НО "НПФ "ЛУКОЙЛ-ГАРАНТ", председатель совета.1998-2002: ОАО "Нефтяной фонд промышленной реконструкции и развития", председатель наблюдательного совета.1998-2003: ЗАО "Бизнес с социальной ответственностью", член Совета директоров.1999: ЗАО "Телеэкспресс", член Совета директоров.2000: "Российская ассоциация маркетинга", член Совета директоров.2002: Lukoil Americas, LLC., управляющий.2002: Lukoil USA, Inc., директор.2002: Lukoil Americas Holding Ltd., директор.2003: "ИФД Капиталъ", председатель Совета директоров.2003: ЗАО "ЛУКОЙЛ-Нефтехим", член Наблюдательного совета.2003: футбольный клуб "Спартак", акционер. 2004: ОАО "Банк "Петрокоммерц", председатель Совета директоров.2005: "Петрокоммерц-Украина", председатель наблюдательного совета.

Достижения:

ЧЕМПИОН РОССИИ: 2016/17
Обладатель Суперкубка России: 2017.

Биография:

 Революция Леонида Федуна

«Я отдаю «Спартак» болельщикам».

Такого в российском футболе ещё не было. Первая часть большого интервью.

В этом интервью не будет вопросов о том, сколько потратили на Педро Рошу, зачем привели Марко Петковича и есть ли горечь от ухода Артёма Дзюбы. Мы не обсуждали фразы о «сбитых лётчиках», не взвешивали тренерские багажи и вообще старались уйти от ярких, но малозначительных конфликтов. Нам важнее было понять, зачем Леониду Федуну нужен «Спартак», какую философию российский олигарх вкладывал в свой проект и нравится ли ему то, к чему футбольный клуб пришёл через 16 лет.

Но мы даже представить не могли, насколько глобальные структурные и символические изменения ждут «Спартак» в ближайшем будущем.

Болельщик «Спартака»

— В 2023-м исполняется 20 лет с тех пор, как я нахожусь в «Спартаке». Это если говорить про официальную должность. Болельщиком команды я стал раньше — как минимум ещё за 20 лет до того момента, как приобрёл клуб, — начал Федун. Он выровнял бумаги на столе, и стало понятно, что нас ждёт важное заявление. Так и получилось. Но для правильного понимания материала нужно было уточнить важную деталь. Мы сделали это уже в самом конце беседы, но публикуем здесь.

 Революция Леонида Федуна

— … Вы говорите, что болеете за «Спартак» более 40 лет. Но Леонида Федуна представляют как фаната киевского «Динамо».
— Это просто смешно. Во-первых, я лишь родился в Киеве и всю сознательную жизнь провёл вне пределов Украины. Чтобы вы понимали, откуда пошла история: мой папа служил в Германии, и, чтобы я не родился в Германии в 1956 году, он приехал к своей матери в Киев. Меня там родили, а потом увезли обратно в Германию. А потом мы попали в Питер, потом на Байконур, где я провёл большую часть детства.

Во-вторых, если я уж должен был за кого-то болеть, то за ЦСКА – как-никак полковник запаса, который по собственному желанию, опять же, из-за детства на Байконуре, пошёл служить в ракетные войска.

В-третьих, на футбол я начал ходить в 1977 году, сразу после вылета «Спартака» в первый дивизион. Мне тогда ещё говорили: «Какой вообще «Спартак»? Ты же в армии служишь». Но меня привлекал именно смысл спартаковского движения – ощущение свободы, какого-то протеста интеллигенции.

— Откуда тогда пошла информация про «Динамо»?
— Вы сами знаете, кто это распространял. Люди со стороны и ещё один игрок, которого я, несмотря на троллинг, по просьбе тренера вернул в «Спартак», дал отличные условия. Но пусть это будет на их совести.

— То есть вы – болельщик «Спартака»?
— Да. Получается, уже 42 года …

На этом тему киевского «Динамо» нужно закрыть и признать факт, что Федун все эти годы относился к «Спартаку» как к любимому клубу.

«Спартак» будет управляться народом»

— С 2003-го, считаю, было сделано достаточно много, — продолжил Федун. — Когда я только пришёл в «Спартак», это был отпрыск богатого, древнего-древнего, знатного рода, но, к сожалению, с большими финансовыми проблемами. Предыдущая система привела к тому, что клуб не имел почти никакой собственности, кроме своей славной истории, имени и титулов. А что ещё хуже, по моему убеждению – почему мне и пришлось включиться, – клуб не имел и будущего. Просто цифра: на контрактах в ту пору числилось 80 футболистов. Причём непонятно каких. Деньги, получаемые за Лигу чемпионов, испарялись. А из собственности оставалась только убитая база в Тарасовке. И больше не было ничего. Прежняя политика должна была фактически привести к повторению ситуации с «Торпедо». Тренд был именно таков.

 Революция Леонида Федуна

Но за 16 лет, как вы знаете, у нас появился лучший стадион. Он был признан не мной, а ФИФА – по итогам чемпионата мира. У нас есть лучшая в России академия – и это тоже не потому, что я так считаю, а исходя из количества воспитанников, играющих по всей стране в командах Премьер-Лиги. В том числе и в сборной. Хотя, конечно же, мы могли бы работать ещё лучше. Сейчас завершается процесс передачи тренировочной базы в Тушино, надеюсь, вскоре этот вопрос решится. То есть клуб обладает полной, современной инфраструктурой.

За те же годы команда взяла Кубок России – пусть этот трофей случился в 2003-м, и это не моя заслуга – выиграла чемпионат, Суперкубок. Было пять вторых мест. Хотя, конечно же, все болельщики, привыкшие к параду чемпионств в 90-е, всегда требуют большего.

Но когда я приходил в «Спартак», обещал, что через какое-то время мы проведём акционирование команды. И болельщики станут акционерами. Но в 2008-м грянул первый кризис, в 2014-м – второй. Осуществить идею стало почти невозможно.

Если бы не девальвация рубля, случившаяся в течение 10 лет, сегодня бы «Спартак» стал самодостаточным. Клуб зарабатывает примерно 5-6 миллиардов, а в прежние времена это составляло около 120 миллионов евро, которых хватало бы для формирования нормального бюджета, чтобы успешно играть в Премьер-Лиге и даже в еврокубках. Но что произошло, то произошло, поэтому сегодня в клубе глубоко дотационная ситуация.

Просто уйти из «Спартака» сейчас и закончить свою карьеру означает фактически повторение уже современных историй если не с «Анжи», то с «Динамо». Когда клуб потерял финансовые возможности, а вместе с ними позиции. В итоге игроки разбежались, и команда развалилась. Этого я допустить не хочу и не имею права.

И после долгих раздумий я принял следующее решение: в 2023 году, когда мы завершим все инфраструктурные перестройки и, надеюсь, поищем новые источники для реального самофинансирования «Спартака», которые не будут зависеть от акционеров, клуб окажется готов к самостоятельному плаванию. И сегодня мой тезис заключается в том, что «Спартаком» должны владеть его болельщики. Не Пётр Авен, который ходил, смотрел, но так ничего и не потратил. Не все остальные, которые занимаются фантазиями. Никто из них на «Спартак» ни копейки не даст, это нужно понимать. Кроме меня. Поэтому просто так бросить своё детище, свою любовь я не могу.

Это не спонтанное решение. Мы долго изучали, смотрели все примеры – и «Барселону», и «Реал», и «Баварию», и часть американских клубов. В итоге пришли к мнению, что «Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

«Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

«Никто не сделал для футбола больше, чем я»

Закончив монолог, Федун символически накрыл ладонью бумаги и оглядел зал. После лекции можно было задавать вопросы.

— Как болельщики получат клуб?
— Контрольный пакет акций «Спартака» мы передадим в некоммерческую организацию, а её членами будут все поклонники клуба. Условно: у нас есть 20 тысяч активных болельщиков, покупающих абонементы и посещающих матчи в течение долгого времени. Они и будут в приоритете. Для регионов мы разработаем отдельную программу, где будут членские взносы. И все эти люди получат право голоса, например, при выборе президента «Спартака» в 2023 году. Они также смогут определять дизайн формы, трансферную политику – всё, что угодно. В ближайшее время мы создадим рабочую группу, которая будет специально заниматься этим вопросом, проведёт консультации с болельщиками и экспертами, чтобы разработать наиболее оптимальный формат управления.

— А вы?
— А я стану простым болельщиком, как и все остальные. У меня не будет права блокировки решений и результатов выборов. Правда, после этого в «Спартаке» уже не будет и моих личных денег. Но до этого момента все финансовые условия останутся. Скорее всего, на три-пять последующих лет после передачи клуба болельщикам будет сохранён и титульный контракт с «Лукойлом», чтобы команда могла жить дальше без моего участия. Клуб должен быть готов к самостоятельному плаванию и нужно создать для этого все условия, чем я в ближайшие годы займусь.

Это будет прецедент. «Спартак» ведь никогда не был подведомственной командой, не имел поддержки ни со стороны армии, ни МВД, ни «Газпрома». Он опирается на массу поклонников. И раз болельщики уверены в собственном глубоком понимании, что нужно «Спартаку», а что не нужно, то надо им доверить клуб.

— Да ведь хаос возникнет.
— А почему он должен возникнуть? Уверен, что, несмотря на все разногласия, болельщики изберут достойного президента, который будет рвать жилы и прекрасно понимать: если он не отдаст всего себя, если начнёт крысятничать, то вместо него изберут другого. Например, человек представит программу, у него будет контракт на условные три года. Выполнит задачи – получит ещё один. Нет – придет новый человек. А если вообще провалится его, могут вовсе отозвать раньше времени. Но раз болельщики уверены, что разбираются в футболе, то всё сделают правильно.

«Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

— Вы сейчас будто говорите: «Раз вы всё время недовольны, то смотрите: я построил вам стадион, базу, академию, создал все условия и ухожу – а теперь посмотрим, во что вы превратите «Спартак» сами».
— Нет. Это в первую очередь реакция на ситуацию, которая сегодня сложилась. Я не могу владеть клубом 30, 40, 50 лет. Пардон, но рано или поздно я умру. У меня куча детей, нужно заниматься собственными делами, и я не могу постоянно уделять внимание «Спартаку». Ну а уж самое страшное в том, что ты тратишь свои деньги, а взамен получаешь постоянную нервотрёпку.

Когда «Спартак» побеждает, тебя ненавидят болельщики клубов, которые ты победил. Когда «Спартак» проигрывает, тебя ненавидят вообще все. 20 лет жить в условиях постоянного прессинга и ненависти достаточно тяжело. Особенно когда прекрасно понимаешь, что никто не сделал для нашего футбола столько же, сколько я. Да, сейчас примерно то же самое будет делать Галицкий.

Мне никто никогда не помогал: ни государство, ни государственные банки. Я всё делал без копейки помощи со стороны, исключительно за мои деньги и деньги моего старшего партнёра мы выстроили лучшую инфраструктуру. Нам не давали кредиты, как ЦСКА, не существовало никакой поддержки, которая была, к примеру, у «Динамо». Хотя знатных болельщиков у «Спартака» достаточно много.

— А почему они вам не помогали?
— Вы у меня спрашиваете? Я не знаю. Покупать клуб никто не собирался. Помогать тоже. И как вы себе это представляете?

— Как Сергей Иванов участвовал в жизни ЦСКА. А раз уж «Спартак» это, если вашими словами выражаться, русская водка и чёрная икра, то почётно участвовать в его развитии.
— Почётно, но ко мне не приходили ни с какими предложениями. После передачи клуба все спекуляции будут завершены. И не ищите никаких подводных камней. Передача клуба — моя реальная задача и стремление. И я это сделаю. Не потому что хочу как-то соскочить из «Спартака». Просто такова естественная фаза развития, которую я задумывал со времён прихода в клуб. Просто я не смог сделать это быстро, поскольку недооценил коррупционность и влияние административного ресурса, с которыми столкнулся в нашем футболе. Понял, что сходу это не прошибёшь, приходилось встраиваться в систему.

«Спартак» — это постоянный пресс»

— Если сегодня вы передаёте «Спартак» болельщикам, то зачем клуб вообще был вам нужен?
— Я видел великую и любимую команду, которая находится в плачевном состоянии и которую некому поддержать.

— Но в стоимость входного билета входит слава, новое, влиятельное общество (например, встречи в ложах с первыми лицами государств или с какими-нибудь шейхами из «Манчестер Сити») и защита собственных бизнес-интересов?
— Восторг от, как вы говорите, встреч, живёт недолго, года два. А потом начинается постоянный пресс. Что касается защиты, то разве «Лукойл» не является гарантией уверенности? Нет, дело не в этом.

— Часто упоминается, что благодаря «Спартаку» вы реализовали грандиозный проект «Тушино-2018».
— А какое отношение оно имеет к «Спартаку»? Об этом никто не вспоминает, но половина «Тушино-2018» принадлежит спонсору ЦСКА. У меня там миноритарная доля, я там не основной акционер. Половина принадлежит структурам «Ростеха», но они стадион не строили. К сожалению, к «Спартаку» отношения «Тушино-2018» не имеет, хотя я бы очень хотел иметь там монополию. Мог бы тогда решать вопросы по «Спартаку», но этот проект закроется только в 2026-2027 году, и ни копейки до этого я оттуда не получу. До этого момента придётся только тратить.

«Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

— Тогда на что вы вообще рассчитывали, когда покупали «Спартак»?
— Я рассчитывал на то, что это был период развития экономики. Начало 2000-х, всё росло. Казалось: вот я создам базу, построю стадион. После этого произведу акционирование и разделю ответственность. Быть человеком в спорте, которые отвечает за всё, — значит стать объектом постоянных насмешек и хихиканий. Это объективно. Ведь в футболе, как вы знаете, у нас разбираются все. Это тяжело. Поэтому я и хотел провести акционирование.

Но, к сожалению, кризис 2008 года мою идею перечеркнул. Кризис 2014-го добил. И стало понятно, что ни один человек, ни одна структура не способна содержать клуб. Поэтому моя задача заключалась в том, чтобы «Спартак» перешёл на самофинансирование. Сейчас мы к этому близки.

— Мы правильно понимаем, что вот теперь бюджет «Спартака» точно будет сокращаться и наступит тотальная экономия? Даже сейчас есть информация, что со 120 миллионов евро клуб упадёт до 70…
— С чего вы взяли? Да, мы сейчас расстанемся с большой группой игроков, у которых большие зарплаты. Контракты у них заканчиваются либо сейчас, либо в следующем году. Если раньше уровень зарплат был 2,5–3 миллиона, то сейчас будет другой, сокращение бюджета действительно произойдёт. Если клуб зарабатывает 100 рублей, то по решению ФИФА он может существовать максимум на 105-110, но не на 200. Это финансовый фэйр-плей. При этом «Спартак» зарабатывает больше всех в России. Не получает от спонсоров, а именно зарабатывает. Даже «Зенит», который единственный клуб в небедном городе, у него реальных доходов, например в дни матчей, поменьше, я думаю.

— Но разве «Зенит» тоже будет сокращать бюджет?
— Амбиции понижают все клубы. Бюджетов, которые были в условном 2010-м, сейчас просто нет ни у кого. И это логично. Когда-то мной были предложены реформы — их отвергли, поэтому наш футбол будет активно деградировать дальше. Постепенно клубы придут к формуле: сколько зарабатываем, столько и тратим. И «Спартак», если всё пойдёт по-честному, в этом сегменте будет лидировать. У нас самая развитая и самая активная болельщицкая база. К клубу самая большая любовь и ненависть, что для медиапространства одинаково. В нашей стране «Спартак» — самый известный бренд. Поэтому есть всё для того, чтобы я сделал следующий шаг и передал клуб болельщикам.

«Никто не сделал бы для «Спартака» больше, чем я»

— Вы утверждаете, что в начале 2000-х «Спартак» не имел реальной поддержки, был похож на «Торпедо» и легко мог развалиться…
— Да. Но за «Торпедо», кстати, и то стояла крупная организация – ЗИЛ. В СССР это был гигант! Просто потом он разорился. «Спартак» же – кооперация. Ничто. Чуждый буржуазный элемент. Но ему всегда был присущ эдакий флёр оппозиционности. Я вспоминаю те времена, когда мы ходили на матчи сразу после вылета из высшего дивизиона. Толпы болельщиков, флаги «Спартака» — и милиция никого не била и не разгоняла. Для СССР это был нонсенс.

Можно также вспомнить, как того же Старостина не любил Берия, потому что, когда тот отдавал команду проиграть «Динамо», «Спартак» не проигрывал. Чем всё кончилось для Николая Петровича, мы знаем. За «Спартак» всегда болела интеллигенция с определённым сводом мыслей. Социальная база, которая накопилась за все эти годы, жаждет демократии. И вот когда болельщики считают себя главным судьёй всего и вся, они в какой-то степени правы. То, что я собираюсь сделать, это как раз дань демократическим традициям. Как это будет – хорошо или плохо? Я верю, что хорошо.

— Но в умах болельщиков успешность вообще не связана с демократией. Их волнует, почему миллиардер Федун не мог, как все, потратить лишнюю сотку миллионов евро и решить какие-то теневые вопросы. Так же как и сейчас: что «Спартаку» стоит просто хитро обойти этот финансовый фэйр-плей?
— А в чём смысл? Ладно если бы я был каким-то агентом или должен был отчитаться перед папой, который даёт мне деньги. Тогда да: сюда занёс, там решил, взял трофей, выполнил задачу – и ещё комиссию себе взял. Это один путь. Но если ты тратишь огромные деньги на содержание команды, на весь клуб, то никогда не пойдёшь и не купишь себе чемпионство. Как меня вообще такое может заинтересовать? Я вёл и всегда буду вести свои дела только в белую и только в чистую. Таков мой принцип, моя позиция.

Надо мной все смеялись ещё в 1993 году, когда я пошёл и заплатил налоги – безумные по тому курсу полтора миллиарда рублей. На меня же все смотрели, как на дурака – зачем, почему ты так делаешь? Но те люди, которые тогда не платили и смеялись – не буду называть имён, — у многих теперь просто нет этих денег.

Да, мы, может быть, не достигли всего, чего хотели. Да, мы могли бы ещё пару раз стать чемпионами из-за абсолютно грязных вещей, которые я обязательно опишу в мемуарах. Но зато «Спартак» прошёл путь от пустоты до абсолютной чистоты и состоятельности. Я считаю, что вёл себя правильно, надеюсь, что человек, который придёт мне на смену в 2023 году, продолжит эту политику.

«Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

— Но ни один владелец не станет героем без трофеев.
— Меня убивало, что нет титулов. Потом они появились. Возможно, получится до 2023 года взять ещё один или несколько трофеев, я буду к этому стремиться. Вы увидите, что мы не останавливаемся в развитии. Но всё равно глобальная задача именно в том, чтобы через пять лет клубом управляли его болельщики — самые преданные и, как они считают, самые компетентные в стране.

— То есть вы видите себя в истории не собирателем чашек, а спасителем «Спартака», мессией, который ещё и передал своё детище народу?
— Не собираюсь давать себе оценку. Пусть её дадут мне люди тогда, когда уйду. Для себя я знаю, что сделал для «Спартака» столько, сколько ни один человек в мире не сделал бы. Откровенно! Повторю, в стране только два человека, которые искренне любят футбол и тратят существенную часть средств из семейного бюджета на то, чтобы содержать и формировать клуб. Я и Галицкий.

«Наши фанаты – не горлопаны и нищеброды»

— Сейчас болельщики прочитают о передаче дел, а потом скажут: «Вы уже пришли к нам на встречу после увольнения Карреры и пообещали организовать вторую – почему она не состоялась и контакты прекратились»?
— Мы договорились тогда о том, что информация со встречи сливаться не будет. Сразу сказали, что если это произойдёт, то встречи закончатся. Но содержание стало известно уже 15 минут. И как можно о чём-то договариваться?

— Так информация сливалась и через пять минут после заседания совета директоров. Кто мог это делать?
— Вот мы сейчас с вами сидим, а мой телефон, может быть, слушается. Вы же это прекрасно понимаете. Я не стал его выключать, потому что ничего секретного не говорю, но, может быть, всё так и происходит. Другое дело, что после встреч было понятно, что сливали информацию именно болельщики. Они и не скрывали.

— Вы читаете их телеграм-каналы?
— Нет, я вообще про себя никакие комментарии не читаю. Смысл? Я в своё время Чубайса спросил, как он живёт в режиме постоянной ненависти, а он говорит: «Я ничего о себе не читаю». Когда мы выиграли матч, то можно читать, а когда проиграли – лучше вообще не подходить к социальным сетям.

— Ясно – и вы, как Чубайс, несмотря ни на что, продолжаете службу в «Спартаке» как минимум до 2023 года.
— Ну, я не знаю, что может произойти в нашей стране за это время. Но моя задача такая – в 2023 году я должен отдать «Спартак» болельщикам. Это моя идея фикс, я с сегодняшнего дня начинаю над ней работать. Я вам первым об этом объявил. Всё остальное будет потом. В начале июля я встречусь с болельщиками, мы с ними эту тему обсудим внимательно. Я объясню, что человека нужно выбрать такого, который будет управлять. Нужно, чтобы то наследие, которое я оставляю: стадион, база, финансовая система и безубыточный бюджет — всё работало на будущее «Спартака». Черчилль сказал, что демократия – самый неудобный способ управления государством, но все остальные гораздо хуже. Поэтому попытаемся внедрить демократию в управление «Спартака». По крайней мере будет одно – что хотели, то и получили. Но демократия – это не только возможность поорать, но ещё и ответственность за решения.

«Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом.

— Читали про горлопанов и нищебродов?
— Не читал, но слышал. Я считаю, что это была какая-то глупость и провокация. Наши болельщики – не горлопаны и нищеброды, ведь наши абонементы недешёвые. Люди, которые приходят, тратят часть своего семейного бюджета на «Спартак». За это они должны получать удовольствие. Поэтому, тратя деньги и поддерживая «Спартак», ты должен иметь право рулить, голосовать, принимать решения и с 2023 года научиться брать ответственность на себя. И тогда, кроме как себя родных, им будет ругать некого. А себя ругать неприятно.

— Особенно за цены на абонементы.
— Да, через пять лет они сами будут решать, сколько что должно стоить. Могут хоть вообще бесплатными сделать – пусть, но только играть придётся в ПФЛ. Не нравятся концерты «Ленинграда» на стадионе? Хорошо, отменяйте. Не нравится форма с «Найком» — выбирайте другую, но «Найк» даёт вам миллионы евро, а другой покажет дулю — и будет дырка в бюджете. Принимайте решения сами. Болельщики должны понимать, что с 2023 года вся ответственность за ситуацию в «Спартаке» будет лежать на них.

«Глушаков – мужик. Он не сломался, как бы его ни хаяли»

Сегодня же важно отдельно прокомментировать расторжение контракта с экс-капитаном «Спартака» Денисом Глушаковым.

— Мы Дениса поддерживали как могли. Просто он попал в очень тяжёлую жизненную ситуацию, никому из вас не пожелал бы такую, когда и в спорте, и в бизнесе, и в семье возникают такие гигантские проблемы. Но он не сломался, он – мужик, как бы его ни хаяли. Я уверен, что он сейчас перейдёт в другой клуб, и в этом клубе он себя ещё покажет.

— Если коротко: что с ним случилось?
— К сожалению, у Глушакова возникли проблемы с агентами, и они его уничтожили. Пытались уничтожить.

— Но ведь вы сами это спровоцировали, подписав с ним контракт чуть ли в раздевалке в обход посредников.
— В обход, да. Повторю: вы думаете, просто так на Глушакова все сейчас накинулись, всё это бесплатно? Так не бывает. Если звёзды сжигаются – значит кому-то это нужно.

— Кому?
— Это вы не меня спрашивайте. Не хочу рассказывать сейчас вещи, которые вызовут массу полемики и лишних споров. Могу лишь сказать: всё, что происходило, было инспирировано извне. На нас оказывалось психологическое давление, частью которого были в том числе публикации СМИ. Вольно или невольно они написаны, платно или бесплатно – не знаю.

Такая же внешняя атака была инспирирована в 2009 году, когда мы тоже шли к чемпионству. Я знаю заказчика. Он потом ушёл, но кампания какое-то время всё равно катилась. Хотя не будем копаться в этом. Что касается прошлого сезона, имела место попытка оказать давление на клуб и меня лично. Зачем это сейчас делается, мне тоже понятно, люди уже проявились. Просто я никогда не думал, что они будут тратить такие деньги, Но меня можно убить, а сломать – нельзя. Поэтому было смешно за всем этим наблюдать.

 Но меня можно убить, а сломать – нельзя.

Подробнее на «Чемпионате»:
https://www.championat.com/football/article-3784543-bolshoe-intervju-s-vladelcem-spartaka-leonidom-fedunom-o-buduschem-kluba.html?utm_source=copypaste

— В чём смысл этой кампании?
— Подробности я не раскрываю. Цели мне понятны. На меня выходили с предложением, говорили: «Сделай это и это, всё сразу же успокоится, тебя будут любить». Я объяснил им всё.

— Кто это и как пытался сломать вас?
— Не комментирую. Следующий вопрос.

— Тогда кто настоял на подписании того контракта с Глушаковым?
Каррера. Он сказал: «Решай вопрос, Глушаков мне нужен. Он — капитан, он обижен». Пришлось дать новый контракт, хотя оставалось ещё два года до окончания действующего. Плюс я сам был признателен Денису. Давайте говорить откровенно: он действительно сыграл гигантскую роль в чемпионском сезоне. Забивал голы во всех ключевых матчах, без которых не было бы никакого золота. И его вклад в чемпионство невозможно оценить. Контракт был наградой.

— Вы сохранили к Денису уважение?
— Да, абсолютно. Хотя… — Федун смеётся, но отмахивается. — Нет, пусть это останется между нами. Глушакова я уважаю, он не сломался. Такая сила воли и такое мужество заслуживают уважения.

— Даже слитые аудизаписи ничего не изменили?
— Это обычная грязь. Можно взять любого из вас и понадёргать личные переговоры, послать кому-то и получится примерно такой же эффект. Про Дениса я всё сказал. А в детали вдаваться неправильно…

Федун: Но меня можно убить, а сломать – нельзя.

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

Каррера для меня – номер один, но при нём команда зашла в тупик

Вторая часть интервью с владельцем «Спартака» — о том, как принимались непопулярные решения и почему Олег Кононов остался главным тренером.

— «Спартак» в ближайшие пять лет – это ваш крест, который нужно на себе тащить?
— Почему сразу крест? Просто самое страшное – то, что я перестал получать удовольствие от матчей. Сижу и начинаю нервничать. Победили – фух, слава богу. Проиграли – кошмар, ужас. Кайфа, который был раньше – когда только пришёл в клуб или, тем более, когда был просто болельщиком – сейчас нет.

— Когда кайф закончился?
— После чемпионства.

— Было похоже на то, что вы просто успокоились и отдалились от команды, не регулировали конфликты.
— Поймите: меня же убивало то, что я не могу стать чемпионом, истратив такие деньги. Когда стал им, расслабился. Но мы могли зацепить и второй сезон. И зацепили бы, если бы не разброд и шатания в конце чемпионата. Могли легко занимать второе место и попадать в Лигу чемпионов напрямую. Это было бы нормальным результатом – как у «Локомотива» сейчас. Но мы сами отдали серебро и Кубок, катившийся нам в руки.

— Так что случилось с чемпионской командой?
— В сезоне-2016/17 она сплотилась и билась. Достигла цели. Что дальше? Мотивация в любом случае теряется. Чтобы её восстановить, нужно либо убирать тренера и ставить другого, который учит команду чему-то новому, либо выгонять игроков и закупать новых. Люди, которые потеряли мотивацию, сейчас должны уйти. На их место придут или уже пришли молодые с амбициями. Они в ближайшие два-три года должны рвать жилы, чтобы попробовать забраться на вершину.

— Почему тогда мотивацию долгие годы не терял костяк ЦСКА – Акинфеев, Игнашевич, Березуцкие?
— Они брали чемпионство, а потом тоже откатывались на более низкое место. Или возьмём «Зенит». После золота он три года не попадал в Лигу чемпионов, занимал пятое место. До тех пор пока не построили новую команду.

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

— Это вы сейчас говорите о логичной потере мотивации, но после чемпионского сезона «Спартака» рассуждали о сбалансированном составе и новой горе (видимо, в еврокубках), на которую нужно взобраться.
— Всё верно. Но при этом я прекрасно понимал, что любая чемпионская команда требует существенного обновления. Оно не произошло сразу, но будет происходить теперь. Цикл команды закончился. Первая команда, которую мы сделали в 2004-м, трижды брала серебро. В 2006-м она набрала одинаковое количество очков с ЦСКА. Была близка к золоту, но чисто административные вещи не позволили нам стать чемпионами хотя бы раз.

Потом был второй цикл, при Карпине. Та команда в 2009-м тоже должна была стать чемпионом, но снова не хватило. Повторю, не хочу открывать подноготную, напишу в своих мемуарах, но тогда тоже была полная чернуха. Третья команда, которую мы сделали, по ряду причин не сразу, но стала чемпионом. Сейчас вот начинается четвёртый цикл. Будем формировать команду, которая к 2023-му должна иметь возможности побороться за титулы. Именно иметь возможности, а не обязательно взять их. Получится или нет – никто не знает, это футбол. Игра, где есть большой элемент удачи. Но мы такую команду вместе с Кононовым и формируем: от кого-то отказываемся, кого-то берем.

«Не был уверен, что Каррера сможет построить за адекватные деньги новую чемпионскую команду»

— Но вы могли избавиться от давления извне и другим простым решением – просто не увольняя Карреру. Разве не понимали, что начнётся ад?
— А какой у меня был выбор? Какой выбор, если стало понятно, что возник серьёзный конфликт, который неразрешаем?!

У меня была масса тренеров, всех из которых я очень люблю. Был Старков, который выиграл первое при мне серебро. Его убрали с большим скандалом после истории с Аленичевым, хотя он, уверен, мог добиться многого. Дальше был Федотов, с ним мы могли и должны были стать чемпионами, но административные моменты нам это сделать не позволили.

Был Черчесов, который тоже взял серебро, провёл кучу непопулярных решений. Вспомните ссылку в дубль Титова – и ведь Егору действительно надо было уходить, он уже всё, перестал тянуть. Титов был прекрасным футболистом, но слово «был» — оно для музея. А в футболе мыслят сегодняшним днём.

Валера Карпин был у меня пять лет, дважды взял серебро, многого добился. Я ему признателен за победы, которых мы достигли, и разделяю с ним все поражения. У Якина не получилось, потому что он попал в период, когда клуб только начинал строиться: одни футболисты уходили, другие приходили.

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

А Каррера – он вообще исполнил мою мечту. Он навсегда останется в моём сердце и памяти как человек, при котором «Спартак» стал чемпионом. Но вспомните, как уходили наши легенды? Какие язвительные реплики неслись вслед Романцеву, выигравшему девять чемпионских титулов? Проблема в том, что либо ты даёшь результат, либо нет. И как бы я ни любил тренера, каким бы прекрасным человеком Массимо ни был, если я вижу, что результата нет и в команде наступил тупик, надо расставаться.

— В какой момент вы поняли, что с Каррерой у «Спартака» нет будущего?
— Когда мы потеряли Кубок и серебро. Но тогда, в мае 2018-го, решил дать ещё шанс. Всё-таки это человек, которого я очень люблю и уважаю. Но дальше пошли те же ошибки.

— Имеете в виду противостояния клана Карреры и его окружения с клубным менеджментом и лидерами команды – на этом и закончилась команда?
— А как закончился чемпионский «Зенит» два года назад? Повторю: любая команда имеет периоды рождения, зрелости и отмирания. Вот зрелость наступила в 2017-м, когда мы взяли золото и Суперкубок. После этого могли спокойно зацепиться за второе место и Кубок – и должны были это делать – но в силу определённых причин не смогли. Причины я называть не буду – это частности и не нужно их ворошить. Но среди них есть и фатальное невезение. В 2017-м у нас был фарт, потом он закончился.

Да, не получилось зацепиться за результат во второй год. Пришло время формировать новую команду. А этот процесс превратился в истерику. Что ж, хотят истерить – ради бога! Как говорил знаменитый Рабинович из Одессы: «Любой кипиш в прессе, кроме некролога, всегда в кассу».

— В таких случаях же всегда можно привести контраргументы: не всё потеряно, команда в одном очке от второго места.
— Вопрос не в очках, а в том, управляется команда или нет. Если она поплыла, если внутри начались группировки, если они собачатся друг с другом, если теряется единоначалие, необходимо принимать меры. Либо выгонять всех игроков и набирать новых. Но у меня столько денег нет. Либо расставаться с тренером, что я и сделал.

— То есть, оставив тренера, расторгнув контракты с игроками и набрав новых, «Спартак» столкнулся бы с проблемами финансового фэйр-плей?
— Да. Плюс я не был уверен, что Каррера за адекватные деньги сможет создать ещё одну чемпионскую команду. Все трансферы, которые он проводил, были очень дорогими. С очень большими агентскими комиссиями.

«700 миллионов агентам – реальная цифра»

— Вы согласны с цифрами из отчёта РФС, согласно которым «Спартак» потратил на агентские вознаграждения чуть ли не столько же, сколько все остальные клубы вместе взятые?
— Здесь я вернусь к основной теме: мы платим деньги вчистую, вбелую. Проводим суммы через счета. Как эти операции совершают другие клубы, я не знаю. Но, скорее всего, не так открыто, как мы. Если они не показывают свои выплаты – это их дело.

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

— Но вы за год потратили 700 миллионов рублей — именно такая сумма фигурирует в отчёте РФС. Правдивая информация?
— Это 10 миллионов евро? Да, может быть. Около того мы и выплатили. Условно, Адриано пришёл свободным агентом, там была большая комиссия, в том числе и заложенная в подъёмные самому игроку. Думаю, только на одного Адриано ушла половина этой суммы.

— Как рядом с клубом появились Марко Трабукки и Тимур Гурцкая – активные участники процесса, который вы называете «истерикой»?
— Очень просто: Трабукки был переводчиком Карреры на всех заседаниях и поэтому обладал всей информацией о клубе. На мои попытки сказать, что это не очень хорошо, Каррера отвечал: «Марко мне нужен». Ну, я не спорил – раз нужен, так нужен. А за Трабукки пришёл Гурцкая, вот и всё.

— Вы не жалеете, что отдали Каррере и его окружению очень много полномочий после чемпионского сезона, спровоцировав конфликты и недопонимания?
— А у меня был выбор?

— Выбор есть всегда, например, можно было сказать: «Массимо, продолжай тренировать, как раньше».
— Не было у меня выбора. Если ты берёшь человека, то должен воспринимать его таким, какой он есть, а не таким, каким ты хочешь его видеть. Вот он был такой и с такими друзьями. И его позиция по Трабукки и Гурцкая была принципиальной. А избавляться сразу от тренера после того триумфа было бредом. Я рассчитывал, что мы можем если не стать чемпионами, то точно попасть в Лигу чемпионов. У нас были все гарантии.

— То есть кем хочешь, теми себя в клубе и окружай?
— А как я ему запрещу? Без вариантов. Нужно доверять, а если что-то пойдет не так — убрать. А все разговоры внутри – это в пользу бедных.

— Если бы вы уменьшили полномочия Карреры и заставили его только тренировать, он бы сразу ушёл?
— Он другой, понимаете? Я не хочу разжигать это всё. Каррера для меня всё равно останется «намбер ван», поэтому это я комментировать не буду. Что было, то было. Забыли.

— Тренерскую роль Карреры вы понимаете?
— Если человек стал чемпионом, то да. Хотя в том же «Челси» Ди Маттео выиграл Лигу чемпионов, а потом как-то исчез… Надеюсь, что Массимо найдёт свою команду и сможет повторить тренд. Тот же Валера Карпин долго поднимался после «Спартака». Или Черчесов – он подтвердил квалификацию. Надеюсь, что Каррера тоже её подтвердит.

«Кононов будет строить «Спартак»

— Кстати, если оценивать прошлый сезон по пятибалльной системе, какую оценку вы бы дали «Спартаку»?
— Три с минусом.

— В чём тогда причина вашей веры в Кононова, если он провалил все задачи?
— Он не провалил все задачи, были же в ваших публикациях слова, что если убрать игру с «Оренбургом», то Кононов — третий по набранным очкам среди всех тренеров, а без поражения «Оренбургу» мы вообще бы шли сразу за «Зенитом». При этом, условно говоря, в нашу пользу не было столько судейских ошибок, как это было с «Локомотивом». А если всё посчитать, то у нас было бы на восемь очков больше. И что бы вы тогда про Кононова говорили? Кононов – не бог, он пришёл в команду в самый неприятный момент. Как попадал сюда Эмери, как Лаудруп, как Якин – когда приходится избавляться от большой массы игроков. Кононов видит, что формировать новую команду надо с чистого листа. Тот же «Аякс», который со своей массой игроков прошёл так далеко, первые два сезона колбасило, его не было в Лиге чемпионов. А потом команда заиграла. Надеюсь, и у нас так будет

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

— А вы видели что-то хорошее, хоть какой-то прогресс в игре «Спартака» весной?
— Нет, потому что я понимал, что команда будет другая. Эти игроки тоже понимали, что они, скорее всего, уйдут.

— Зимой, когда уходила целая группа игроков, вы специально избавлялись от наследия Карреры и его агентов?
— Нет. Агент – это часть футбольного бизнеса, хороший или плохой – это другой вопрос. Никаких вопросов к ним у меня нет и уход группы футболистов с ними не связан. Мы просто выполнили определённую часть работы. Ерёменко мне всегда нравился как игрок, мы всегда его хотели взять, но его постоянные травмы… Сколько он сыграл сейчас за «Ростов»? Не так много. К сожалению, наши врачи говорят, что он стабильно играть не сможет, из-за особенности тех травм, которые у него есть. Это не моя оценка, а врачей. Это и послужило причиной расставания. Что касается Самедова, то он исчерпал себя. Была надежда, что молодые игроки, тот же Ломовицкий и Ташаев, заиграют лучше, поэтому держать его было неправильно. Это процесс оздоровления, сейчас ещё целая группа игроков покинет клуб. У нас средний возраст состава омолодится года на два-три.

— Над Кононовым нет такой угрозы, как была над Аленичевым, когда он не вышел в Лигу Европы?
— Нет. И вообще давайте вернёмся к Аленичеву. Он суперигрок. Но помните, когда меня достали, я сказал: «Передаю полномочия профессионалам». Вот они мне притащили Аленичева. Я им потом говорю – вы кого притащили? А они мне: «Ну ты же нас с собой не взял, надо было, чтобы он сидел на скамейке, а мы ему подсказывали».

— А выбор тогда был между Бердыевым, Гончаренко и Аленичевым?
— Да.

— Вы склонялись к Бердыеву?
— Да, но и Гончаренко был вариантом. Аленичева вообще не было в моём списке приоритетов. Но мне сказали, что за него подписываются, отвечают, он всё сделает. Вот, профессионалы всё сделали, а потом профессионалы исчезли. Так и получилось — либо ты сам отвечаешь, либо нет.

— Но Кононов сейчас в вашем списке был.
— Да. И поэтому он будет строить команду.

Родионов, Измайлов, Цорн и Прядкин

— Если Кононов остался, а Родионов и Измайлов ушли – значит ли это, что, именно менеджеры системно не справились со своей задачей?
— Нет. В первую очередь Родионов – это легенда «Спартака». Все, кто пишет про него гадости, что-то важное забывают. Людей с таким бэкграундом можно по пальцам пересчитать. Он очень многое сделал для развития «Спартака»: как его детского футбола и академии, так и селекции. Многие решения, которые он предлагал в противовес предложениям руководителей команды, оказались правильными. Он говорил не покупать игроков, а главный тренер, или агенты, которые стояли рядом с тренером, покупали. Без имён. Надо понимать, что Родионов просто устал находиться под постоянным давлением, поэтому и ушел. То же самое и Измайлов – да, были ошибки, на которые мы указывали, были недоработки, но в целом все они причастны к чемпионству в 2017 году. На этом для себя я комментарии ограничу.

Сейчас идёт формирование новой команды, должны прийти люди, которые придадут энтузиазм. Томас Цорн – один из таких. Надеюсь, что молодой задор послужит тому, что команда начнёт быстрее появляться и формироваться.

— Цорн был матч-агентом, сотрудничал со сборной и «Спартаком». Почему гендиректором стал человек без опыта, далекий от внутряка, происходящего в Москве?
— Во-первых, у него очень хороший уровень образования: все бизнес-инстанции, которые можно было получить в Европе по футболу – он все имеет. Плюс наше общение на «Кубке Матч-Премьер» показало, что этот человек очень хорошо обладает кругозором и знанием ситуации. Первый трансфер, который он сделал, надеюсь, вы его скоро увидите, на мой взгляд, он провёл, тьфу-тьфу, очень хорошо. Лучше всех ожиданий, и по размерам, и по комиссии. До конца об этом говорить не могу, потому что сделка пока не завершена, то есть фамилию назвать не могу, но вы его скоро увидите.

Прядкин и Федун

— Цорн – сын Прядкина. Вас заранее не напрягают разговоры, которые могу возникнуть?
— Когда я пришёл в армию, то у меня отец был полковником медицины, а я был ракетчиком. Лейтенант говорил, что меня отец туда устроил, хотя я сам бросил родной дом, потому что не хотел идти в медицинское училище, поэтому уехал в Ростов — в ракетное. Но вслед мне всегда говорили про отца. И дальше что? Я разве имею какое-то отношение к медицине? Я всё сделал самостоятельно. Да, отец был известный, народный хирург. Но если у известного футболиста сын придёт в футбол, он что, значит, по блату в футбол пришёл играть? Так не бывает. Цорн либо справится, либо нет. У него есть амбиции прийти к болельщикам в 2023 году и сказать: «Давайте, выдвигайте меня в президенты».

— А, даже так?
— А почему нет? Он молодой. Только от него самого зависит, получится у него или нет.

— И всё-таки – вы не отрицаете, что руководство «Спартака» и РПЛ будут обвинять в конфликте интересов.
— Я приведу пример. Сейчас опубликован календарь на сезон. Когда мы играем с «Зенитом» и ЦСКА? Сразу после матчей в Лиге Европы! Это Цорн нам по блату сделал? Иметь календарь хуже мы не могли. И я думаю: он что, это специально сделал, чтобы показать, что независим от всего этого? Стопудово же! Ну а как?! Мы играем в августе восемь матчей, при этом с двумя основными конкурентами по РПЛ через два дня после матчей Лиги Европы. Так что все разговоры про Цорна — это бла-бла. Папа может тебя только зачать и дать воспитание, а дальше всё зависит от тебя. В футболе блата не может быть.

«Что делать, если «Зенит» купит Неймара?»

— Вы говорили, что до 2023 года нужно стать чемпионами хотя бы раз. Болельщики восприняли эту фразу, что раньше ни от Цорна, ни от Кононова ничего ждать не стоит?
— Почему? У нас задача стоит, как и у всех. Если Цорн и Кононов не ошибутся в формировании, тогда они будут бороться за самые высокие места, может, и за чемпионство. Только не всё зависит от тебя. Купит «Зенит» Неймара – и как с этим бороться? Вопрос в том, что нужен такой уровень, чтобы обеспечить попадание в Лигу чемпионов – это да. А дальше, если повезёт – станешь чемпионом, если нет – не станешь. У меня нет административных ресурсов, нет желания заниматься судейством.

— Но мы опять занимаем плоскость, внутри которой «Спартак» может застрять на позиции условного «Арсенала» в Англии.
— Мы всегда боролись за Лигу чемпионов, семь раз попадали в эту зону. Через каждый год фактически.

— Но вот «Зенит», например, как вы говорите, может позволить себе купить Неймара, а вы — нет.
— А что я с этим сделаю? Это «Газпром», это не я. Сравните мои финансовые возможности и Галицкого — с ними…

— Так а в чём разница, ведь «Зенит» тоже не может выйти за рамки фэйр-плей? Они продали Паредеса за 45 миллионов…
— «Зенит» за последние пять лет потратил около 150 миллионов евро на трансферы, — вступает в разговор вице-президент Михайлов.

— Так они только Халка и Витселя за 100 продали.
— Но до этого же «Зенит» где-то эти деньги взял.

— Но «Спартак» тоже мог когда-то рискнуть и взять, а потом продать…
— Есть четыре части, а вы видите только одну — компенсацию клубу за подготовку игрока, а иногда это только 20-30 процентов, — перехватывает инициативу Федун. — А есть ещё персональный контракт, агентские выплаты, которые вы видите только у нас, а у других — нет, потому что они их скрывают. Плюс есть подъёмные и комиссионные. По футболисту Х, например, трансфер был 50 миллионов, а все остальное расходы – ещё 100. И сколько его стоимость? Неймар вот вообще перешёл в «Барселону» за свои деньги. Когда говорят, что купили за 10, а продали за 20 – это не вся правда, всю сумму продажи и покупки мы не знаем.

«Нам поставили условие: либо эта сумма, либо Ломовицкий уходит в «Локомотив»

— Этим летом «Спартак» сможет купить игроков только на ту сумму, за которую он игроков продаст?
— Нет, вы сейчас это увидите.

— Но приобретение же зависит от продажи Зе Луиша.
— Сделка по приобретению готова уже, остались формальности. А разговоров о Зе много: там и турки, и китайцы, но формального предложения нет. Но окно только открылось, вся «тусня» начинается в середине августа.

Леонид Федун: Кайфа, который был раньше, сейчас нет.

— Уходят футболисты. Тот же Глушаков.
— Мы Дениса поддерживали как могли. Просто он попал в очень тяжёлую жизненную ситуацию, никому из вас не пожелал бы такую, когда и в спорте, и в бизнесе, и в семье возникают такие гигантские проблемы. Но он не сломался, он – мужик, как бы его ни хаяли. Я уверен, что он сейчас перейдёт в другой клуб, и в этом клубе он себя ещё покажет.

— Кто ещё покинет команду?
— Комбаров, Боккетти – это железно. Может быть, ещё Зе Луиш, если будет хорошее предложение.

— По «железным» — это досрочное расторжение?
— Да, там есть специальная формула, по которой мы выплачиваем определённую часть зарплаты. Детали официально озвучим позже.

— В тот момент, когда клуб избавляется или покупает футболистов – у вас есть уверенность, что Кононов не связан с определенной группой агентов?
— Кононов сделки не делает, их делает генеральный директор. Единственное, когда было совмещение у двух лиц – у Карпина, но это не есть хорошо. Он был и царь, и воинский начальник. Он сам определял трансферные цели и сам их реализовывал. У него что-то получалось, а что-то — нет.

— Но как получается, что сначала вы даете Ломовицкому почти миллион евро, а затем подписывается большой контракт с Мелкадзе? При этом мы видим, что куда более яркий Игнатьев в «Краснодаре» 700 тысяч рублей зарабатывает.
— По Игнатьеву, думаю, сейчас сумма гораздо больше. По Ломовицкому: у него, к сожалению, очень сильный агент. Он нам поставил условие – либо Саша уходит в «Локомотив», либо вы нам платите эту сумму.

— Вы уверены, что «Локомотив» — не блеф?
— Нет, я же вижу всё. Помните, я упирался с Торбинским, а он ушёл тогда. Да и вообще, не подпиши контракт – было бы ещё больше критики. Сказали бы, что опять уходит воспитанник. И не факт, что он бы не заиграл. Я вообще в Ломовицкого верю, у него есть проблемы на ментальном уровне. Он перфекционист – старается делать всё гораздо лучше, чем он может, это ему мешает. У человека пять штанг было – если бы везло, то к нему было бы другое отношение. По Мелкадзе – мы приняли решение перейти на рублёвый контракт, он первым его получил, и этот контракт – самый низкий из всех подписанных в последнее время.

— То есть все подозрения – очередная истерика?
— Кем-то специально устраиваемая. Да и не может быть иначе. Какой-то незначительный слух о «Спартаке» всем намного интереснее раздувать, чем реальные истории о крахе «Амкара» или «Тосно». И болельщикам это нужно понять и принять.

.S.

Возвращаясь к первой части беседы, важно напомнить, что Леонид Федун – один из самых богатых и успешных бизнесменов страны, занимающий офис в трёх минутах ходьбы от Белого дома, откуда открывается чуть ли не лучший вид на Москву. Сын хирурга, курсант ракетного училища – он не принадлежал ни к столичной интеллигенции, ни к партийному аппарату, так или иначе участвовавшим в разделении ресурсов страны в начале 90-х, но добился космического успеха. Все эти годы Федун находился вдалеке от скандалов, никогда не заявлял о своих политических амбициях и не рассказывал со своей олигархической высоты о том, как нужно обустроить Россию.

— В детстве, на Байконуре, вы когда-нибудь встречали Гагарина? – спросили мы.
— Видел, у меня даже есть его автограф. Я жил в доме на улице Шубникова на третьем этаже. На первом же жил товарищ, в старой хронике это такой полковник полноватый, к которому подходит космонавт и докладывает, что экипаж такой-то к полёту готов. А этот полковник говорил: к полёту приступить. Вот этот мужик жил подо мной, они (космонавты) к нему все приезжали. Они перед пуском делали шашлыки всегда, особенно Комарова я запомнил, который погиб потом. А мы, пацаньё, бегали там вокруг.

— И вот в те моменты вы мечтали стать космонавтом и героем нации, как Гагарин?
— Нет, — тут же ответил Федун. – Не хотел. Никогда.

Автор: «Чемпионат» 19/20.06.2019.

Леонид Федун: "Тренер – это 100 процентов, как и любой начальник."

"Спартак" в минувшем туре впервые за 16 лет завоевал чемпионский титул. В четверг владелец красно-белых принял у себя журналистов "СЭ" и дал большое развернутое интервью.


– Леонид Федун построил стадион, создал академию и сделал "Спартак" чемпионом. У него есть внутренняя мотивация идти дальше?

– Когда ты долго поднимаешься на гору, карабкаешься, срываешь ногти, хватаешься зубами и заползаешь – отдыхаешь и ликуешь. Но потом видишь – вот новая гора. В бизнесе так постоянно. Там я, слава Богу, уже 30 лет. Понимаю, что залез. Слезы радости, восторг. Глушаков с гитарой и банкой своего чудесного напитка на памятнике гладиатору. Ко мне в этом момент друзья подлетели – тоже устроили празднование. Правда, с другими напитками. Но уже на следующее утро вопросы: "А как же Лига чемпионов, следующий сезон, траты?". Новая гора.

– В чем ее суть? Выйти из группы Лиги чемпионов?

– Выйдем или нет – зависит от селекции. От жеребьевки. Но мы должны сыграть так, чтобы никто не сказал: "Они могли выступить лучше". Нам очень тяжело давались матчи после больших встреч. "Крыльям" и "Ростову" проиграли после сложных поединков. С "Томью" после дерби с ЦСКА выглядели ужасно. Футболисты отдают себя больше чем на сто процентов. И дело не в возрасте.

– Сразу после чемпионства вы сказали, что испытываете огромное облегчение…

– Это действительно облегчение. Я стал акционером клуба в 2003-м, в следующем году выкупил контрольный пакет акций. На протяжении этого времени не раз казалось: вот он, титул, совсем рядом. Вы помните, что в 2006-м и 2009-м мы находились совсем близко от него – и только ряд субъективных причин не позволили "зацепить" чемпионство. А дальше настала очень тяжелая полоса связанная с тем, что начался один финансовый кризис, за ним -другой, последовали большие траты на строительство стадиона, вброс огромных средств со стороны людей, которых уже нет в футболе – рынок постоянно "вздергивался" и все это вкупе не давало достичь результата. Плюс разного рода неспортивные моменты, как, например, та самая история с Веллитоном (показывает на фотографию на стене, где бразилец идет лоб в лоб на вратаря ЦСКА Акинфеева. – Прим. "СЭ").

Леонид Федун Чемпион!

Все это, конечно, давило. Болельщики становились агрессивными. Было тяжело… Помню, как мучился несколько лет, что не можем обыграть ЦСКА – и после победного гола Баженова тоже испытывал облегчение. Где-то внутри понимал, что должны стать чемпионами – хотя бы потому, что "Спартак" усиливался, а соперники нет. Но все равно имелось множество привходящих моментов и постоянный стресс привел к тому, что стало очень трудно. И когда все-таки взяли золото, настало большое облегчение. Даже не радость. Чувство такое: "наконец-то это произошло".

– Хотя бы раз возникала мысль бросить все и забыть?

– Знаете, мысли могут быть всякие, но, не добившись победы, я бы ничего не бросил. Считаю себя мужчиной и я не первый год в бизнесе, так что, зная свой характер, буду карабкаться до конца.

– Сальваторе Боккетти сказал, если станет чемпионом, то он пешком пойдет до Италии. А вы какой-то зарок себе давали?

– Нет. Зачем это делать? Для меня это не игра – бизнес. Я всю жизнь к этому стремился, за это бился. Какой зарок? Тратить дальше деньги – да.

– Вы много личных средств тратите в год?

– Много! И своих, и своего старшего партнера.

– Как будете праздновать золото? Чемпионский парад устроите?

– Пока не скажу. Это должен быть сюрприз. Но работа ведется.

АЛЕНИЧЕВ НАСТУПАЛ НА ОДНИ И ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ

– Самый сложный момент в этом сезоне?

– Непростой период – с момента снятия Аленичева и до окончательного утверждения Карреры. Вы сами знаете, что тогда происходило… Очень трудный отрезок – серьезное давление со стороны болельщиков, СМИ. "Спорт-Экспресс", кстати, меня поддержал, за что спасибо. Было очень важно дать Массимо возможность "раскрутиться", завоевать симпатии трибун – ведь после того, как подобное происходит, работать гораздо легче. Одно дело, когда на "Крылья" на "Открытие Арену" приходит 19 тысяч, и совсем другое – 42 тысячи на "Томь". Это чрезвычайно весомый фактор – наконец "заработал" стадион, ведь когда тебя гонят вперед 30-40 тысяч, это большая дополнительная мотивация. И те голы, что "Спартак" забивал в концовках домашних встреч, конечно, эффект арены, эффект наших фанов.

– Проясните: это Аленичев подал в отставку или вы его уволили?

– Не комментирую.

– Вы согласны с такой формулировкой: Аленичева вам по большому счету навязали ветераны, болельщики, "спартаковский дух"?

– Понимаете, нельзя жить в обществе и быть от него оторванным. Давление – в том числе, со стороны вашего издания – оказывалось достаточно сильное. Все хотели видеть Аленичева. И назначь мы кого-то другого, а у него бы потом не пошло... Я нормальный человек. И идти против такого общественного мнения было неразумно. Плюс надеялся, что если добавить не самому опытному специалисту несколько классных помощников, что-то может получиться. Не получилось.

– Когда вы это поняли?

– В конце прошлого сезона мы сами устроили встряску в коллективе, после чего команда забегала. Но потом началось то же самое. Человек наступал на одни и те же грабли. В такой момент команда перестает в него верить – а это самое страшное.

– Аленичев после такого удара сможет подняться и вернуться к тренерской работе?

– Я ему этого всячески желаю. Он очень порядочный человек, имеет великолепный бэкграунд как футболист. В этом плане рад за Черчесова, который после "Спартака", где он тоже, по сути, учился, не потерялся. У Карпина, например, этого не получилось.

– Думаете, Карпин уже не вернется?

– Может, и вернется, но пока выбрал другую стезю. Рад за него - он нашел себя.

– Вам нравится, как он работает на телевидение?

– Да, Валерий делает это профессионально.

– Аленичев не пытался отстоять своего помощника Дмитрия Ананко?

– Аленичев сам от него отказался. Это было его решение. И он с радостью воспринял предложение подобрать ему сильного помощника.

– А как появился в тренерском штабе Роман Пилипчук?

– Это кандидатура Родионова.

Леонид Федун и Сергей Родионов

БЕРДЫЕВ ПОЛУЧИЛ СВОИ БОНУСЫ, А Я – ТРЕНЕРА-ЧЕМПИОНА

– Летом "Спартак" вел переговоры с Курбаном Бердыевым. Вокруг них до сих пор ходит много слухов. Вы можете приоткрыть завесу тайны?

– Это остается между нами. Он не комментирует, я тоже не стану.

– К кандидатуре Бердыева уже никогда не вернетесь?

– Никогда не говори "никогда". Но, скорее всего, не вернусь. Бердыев – великолепный тренер. Ну, не срослось... Что бог не делает – все к лучшему. Он получил свои бонусы, а я – тренера, который сделал команду чемпионом.

– В какой именно момент вы поняли – все, ставка на Карреру?

– Давайте немного приоткрою закулисье – как возникла его кандидатура, потому что иногда слышится "случайность", "чертик из табакерки" и так далее… Несколько лет назад я вел достаточно плотные переговоры с Антонио Конте – и он был готов возглавить "Спартак". Обсуждался штаб и звучала фамилия "Каррера". Когда стало понятно, что тренерская команда Аленичева не справляется, приняли решение начать ее усиливать. Так появились Пилипчук и тот же Каррера в качестве специалиста по обороне.

Как бизнесмен, который никогда не смотрит вперед только на один шаг, понимал, что в случае чего Массимо теоретически способен выстрелить. Знал, что он очень амбициозен, прошел великолепную школу рядом с одним из лучших тренеров мира. В общем, это изначально был один из вариантов.

– Как шли переговоры с итальянцем уже после увольнения Аленичева?

Партия сказала: "Надо", комсомол ответил: "Есть!". Понятно, что второму тренеру стать первым всегда почетно. Массимо подошел к делу профессионально. Поначалу его брали на день, на два, на три. А уж когда пошло, и ребята сказали, что это супертренер, то ударили по рукам.

– После срыва переговоров с Бердыевым и назначением Карреры прошло время. Вы искали кого-то еще?

– Нет. Повторю, я изначально приглашал Карреру с мыслями о том, что он может стать спасательным кругом для команды. Пусть это, возможно, и не совсем правильно.

– А он об этом знал?

– Конечно, нет. Каррера об этом не думал. Итальянец – великолепный тренер защитников и готов был заниматься этой работой.

Я – НЕ "ЗЕНИТ". У МЕНЯ НЕТ ТАКИХ ДЕНЕГ

– Некоторые называют чемпионство "Спартака" алогичным…

– Нет никакой алогичности. Часто бывает, что для должной работы механизму не хватает маленького компонента. Команда была сформирована. Русский костяк достиг своей зрелости, "перебесился", при этом стал голоден до титулов. Те же Глушаков, Комбаров, над которыми постоянно издевались. Они в итоге выложились на 120 процентов.

При этом ни один из соперников, за исключением теоретически "Рубина", после прошлого сезона не усилился. Раньше такого не наблюдалось – всегда кто-то выскакивал с шальными деньгами. Я суеверный, но было четкое ощущение, что этот сезон может стать нашим. Возникло оно после игры с "Крыльями Советов" – первой под руководством Карреры.

– Говорят, что первым фамилию Карреры произнес тренер вратарей Риомми.

– Это не миф. Просто я от него и узнал, что Каррера не пошел в "Челси".

– Ходят разговоры, что когда в 2007-м "Зенит" выиграл долгожданный титул, каждый игрок получил по миллиону евро.

– Я – не "Зенит". У меня нет таких денег. А есть серьезные ограничения по финансам. Все прописано в контрактах. О возможностях питерского клуба мы можем только мечтать.

– То есть золотом футболисты осыпаны не будут?

– Медали получат (смеется).

– А Титов и Аленичев? Это зависит от вас – клуб может ходатайствовать об изготовлении дополнительных комплектов.

– А они сами захотят получать? Один матч провели...

– А если они обратятся к вам?..

– Если обратятся – дадим.

РАЗВЕНЧАНИЕ МИФА О 10 ПРОЦЕНТОВ

– Слуцкий после одного из своих чемпионств подарил каждому игроку эксклюзивные часы. Каррера что-то подобное планирует? Или, может, команда хочет его как-то отблагодарить?

– Не в курсе. Но вообще мы с Каррерой общаемся регулярно. Вот только что перед встречей с вами с ним говорил. Кстати, вот еще одна проблема, которую удалось преодолеть. Помните "тренеришку"?

– Конечно.

– Унаи Эмери – великолепный специалист. Я его подобрал, пригласил, обо всем договорился. Но он сам поставил между нами стену – привык так работать. Я дал ему переводчика, свой прямой номер. Сказал: "Будут проблемы – звони". Но Унаи это было не нужно. А потом он сам признал, что это ошибка – оказался изолирован. С Якином уже много общался лично. Это очень важно.

– При этом, уходя, Эмери сказал: "Скоро Федун станет чемпионом".

– Мы все тогда ошиблись. Свою квалификацию Эмери позднее доказал. Другое дело я тогда строил стадион на свои средства. Мне никто не помогал. И одновременно с этим покупать дорогостоящих футболистов было очень тяжело. Якина многие ругают, но пардон, с кем он играл? С Кротовым и Давыдовым в атаке? Адриану и Зе Луиш – это объективно другой уровень.

Хочу развеять еще один миф. О 10 процентах. Эта фраза, вырванная из контекста, гуляет много лет. Я от нее устал. Но что я тогда сказал? Что даже самый великий тренер может добавить только 10 процентов к физическим и игровым возможностям своих футболистов. Вот взять сейчас лучшего специалиста, а на поле выпустить нас с вами. Ну и чего он добьется? Да, мы начнем на 10 процентов быстрее бегать, пасы будем давать поточнее – но не более того. Другое дело, что тренер должен быть хорошим организатором. Потому что плохой похоронит вообще все. Берти Фогтс – отличный специалист, но чего немец добился с Азербайджаном? Тренер становится великим только, когда ему дают великих игроков. Вот в чем смысл той фразы.

– Давайте тогда изменим фразу. Тренер – это?

– Всё! Любой руководитель может все развалить, либо все создать. Тренер – это 100 процентов, как и любой начальник. У него абсолютная власть и от него все зависит. Но это не маг и не волшебник. Имея посредственный набор исполнителей, никто сам не станет выдающимся. Почему с Конте не подписали контракт? Понимали, что ему нужен набор великих футболистов.

Леонид Федун и Дмитрий Аленичев

КАРРЕРА ПОЛУЧИТ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ СВЕРХ КОНТРАКТА

– В "Спартаке" при вас сменилось много тренеров. Скажите, кто из них стал главной ошибкой, а кто не раскрыл свой потенциал?

– Не могу сказать, что я в ком-то разочаровался. Старков выжал из команды все, что можно. Когда сыграли вничью с "Локомотивом" и взяли мое первое серебро, это было супер. С учетом того, что "Локо" являлся действующим чемпионом. Потом второе место уже никак не воспринималось. Но проблема в том, что была создана такая система, которая заставляла тренера выкладываться на сто процентов. И не все это выдерживали. Как правило, держались год. После этого люди теряли драйв – приходилось их менять.

– Карпин – тоже не ошибка?

– Нет. Ошибкой был его возврат. Валерий должен был стать чемпионом в 2009 году, к этому вел команду. То, что не взяли титул – трагедия. Моя и Карпина. Потом привели Эмери. Но главным промахом Карпина стало то, что он вновь попытался вскочить в эту лодку. Этого нельзя было делать. А я дал слабину.

– Сезон-2009 стал для вас самым сложным?

– Очень обидно получилось. Та команда была достойна первого места, но ушел Быстров (в августе хавбек вернулся в "Зенит". – Прим. "СЭ") и мы потеряли шесть очков в абсолютно выигрышных встречах. Это произошло необъективно – и потому воспринималось очень тяжело. Казалось бы, вот оно, чемпионство, почти в руках, но…

– Вы сказали, что тренеров раньше хватало на год. Уверены, что Массимо хватит на больший срок?

– Надеюсь. Опять-таки хватало на год, потому что не было возможности делать следующий скачок. Сумеет ли сейчас команда повторить успех и добиться чего-то в Лиге чемпионов зависит от того, сможем ли мы эффективно разместить деньги и купить тех футболистов, которые на маленькую ступеньку, но приподнимут наш уровень. Потому что есть несколько слабых мест, которые требуют усиления.

– Правда, что у Карреры остался год контракта?

– Да. И мы полностью удовлетворены друг другом. Он получит дополнительные бонусы, которые даже не предусмотрены соглашением.

– Говорят, что вы некоторое время назад встречались с Мирчей Луческу по поводу "Спартака". Не уверены, правда, что во время истории с Бердыевым и Каррерой.

– Это было раньше.

– Сейчас, наверное, удовлетворены, глядя на то, как у румына "получается" в "Зените"?

– Знаете, Луческу – великолепный тренер, добился уникального результата для "Шахтера". Клуб условно купил игроков на 200 миллионов, а продал их на 300. Но ему нужно время для того, чтобы отстроить команду, полномочия, чтобы заниматься трансферной политикой.

– В Петербурге он этого не имеет?

– Это вы у "Зенита" спросите. Понятно, что Жулиану и Халк – футболисты разного потенциала. Витсель и Эрнани – тоже. Но мы с ним встречались. Было понятно, что Луческу тот, кто готов играть на длинной дистанции. Но в то время понимал, что не смогу заниматься массовой закупкой бразильцев. Уже существовал финансовый фейр-плей. А еще мы заканчивали возведение стадиона – нужно было закрывать долги.

КАЖДЫЙ ДОМАШНИЙ МАТЧ ДАЕТ НАМ ОТ 30 ДО 60 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ

– Как-то вы сказали, что "Спартак" не станет чемпионом, пока в команде не появится игрок уровня Тимощука. Сейчас он есть?

– Да – Фернанду. Считаю, он даже лучше Тимощука. Год назад спорил с одним человеком, кто самый эффективный в английском чемпионате. Я сказал: Канте. После его ухода "Лестер" упал, а "Челси" взлетел. Такой же человек выступал в "Реале" – Макелеле. Ушел – команда сдулась. Кто-то должен очень эффективно таскать рояль. Такие футболисты – штучный товар.

– Правда ли, что выбор стоял между Лассаной Диаррой и Фернанду, и именно вы настояли сначала на приобретении Зобнина, а затем и на покупке бразильца?

– Давайте не будем обсуждать внутреннюю кухню. Зобнин – действительно моя кандидатура. На Фернанду настояли Аленичев и селекционный отдел – сказали, он сильнее француза.

– Вы постоянно говорите, что клуб живет по средствам, но селекция свидетельствует, что и на серьезные траты вы готовы.

– А что значит "серьезные траты"? По сравнению с тем, как раньше "Анжи" или "Динамо" закупались, это только проценты от того, что вкладывали в футболистов они.

– Но Фернанду купили, как говорят, за 12-13 миллионов в то время, когда никто особо не раскошеливался.

– При Карпине мы больше тратили. Но тогда могли это сделать – будем говорить откровенно, курс доллара был другой. Когда американская валюта поднялась с 30 рублей до 60, зарплаты игроков, привязанные к доллару, выросли в два раза. А доходы клуба остались прежними. При том, что "Спартак" зарабатывает больше других. Нам каждый матч дает от полумиллиона до миллиона долларов, то есть от 30 до 60 миллионов рублей.

– Это атрибутика и билеты?

– Все! А телевидение за весь сезон дает, как одна игра. Поэтому мы и считаем, что успехи "Спартака" зависят от силы наших фанатов. В том числе и финансово.

– Нет ли желания работать с ТВ, как "Барса" или "Реал", которые продают права на свои матчи напрямую и не участвуют в пулах?

– Желание-то есть. А дальше что? У нас есть монополист, который все определяет. Для меня сейчас гораздо важнее зрители на трибунах, чем трансляции. Я бы вообще от них отказался – это было бы выгоднее, стадион стал бы полнее.

Леонид Федун владелец Спартака

СПРОСИЛ: СКОЛЬКО СТОИТ МБАППЕ? ОТВЕТИЛИ – 200 МИЛЛИОНОВ

– Впереди Лига чемпионов. "Спартаку" однозначно нужно усиливать состав. Стоит ли ждать серьезных приобретений летом?

– Я бы сказал адекватных. Громких – невозможно. Англия и Китай взорвали рынок. Был на полуфинале "Монако" – "Ювентус". На Мбаппе посмотрел. Спросил – какова цена. Отвечают: нам видится, что 200 миллионов евро. 18-летний пацан… Можете себе представить? Это годовой бюджет "Спартака", "Зенита" и ЦСКА вместе взятых. Один футболист. Как вам? Так что все, что более-менее раскручено, будет уходить в Англию. Дальше идут "Барса" с "Реалом", "Ювентус" и "Бавария". Всем остальным либо самим воспитывать, либо отлавливать кого-то. Надо понимать, что супергромких трансферов быть не может. Еще один фактор – финансовый фэйр-плей, система, которая придушила средние клубы.

– К которым вы относите "Спартак"?

– Да. Куплю я игрока за 50 миллионов. И что дальше? Меня исключат из Лиги чемпионов? "Динамо" это уже проходило. Сейчас мои доходы совпадают с расходами. Любое увеличение трат приведет к тому, что баланс нарушится, и я тут же попаду под санкции. Все наши клубы попадали под штрафы – за исключением ЦСКА. И мы их платить не будем, потому что у нас все нормально. Но это наручники, которые нам придумал УЕФА.

– То есть, Мбаппе не купить, даже если очень захотеть?

– Никогда.

– Тем не менее, мы слышали, что летом речь идет о пяти-шести новичках и сумме на их приобретение в 25-30 миллионов евро.

– Я не знаю об этом ничего. Трансферный план будем обсуждать в конце мая.

– Уже затрагивали тему будущей селекции в разговорах с Каррерой?

– Мы что, не знаем, какие позиции необходимо укреплять? Прекрасно знаем! Но вам не скажем. Да, усиление будет. Насколько эффективным – зависит от нашей селекционной службы. От Карреры, от Родионова.

– Кстати, кто занимается этим направлением после ухода Дмитрия Попова?

– Родионов. Фактически он исполняет функции спортивного директора – контролирует всю вертикаль. Но последнее слово – за главным тренером.

ПРОМЕС НЕ ХОЧЕТ СЕЙЧАС УХОДИТЬ ИЗ "СПАРТАКА"

– Вы сказали о возможных приобретениях. А что будет с лидером команды Квинси Промесом? Он не уйдет?

– Вы уверены, что будете жить в ближайшие пять лет?

– Хотелось бы.

– Вот я примерно так же отвечу на ваш вопрос. Хотелось бы, чтобы остался. Причем не вижу причин, по которым голландец должен уйти. Сегодня Квинси – наш самый высокооплачиваемый футболист, забил много голов и получит свои бешеные бонусы, он счастлив в команде. При этом видит пример других ребят, которые рано уехали, например, в Англию, и вернулись оттуда ни с чем. Для Промеса сейчас важно успешно выступить в Лиге чемпионов. После этого, через год, он, возможно, уйдет. И то не факт.

– Сколько должны предложить за Квинси сейчас, чтобы вы с ним расстались?

– У него в договоре записана фиксированная выкупная цена. Очень высокая.

– 30 миллионов?

– Больше. Если ее предложат – ничего не сделаешь. Это контракт.

– Цена для всех одинаковая или для Китая еще выше?

– В два раза. Это большая сумма. Но главное, чтобы сам футболист хотел сменить клуб. А он не хочет.

– Он вам об этом говорил?

– Конечно.

МОЖЕШЬ НЕ ДАВАТЬ ПЕНАЛЬТИ? НЕ ДАВАЙ!

– Как вы реагировали на то, когда "Спартаку" по ходу чемпионата долго не назначали пенальти в ворота соперников.

– Да никак. Я привык. Знаете с самого начала, когда пришел в "Спартак" – можете спросить у Карпина, он это подтвердит – запретил работать с судьями и другими командами. Все это знают. Мы никогда этим не занимались и не будем. Потому что противно за свои деньги получать результат такими способами.

– А как же ваша фраза: нельзя жить в обществе и быть свободным от него?

– Можно изменить среду этого общества. Я всегда пытался это. Мы каждый раз жестко реагировали на все нечестные действия. Помните нашу реакцию, когда Кулалаев нас прибил с "Томью" (речь об игре 2006 года "Томь" – "Спартак" – 2:2. – Прим. "СЭ"). Потом он долгие годы не судил. Благодарен за поддержку, которую получили, когда убрали арбитра Сергея Иванова. А он потом вышел и снова всех удивил.

– Вы имеете в виду матчи "Зенит" – "Спартак" (4:2) и потом "Локо" – "Амкар" (3:3)?

– Да. Судьи тоже люди, все понимают, все видят. И те из них, кто, скажем так, был не совсем честным по отношению к себе, уже к матчам не привлекаются. При прочих равных у нас сегодня судейство европейского уровня. Если совершаются ошибки, то такие, как на Западе. Сейчас не могу сказать, что этот рефери условно принадлежит команде "Х", а этот – команде "У". А ведь так было в 2004-2005 годах, когда все арбитры были "расписаны" по клубам. Но там не было судьи "Спартака". Ни одного. И сломать эту систему оказалось очень тяжело.

– А чьи были?

– Когда лет через 10-15 буду писать мемуары – там все расскажу.

– Мы готовы помочь.

– Хорошо, подходите через 15 лет.

– После одной из встреч с ЦСКА вы сказали, что сделаете все, чтобы арбитр Сергей Карасев не работал в премьер-лиге…

– Он пока "Спартак" не судит. Это хорошо. Хотя Карасев прекрасно провел последний матч ЦСКА – "Локо". Никаких вопросов. Умеет, если надо.

– Как вы реагировали на то, что глава судейского корпуса Валентин Иванов ушел после игры "Зенит" – "Спартак"? Можно ли сказать, что это произошло в результате вашего давления?

– Есть судейский комитет, есть РФС, премьер-лига, которые занимаются оценкой арбитров. Мы, как вы помните, вообще никаких оценок не давали – не должны этого делать. По подборке, которую потом выложили стало понятно, как человек сажает на свисток и убивает. Помню в нулевые годы случались матчи с ЦСКА, когда соотношение свистков условно говоря оказывалось 24 на 6. Ну и что это за дерби? Такое бывает вообще? А такие матчи были, чего скрывать. И мы еще в этой ситуации брали вторые места.

– Как оцените нынешнего главу судейского корпуса Андрея Будогосского?

– Это очень грамотный методист. С его приходом ситуация начала выправляться. Очень хорошо, что в последних турах стало меньше разговоров про судейство. Если Будогосскому дадут поработать какой-то период времени, думаю, появится плеяда новых судей. Да, они будут ошибаться, также как ошибаются игроки и тренеры, как все мы. Но это будут именно ошибки, а не предвзятость. Это очень важно. На мой взгляд, работа направлена именно на это. У меня есть рекомендация судьям и журналистам. Часто пишут – вот тут нужно назначить пенальти, потому что было касание. Например, когда играли с "Уфой", Кутепов коснулся игрока соперника и тот упал. Но разве футбол – это бесконтактный вид спорта? Вроде бы контактный… Мне понравилось, как сделали в Англии. У них вначале тоже были жесткие рекомендации, а потом ввели негласное правило: "Если можно не давать пенальти – не давай". Можно не фиксировать нарушение – не фиксируй. Можно не фиксировать офсайд – не фиксируй. А не наоборот. Это совсем другая идеология. Так создается контактная быстрая игра. Когда наши команды попадают в Лиге чемпионов на английского или немецкого арбитра, они теряются, поскольку не привыкли к такому судейству.

Леонид Федун Чемпион России 2016/17!

Приведу пример с Дзюбой. У нас он не забивал столько, сколько в "Зените". Почему? Там ему стали давать бороться. А в "Спартаке" на любое касание, когда защитник поднимал ножки и падал, тут же следовал свисток. А в Питере он, в силу определенных причин, от этого освобожден и стал совершенно другим игроком. Каким и должен быть мощный форвард, главное для которого – голы. Еще раз хочу передать эту мысль: можно здесь не давать пенальти? Зачем дали? Можно было не назначать штрафной? Зачем назначили? Можно было не удалять игрока? Зачем удалили? Все это идет на благо развитию футбола. Судья из центральной фигуры матча превращается в человека, который его обслуживает.

ЕСЛИ ВСТРЕТИМСЯ С ДЗЮБОЙ, ТО ПОЖМЕМ ДРУГ ДРУГУ РУКИ

– Вы упомянули Артема Дзюбу. Расскажите правду о его уходе?

– Нет. Не хочу. Желаю ему успехов в сборной, надеюсь, он оклемается от своих болячек. Если Дзюбы не выступит на Кубке конфедераций, его будет очень не хватать. Лучше форварда у нас нет.

– Есть Смолов.

– Он другой.

– Обида на Дзюбу осталась?

– Конечно, что скрывать. Я его помню с юного возраста. Так же сейчас за Аязом Гулиевым наблюдаю и жду, когда он раскроется.

– Есть снимок где вы стоите с Гулиевым…

– Я ему вручал ключи, когда мы академию в Сокольниках открывали. Также и Дзюбу знаю с детских лет и очень на него рассчитывал.

– Увидите его – руку пожмете?

– Почему нет? Также как и он мне. Между нами нет никакой вражды. Были эмоции. Но футбол и есть эмоции. Это нормально, это шоу.

– Его возвращение в "Спартак" не исключено?

– Никогда не говори "никогда"…

– Как вы отнеслись к той истории, когда Дзюба назвал болельщиков "Спартака" "сектой"?

– А что такое "секта" – это плохо или хорошо? Вопрос трактовки. Мне не обидно.

– Если вас назовут "главой секты", не обидитесь?

– Я не глава секты. Да, сегодня самая мощная и организованная армия болельщиков у "Спартака". Какие бы ВЦИОМы под это дело не подкладывали. Все видят, как заполняется стадион. Все видят, как люди совершенно спонтанно пришли праздновать чемпионство в Тушино и что вообще творилось в эту ночь в Москве. Все видят 3-5 тысяч человек на выездах. Болельщики – наш основной фонд и база, на которой строится команда. Можете назвать их, как угодно. Для меня лично – это братство.

ИДЕАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ – 12 КЛУБОВ В РФПЛ

– Вы выступали против видеоповторов, а сейчас премьер-лига начинает эксперимент с технологиями.

– Только глупый человек не меняет своей позиции. Теперь считаю, что наступает время видео. Просто нужно сделать это не как в хоккее – гол забили и пять минут решают засчитывать или нет. Это должно быстро фиксироваться. Мгновенно.

– На "Открытие Арене" ведь установят эту систему для игр Кубка конфедераций…

– Мы все оставим.

– Вы говорили об идее пенсии для судей. Как у американских полицейских.

– Прекрасная мысль. Она должна быть реализована.

– С того интервью прошло 10 лет…

– Здорово, что снова вернулись к этой теме. Знаю, что Виталий Мутко ее озвучил.

– Ещё вы говорили о проблеме договорных матчей в российском футболе.

– Сейчас ее нет. С появлением переходных встреч такая практика потеряла смысл. Сейчас никто не застрахован от вылета. Понимаю, какое гигантское количество договорных игр было 10 лет назад и как обстоит дело теперь. Небо и земля.

– Вы были противником расширения премьер-лиги.

– И сейчас так считаю. Есть две разные вещи: популяризация футбола и бизнес. С точки зрения бизнеса – идеальная модель: 12 команд, которые играют в два круга, а потом делятся на первую и вторую шестерки и проводят финальный турнир. 36 матчей, при этом на 30-ти будут аншлаги. На моем стадионе, у "Зенита", в Краснодаре.

– Но матчи второй шестерки будут мало кому интересны…

– Не надо туда попадать. Тогда игра станет более жесткой. Но это только моя точка зрения. Коммерчески это самый идеальный вариант. Если появится еще несколько таких клубов, как "Краснодар", а не лифтов, как "Томь", у которой то есть деньги, то нет и всем миром собирают. А смысл? Пять тысяч на стадион приходят! Посмотрите, какая посещаемость у новых команд. В Уфе -6-7 тысяч. Зачем такие нужны? Да, они развивают футбол, но ты добейся, чтобы хотя бы 10-15 тысяч посещаемость была, чтобы ты мог от зрителей существовать. Это один подход. А так… Для кого играть, для губернаторов.

Леонид Федун Чемпион России 2016/17!

С 2015 ГОДА ОТОШЕЛ ОТ ОПЕРАТИВНОГО РУКОВОДСТВА

– В конце 2015 года вы сделали резонансное заявление – "доверяю управление клубом профессионалам". Что это было?

– То, что я реально отошел от дел. До этого вынужден был очень плотно вмешиваться в управление, решать очень много вопросов. А после того заявления прекратил это делать. Понятно, что кто платит, тот и заказывает музыку. Но сегодня реально всеми спортивными вопросами занимается Родионов. Всеми финансовыми – Жирков. Все! Я с ними встречаюсь может быть один раз в две-три недели. Какие-то вещи обсуждаем в рамках бюджета – выполняется он или нет. То есть от оперативного управления, когда тот же Карпин приходил чуть ли не каждый день согласовывать те или иные делали – такого нет. Я не хочу в это лезть. И слава Богу.

– Общественность восприняла это по-другому. Многие посчитали, что вы чуть ли ни продаете "Спартак"…

– Я сказал то, что сказал. Одним из факторов этого стало, что я ушел из медиа-пространства. Это потеряло всякий смысл, поскольку теперь не занимаюсь оперативными вопросами. Да, встречаюсь в раздевалке с игроками. Один раз приезжаю на сборы. Все. Остальное делает главный тренер и административный аппарат.

– Вы сами решили уйти из медиа-пространства?

– Да.

– Увидели неадекватную реакцию, что к вашим словам стали цепляться?

– Любые поступки должны быть направлены на получение какого-то результата или действия. В этой ситуации мое молчание было гораздо более эффективным, чем слова.

– Вы сказали, что селекцией занимается Родионов. А Юхан Гераскин, Марко Трабукки?

– Юхан работает вместе с генеральным директором – это одна команда. Трабукки – просто агент. И друг главного тренера. Но никакого влияния на селекцию не имеет.

– Просто ходят разговоры, что вы готовите покупку "икры".

– Крупный трансфер сейчас просто невозможен. Просто потому, что у нас нет такого права согласно правилам финансового фэйр-плей.

– А для "Спартака" крупный трансфер – это сколько?

– 10-15 миллионов евро. Ведь покупка – это не просто найти игрока на transfermarkt. Это еще и фиксированная зарплата, бонусы, агентские выплаты... Со всем этим изначальные 10 миллионов легко вырастают до 30. А то и до 40. Мне же сейчас нужно переподписать несколько футболистов, зарплата которых серьезно увеличится. А источники дохода ограничены. Да, есть спонсорские контракты, есть болельщики. Но основные субсидии, которые даем команде, лимитированы правилами УЕФА.

– Какова роль "ЛУКОЙЛа" в жизни "Спартака"?

– Это основной титульный спонсор, который приносит примерно 20 процентов от всех доходов. 22 мая компания примет команду в своем офисе. Игроки, конечно, опечалятся, что в отпуск придется уйти немного позже, но такая встреча очень важна. Тем более 99 процентов работников "ЛУКОЙЛа" – спартаковские болельщики.

– Вы упомянули Александра Жиркова. У многих создалось впечатление, что с его приходом в Совет директоров многое в клубе стало налаживаться. Насколько на ваш взгляд велика именно его роль в успехах?

– Безусловно, очень велика. Финансово-административное управление сосредоточено на нем. Он – очень сильный менеджер. Прошел школу одного очень серьезного банка, был руководителем крупнейшего пенсионного фонда. Поэтому умеет ставить бизнес и в то же время держаться в стороне от спорта. За спорт отвечает профессионал. Родионов Сергей. Поэтому появился порядок, отстроился бюджет. Очень жестко контролируются все финансовые потоки. Это заслуга Жиркова.

Леонид Федун Чемпион России 2016/17!

С ЧЕМПИОНСТВОМ ПОЗДРАВИЛИ БЕРДЫЕВ И АБРАМОВИЧ

– Какие чувства испытываете, глядя на то, что происходит со стадионом в Санкт-Петербурге?

– Никаких. Меня интересует "Открытие Арена".

– На ней много проблем, связанных с Кубком конфедераций и чемпионатом мира?

– Никаких. Все нормально. Были вопросы с установкой wi-fi для зрителей – мы их решим. Как и с камерами. Все нормально, не переживайте.

– Контракт на название "Открытие Арена" близок к завершению?

– Он заключен до конца 2018 года.

– Уже есть новые варианты?

– Еще полтора года. В бизнесе это очень большой срок.

– Почувствовали после победы зависть со стороны конкурентов?

– Еще не успел.

– Вас поздравил кто-то из конкурентов?

– Пока из всех, кого я идентифицировал – иногда ведь сообщения с незнакомых номеров приходят– поздравили Бердыев и вроде бы Абрамович. Там просто сообщение без подписи. Но я примерно догадываюсь, чей это телефон.

– Поздравление от Бердыева стало неожиданностью, учитывая то, что происходило прошлым летом?

– Давайте не будем сегодня вновь поднимать тему Бердыева.

Автор: "Спорт-Экспресс" 12.05.2017.