Томас Цорн Спортивный директор Спартака - VIP - clubspartak.ru

Томас Цорн Спортивный директор Спартака

Томас Цорн  Спортивный директор Спартака

Годы жизни: 16.11.1986.

Гражданство: Германия.

Карьера:

Достижения: -

Биография:

Томас Цорн Генеральный директор московского футбольного клуба «Спартак».

Томас Цорн родился 16 ноября 1986 года в городе Москва. Позднее, в 8-ми летнем возрасте переехал на постоянное место жительства в Германию. Успешно завершил полный курс обучения в Свободном университете Берлина. В 2009 году, молодой человек получил Лицензию агента.

Позже, Цорн начал сотрудничать с немецким адвокатом Оливером Вендтом и Олегом Артемовым. Организовал и возглавил агентство «Tomas Zorn Sportmanagment - TZS».

В число клиентов Томаса, входят футболисты петербургского ФК «Зенит», в числе которых: защитник Эльмир Набиуллин и полузащитник Магомед Оздоев, а также, защитник ФК «Спартак» Леонид Миронов и вратарь грозненского «Ахмата» Виталий Гудиев.

Кроме того, компания Цорна занимается организацией сборов и товарищеских матчей. Помогал РФС организовать сборы национальной команды перед Евро-2016 в Швейцарии и ЧМ-2018 года.

14 мая 2019 года, Томас Цорн назначен на пост генерального директора московского футбольного клуба «Спартак».

Томас Цорн Генеральный директор московского футбольного клуба «Спартак».

Кто же такой Томас Цорн?

Первое и самое любопытное 32-летнего уроженца Москвы в российских футбольных кулуарах давно принято считать сыном Сергея Прядкина, президента РПЛ. Данная информация официально никогда не подтверждалась. Но немецкие СМИ еще в 2010 году, подняв документы, раскрыли прямую родственную связь Прядкина и Цорна. Последний с начала 90-х проживает в Германии, куда эмигрировал вместе с матерью, уроженкой Казахстана Еленой Цорн, являвшейся гражданской супругой будущего главы РПЛ.

При этом Прядкин, опять же с 90-х, сам имеет бизнес-интересы в Берлине. Он регулярно посещал эту страну по делам компании GiRRus GmbH, которую курировал вместе с ныне покойным Константином Сарсанией. Первоначально в уставе компании была прописана торговая деятельность, экспорт и импорт различных товаров массового потребления. Затем появилась футбольная составляющая. А с конца 2000-х с GiRRus начал сотрудничать Цорн, получивший в Берлине диплом юриста и затем лицензию агента ФИФА.

ЦОРН АРТЕМОВ

По словам самого Цорна, первой серьезной футбольной сделкой для него стал переход Павла Погребняка в 2009 году из Зенита в Штутгарт. С немецкой стороны тот трансфер вместе с Томасом вел его партнер, Оливер Вендт, с которым они открыли адвокатскую контору Dr. Oliver Wendt Tomas Zorn. Ну а с российской стороны сделку обслуживал влиятельнейший агент Олег Артемов. Именно тогда и образовалась мощная связка Артемов Цорн, которая впоследствии организовала еще не один отъезд звездных российских футболистов в Европу.

В настоящий момент всех непосредственных клиентов Цорна можно увидеть на официальном сайте агентства TeamZone (очередного аналога GiRRus). Самые известные выступающие за Зенит Магомед Оздоев и Эльмир Набиуллин. Есть там и Николоз Кутателадзе, тот самый молодой грузин, воспитанник ПСЖ, который прошлой осенью начал тренироваться с Анжи, но не подписал контракт с махачкалинцами из-за финансовых проблем клуба.

А вот игроки молодежек различных команд немецкой бундеслиги, которых ведет TeamZone, Матео Кастрати, Джамил Нажжар, Деннис Хесслер (все Герта), Ноэль Атом (Лейпциг), Мика Дурцок (Айнтрахт) Не удивляйтесь, если какую-нибудь из этих фамилий вы вскоре увидите в заявке молодежной команды Спартака.

Мы попытались разобраться в отношениях Цорна и Прядкина: оказывается, еще 18 мая 1998 года, вносяизменения в устав GiRRusGmbH, Прядкин сообщил своему нотариусу Отари Нарссия (копия заявления есть в редакции): «Я являюсь  гражданином Российской Федерации и в настоящее время проживаю по адресу: 10717, Берлин, Уландштрассе, 107 у Елены Цорн. По этому адресу я зарегистрирован в полиции. Я имею разрешение на проживание в Германии, действительное до 29 января 2000 года». В то же время, по данным Берлинского земельного ведомства (Berliner Grundbuchamt), вилла на Энглералле,36, куда «первым делом направляется Прядкин», с 2007 года принадлежит Елене Цорн.

Томас Цорн Генеральный директор московского футбольного клуба «Спартак».

Томас Цорн – Я сторонник покупок игроков для клуба, а не для тренера

Первое интервью нового генерального директора красно-белых. Масштабный разговор о целях и задачах на новом посту, а также о текущей ситуации с трансферами.

От предложения работать в "Спартаке" не отказываются

– Что для вас значит назначение в "Спартак"? Какие факторы стали главными стимулами, вызовом? – первый вопрос Цорну.

– Все произошло спонтанно. Не ожидал, что Леонид Арнольдович (Федун. – Прим. "СЭ") так быстро пригласит, хотя я с ним общался, когда начинал работать с красно-белыми пару лет назад по организации сборов. Зимой говорили на Кубке "Матч Премьер" в Катаре – неожиданно для меня Леонид Арнольдович подошел и получился долгий разговор. Владелец "Спартака" спрашивал мнение о команде, о тренировках. Поинтересовался и взглядом на развитие клуба.

Потом, когда в марте я помогал сборной России во время отборочных встреч Евро-2020 против Бельгии и Казахстана, раздался звонок: Леонид Арнольдович позвал в Москву. Приехал – и мне было предложено занять должность генерального директора. Работа в "Спартаке" действительно стала интересным вызовом, который нужно принять.

– Вам было комфортно на позиции главы футбольного агентства?

– Да. Фирмой руководил в течение десяти лет, четыре-пять трудился как матч-агент, так что видел разные стороны европейского футбольного бизнеса. "Спартак" – новый этап, всегда привлекала перспектива занять пост в клубе, долго думал об этом. Но не ожидал, конечно, что красно-белые станут моим первым клубом. Это большая честь.

– На предложение Федуна согласились без раздумий?

– Когда такие поступают, вообще не задумываешься об отказе. Единственное, должен был согласовать все с семьей. У меня жена и дети, требовалось пообщаться с ними. Правда, разговор шел не в форме "да" или "нет" – скорее, думали, переезжать ли в Москву всем вместе .

– Какой информацией вы располагали о российском чемпионате? Ваше мнение об общих игровых тенденциях РПЛ, ее особенностях?

– Давно слежу за премьер-лигой, знаю этот турнир. Мое мнение – он должен стать немного другим.

– В чем именно?

– Многие в Европе до сих пор воспринимают РПЛ как аналог Китая или Эмиратов, куда люди едут завершать карьеру. У меня иной взгляд. Российский чемпионат, наоборот, уместно использовать как трамплин в карьере. Раскрываться здесь и перебираться в топ-лиги – как, например, Витсель, Промес, Иванович, Виллиан, Видич. В России можно развиваться, а не, наоборот, заканчивать.

Что касается философии, то премьер-лига очень интересна. За последние четыре года титул брали четыре разных клуба – далеко не во всех странах такое происходит. Турнир интересный, непредсказуемый до самого финиша. Я общался со многими иностранцами, которые могли сравнить европейские лиги с российской. Легионеры говорят, что чемпионат тяжелый в физическом плане. Сюда нельзя приехать и на одной ноге кого-то обыграть, необходимо выкладываться по полной, бороться.

Томас Цорн и Олег Кононов

Наша позиция: против расширения РПЛ до 18 клубов, за лимит "8+17"

– По моей информации, вы – единственный, кто на собрании РПЛ жестко выступил против идеи расширения лиги.

– Да, мы против – это позиция не только моя, но и акционера "Спартака". Мне кажется, более корректно поставить вопрос так: какой смысл в увеличении состава участников?

– И какой?

– Главное – больше играть, потому что в сравнении с европейскими чемпионатами в России меньше туров. Подход должен быть не "давайте примем больше команд в РПЛ", а "попытаемся сделать так, чтобы повысилось качество футбола". На мой взгляд, именно это – правильный путь.

Насколько знаю, сейчас готовятся разные варианты расширения. У меня возникают сомнения на почве экономики, потому что в России на данный момент недостаточно клубов, обладающих инфраструктурой и финансированием, позволяющими выступать в РПЛ.

К тому же возникает вопрос по календарю: в случае увеличения числа участников премьер-лиги нужно будет начинать чемпионат раньше, потому что еще позже зимой на поле уже не выйдешь – климат не позволяет.

Словом, скептически отношусь к расширению, "Спартак" – единственный, кто высказался резко против. Представители ряда других клубов еще хотели подумать и посоветоваться, а у нас такая позиция сформировалась изначально.

– Какой вариант реформы считаете наиболее привлекательным?

– Состоялось заседание рабочей группы, на которое нас тоже приглашали. Рассматривалось несколько сценариев, будем анализировать. Сейчас не готов предложить что-то конкретное, потому что есть несколько хороших версий. В каких-то из них присутствует плей-офф, в каких-то – деление лиги на части.

Думаю, что проект будет реализован уже после чемпионата мира-2022 в Катаре, потому что этот турнир состоится зимой и помешает любому выбранному формату.

– У "Спартака" тяжелый график в августе. Почему не предусмотрели вариант календаря, при котором можно не встречаться с топ-соперниками в ходе отбора в Лигу Европы? У вас ведь на него наслаиваются битвы с ЦСКА и "Зенитом".

– Как показывает практика, всегда останется кто-то недовольный расписанием. У каждой команды есть свое представление, и вопросы по календарю в любом случае возникнут. В этом году премьер-лига впервые использовала алгоритм, который разработали в Высшей школе экономике. Сделали как в Европе: данные занесли в компьютер с учетом различных критериев – погоды, пожелания клубов и так далее. Компьютер с учетом этого рассчитал оптимальный график.

Да, август у нас тяжелый, проводим восемь матчей, в том числе, с ЦСКА и "Зенитом". Естественно, подобного не хотели, но придется с этим жить. С другой стороны, как посмотреть на трудности: дай бог, пройдем квалификацию ЛЕ, и после столь интенсивного августа потом будет проще во время выступлений группе.

– Не считаете, что ЦСКА переиграл "Спартак", пожелав встретиться в дерби именно в августе? Армейцы ведь понимают все ваши проблемы.

– Мы вписывали и свои предпочтения, но, в конце концов, календарь получился таким, какой есть. Не хотели, повторю, играть с топами в ходе отбора в Лигу Европы, но так уж выпало. Сомневаюсь, что в ЦСКА сидят и думают: "Как бы сделать хуже "Спартаку", как бы поймать их, когда им тяжелее всего придется в матче с нами?". Встречаться-то все равно надо со всеми.

Многое зависит от того, кто как себя позиционирует. Я вижу, что "Спартак" – большой клуб, должен выглядеть уверенно и выходить на каждый матч (вне зависимости от сложности календаря) с целью победить. Мы так и делаем.

В Англии вообще восемь-девять туров для многих смертельные, куда ни плюнь – везде топ-клубы. Наверное, необходимо перенести этот характер на нашу лигу.

– Какова позиция "Спартака" по лимиту?

– "8 легионеров+17 россиян" в заявке. Надо развивать свой футбол и усиливаться из-за рубежа только точечно. Это могут быть разные исполнители: опытные или перспективные, которых можно брать с прицелом на перепродажу в будущем, но главное, чтобы эти люди обязательно задействовались в основе.

Кто-то скажет, что из-за изменения лимита в составах многих команд начнут выходить по восемь легионеров, но они ведь тоже не железные и не готовы проводить весь сезон без пауз. Ротация нужна. Мне кажется, введение новых правил пойдет на пользу и российским футболистам, и самой лиге.

– Леонид Федун предложил со временем передать "Спартак" в управление болельщикам. Хотите стать президентом в тот момент, когда клуб станет народным?

– Проект очень интересный. В Испании, Германии, США такие модели существуют. У каждой страны имелась своя мотивация, в зависимости от обстоятельств. В Германии, например, исторически идея такова, что большая часть футбольного предприятия должна принадлежать болельщикам или членам клуба, чтобы они могли как-то влиять на его жизнь. Это сделано для того, чтобы какой-нибудь большой акционер не мог прийти, вложить большие деньги, а потом, когда надоест, просто уйти, оставив все на произвол судьбы.

Мне кажется, тенденция, которую поддерживает Леонид Федун, правильная. Про "Спартак" ведь всегда говорили: "Народная команда". Леонид Арнольдович хочет сделать реально народную команду, чтобы люди могли почувствовать ответственность за нее, чтобы могли принимать решения и участвовать в развитии.

Что касается должности президента, то вести речь об этом еще очень рано. Думаю, сначала нужно отработать первый сезон, потом следующий и так далее. Все остальное увидим в будущем.

– Как "Спартак" планирует реализовывать намерения Федуна? Есть некая дорожная карта?

– В ближайшие месяцы официально представим, какие конкретные шаги намерены предпринять, и к концу сезона-2019/20 у нас уже будет готовый проект воплощения идеи в жизнь.

Томас Цорн генеральный директор Спартака

АЕК пришлось бы платить за Понсе больше, чем нам

– Перейдем к трансферам. Насколько вам сейчас помогает опыт работы агентом?

– Очень сильно. Все-таки десять лет находился по другую сторону баррикад, представлял интересы не клуба, а футболистов. Прекрасно понимаю, что ожидают игроки, их родители и агенты. Конечно, российский рынок по сравнению с европейским – своеобразный, но опыт соответствующей деятельности помогает. Могу примерно оценить и предсказать представления футболиста, понять, что он хочет услышать.

С другой стороны, полностью отдаю себе отчет в том, что на данный момент моя задача – отстаивать позиции "Спартака", мы должны найти такой вариант, который действительно интересен, а не вытягивать игрока любой ценой.

Если брать переход Понсе – мне кажется, что экономически эта сделка получилась интересной. Взяли аргентинца за небольшую сумму, на перспективу, нет никаких космических выплат самому футболисту и его агенту. Все прошло в рамках здравых финансовых условий, очень солидно.

Это моя линия, хочу вести дела порядочно, у нас будет европейский вариант с немецким уклоном: все должно быть разумно. Мы должны реально оценивать рынок, а потом брать людей грамотно, без переплат – чтобы прийти к какой-то стабильности. Тем более, нужно соблюдать финансовый фэйр-плей и другие рамки, в которых должны оставаться.

– Вы действуете в соответствии с неким трансферным регламентом? Есть какие-то внутренние документы?

– Конечно, как и каждый клуб, разрабатываем план перед каждой заявочной кампанией. Не всегда она выполнима на 100 процентов, многое может поменяться, но мы не просто так идем на рынок и смотрим, кого взять. Есть планирование, его придерживаемся.

– В какую сумму обошлось "Спартаку" приобретение 22-летнего нападающего Эсекиэля Понсе? Данные СМИ на разных континентах расходятся – в Аргентине сообщается о 3 миллионах евро, в Европе говорят о 8 миллионах.

– По условиям соглашения с "Ромой" мы не можем называть условия сделки. Но, скажем так, это исключительно выгодный трансфер для нашего клуба. Парень еще молодой и перспективный. Римляне подписали Понсе, когда ему было всего 19 лет – конечно, он не мог с ходу заменить Джеко. Эсекиэль приехал в серьезный клуб, ему как и любому юному игроку требовалось время на адаптацию во взрослом футболе.

Показателен прошлый сезон, проведенный в аренде в афинском АЕК. Понсе вышел на определенный уровень, стал вторым бомбардиром греческого чемпионата, что не так просто.

Безусловно, РПЛ сложнее и аргентинцу предстоит многое доказать в России, но, если отталкиваться от суммы, которую должен был заплатить за него АЕК, чтобы выкупить, то мы совершили удачную сделку.

– Грекам Понсе мог обойтись гораздо дороже?

– Да, у АЕК имелась опция выкупа, цифры там фигурировали гораздо выше тех, что есть в нашем договоре с "Ромой".

– Лично для вас переговоры стали трудными?

– "Спартак" общался только с римским клубом, не с греческим. Ничего сложного, обычный трансфер.

– Характеристики Понсе свидетельствуют: это конкурент Зе Луиша.

– Да, Понсе – страйкер, на эту позицию его и брали.

– Приобретение аргентинца говорит о том, что Зе покинет "Спартак"?

– Это форварды разного плана. Мы выстраиваем команду под модель игры, которую видит наш главный тренер. Прививаем немного другой стиль, чем был раньше – под него Понсе хорошо подходит, это быстрый атакующий футбол. Для него нужны люди, готовые все 90 минут бежать вперед, высоко прессинговать, стремительно выходить в контратаки.

На данный момент не исключаю, что Зе останется в клубе: они с Понсе способы дополнять друг друга. Тем не менее, уже говорил, что если нам поступит хорошее предложение по африканцу, то готовы его рассмотреть. На сегодня у "Спартака" есть вариант из "Порту", но он совсем нам не подходит. Посмотрим, как пойдет в дальнейшем. У нас нет цели продать Зе Луиша любой ценой. Сделаем это, только если получим деньги, которые нас устроят.

– "Порту" готов отдать за Зе 7 миллионов евро?

– Трудно сказать, какую сумму в действительности способен заплатить португальский клуб. Но на данный момент предложение "Порту", на наш взгляд, не соответствует рыночной стоимости футболиста.

– А история с Китаем – смотрите и тот рынок?

– Не только по Зе Луишу – это в принципе интересный сегмент, там способны платить определенные суммы, не можем игнорировать Китай. Пока оттуда по Зе на "Спартак" с конкретикой не выходили. Да, интерес есть, но по моему опыту китайский рынок более зимний, чем летний.

Томас Цорн генеральный директор Спартака

Глушаков получил меньше 100 миллионов

– Можете рассказать, почему "Спартак" расстался с Глушаковым и Комбаровым только сейчас, а не гораздо раньше?

– Я пришел в клуб в начале мая. Имеете в виду, что этот вопрос должны были решить еще мои предшественники?

– Да.

– Не знаю, почему именно так произошло. Когда получил назначение в "Спартаке", понял, что нам нужно что-то менять, ведь никого не устроил результат предыдущего сезона. Нужна более молодая команда, которая подходит под видение нашего тренера. Впрочем, это не значит, что намерены собрать неопытный состав. Хотим не только брать выпускников своей академии, но и точечно усилиться более опытными исполнителями. Просто нужно сбалансировать все так, чтобы коллектив стал моложе и лучше готов физически.

Глушаков же с Комбаровым многое дали "Спартаку", но в последнее время вокруг них возник перебор негатива. Для меня их уход – комбинация из того, что нужно проводить смену поколений и избавляться от неблагоприятного фона вокруг клуба. Считаю, мы неплохо справились, расстались с ребятами на хорошей ноте. Они не вставали в позу.

– Еще в мае совет директоров принял решение о том, что Глушаков уйдет. Но потом хавбек вышел из отпуска, побывал на медосмотре, написал письмо болельщикам, начал тренироваться…

– Про письмо спрашивал Дениса: "Что ты хотел этим сказать?". Наверное, лучше поинтересоваться у него самого. Денис вел себя корректно: у него действовал контракт, и он не мог не прийти на тренировку или на медосмотр. Каждый обязан выполнять условия соглашения.

– Глушаков получил 100 миллионов рублей после разрыва договора?

– Не совсем так. Сумму не могу озвучивать. Это конфиденциально.

– Но меньше или больше заплатили?

– Меньше. У нас нет такого, чтобы раздавать всем деньги. Договорились на более скромную компенсацию.

– Что думаете в целом о ситуации с Глушаковым? Полузащитник стал токсичен, мешал команде? Или просто плохо играл в футбол?

– Вокруг "Спартака" в связи с Глушаковым есть негатив. Откуда он взялся, не очень понимаю. И Денису сказал, что погружаться в это не хочу, но мы должны расторгнуть контракт. Это решение клуба. Но и Дениса тоже – сам хотел это сделать, понимал, что к этому все в итоге придет.

– Денис дал у себя в Инстаграме объявление, что ищет работу. Вас удивляет отсутствие вариантов?

– Видел тот пост – мне кажется, получилось остроумно. Думаю, Глушаков найдет клуб. Качественный футболист, с российским паспортом. Желаю ему удачи.

– С уходом Комбарова у Айртона нет конкуренции на фланге обороны. Появилась информация об интересе к Меркулову из "Урала". Насколько это соответствует действительности?

– Меркулова на данный момент не рассматриваем.

– Есть ли решение по Боккетти? Расторг ли защитник контракт?

Сальваторе ведет себя очень профессионально. Остался в Москве, тренируется индивидуально, это связано с тем, что у него забита икроножная мышца. Итальянец проходит процедуры в столице. Прилетел его агент, мы в стадии переговоров.

– Так речь идет о прекращении трудовых отношений?

– Мы просто должны найти для обеих сторон разумное решение. Ищем варианты, как это можно сделать красиво. Но Сальваторе не токсичный игрок, не мешает нам.

- На рынке обсуждается список спартаковцев, с которыми клуб готов расстаться. Там и Фернанду, и Зе Луиш с Адриану, и россияне Ташаев, Ломовицкий, Мелкадзе. Можно ли сказать, что в составе нет тех, кто не продается?

– Конечно, есть такие. Но есть и те, чьи трансферы можем рассмотреть. Тот же Зе. Но исключительно в том случае, если по нему поступит очень хорошее предложение. Это с точки зрения футбольного бизнеса: он качественный исполнитель и способен принести клубу прибыль.

По русским ребятам – Ломовицкому, Мелкадзе – есть запросы, но на данный момент речь ни об аренде, ни о продаже не идет. Они на сборе, надеемся на их прогресс в "Спартаке". Не ищем, куда их отдать. То же самое касается Глушенкова и Умярова: хотим выпускать и обкатывать в своей команде, подводить к основе.

По Адриану и Фернанду тоже нет желания продать. Даже не знаю, какие суммы должны назвать, чтобы мы отпустили бразильцев. Фернанду – ключевой исполнитель. Его техника, мышление на поле… Сложно представить, кем его на данный момент заменить.

– Ханни, Ташаев и Джано – вариант расторжения с ними невозможен, так как компенсации стали бы огромные?

– Сичтаю, что просто платить всю сумму до конца контракта при расторжении – не наш вариант. Если появятся варианты по Ташаеву, то есть определенная цена. Это качественный хавбек, добавляет скорости коллективу. Интерес к нему со стороны российских клубов есть.

Софьян полузащитник высокого уровня, но предыдущие тренеры не могли найти ему подходящее место на поле, тренерский штаб ищет варианты в игровой модели. А банальное прекращение трудовых отношений с ним, разумеется, в планы не входит.

Джано тренируется: делаем ставку на то, что парень сумеет регулярно проявлять себя в основе. У нас договоренность с Кононовым, что сейчас внимательно смотрим на хавбека, на то, на какой позиции его использовать.

Томас Цорн и Олег Кононов

Я сторонник покупок игроков для клуба, а не для тренера

– Как в целом видите спортивный проект красно-белых?

– Мы это обсуждали с Леонидом Арнольдовичем. "Спартак" – большой бренд, всемирно известный. И нужно соответствовать ему с точки зрения результата. Это моя цель. У нас сильная академия, воспитаем сильных футболистов.

Но нужно активировать сквозной скаутинг от академии через дубль и "Спартак-2" в основу. Так что станем вносить изменения. Все эти команды должны кормить основу, будем омолаживать "двойку", заставлять, как в Европе, талантливых футболистов играть на возраст старше. Философия тут такова: необходимо поставить себе возрастной грейд – людей старше 25-26 лет не покупаем. Брать молодых, перспективных и миксовать их со своими воспитанниками. Думаю, бизнес-модель будет такой.

– Какова роль главного тренера в селекции, трансферах?

– Всегда участвует в процессе – ведь ему работать с этими ребятами. При каждой возможности советуемся с Кононовым. Иногда он дает рекомендации. Для меня главный тренер – часть селекции. При этом я сторонник покупать игроков именно для клуба, а не для конкретного специалиста.

В больших европейских командах тренеру надо выстроить определенную философию клуба. Мы вместе с тренером это сделаем, он свое видение претворит в жизнь, я – свое, и у нас появится клубная стратегия. Принимать решения будем на благо "Спартака" в целом.

– Чем объясняется вектор тульского направления в селекции? Тем, что Олег Георгиевич раньше там работал? Всплывали фамилии Беляева, Левашова, Мирзова.

– Беляевым не интересовались. Это медийная история. По Левашову: следили за вратарем, но никаких действий по отношению к нему не предпринимали. Единственное, что знаю – он один раз рассматривался, когда составляли трансферный план, и все.

По Мирзову: Кононов действительно хорошо знает его, но, думаю, ветер не оттуда дует. Туляки неплохо себя проявили в предыдущем сезоне, многих вызвали в сборную. Резиуан нам довольно интересен, но еще не приняли решение – брать или нет. И пока не разговаривали ни с ним самим, ни с "Ростовом", владеющим на него правами. Эта позиция – не первая в списке, которую требуется закрыть.

– Почему есть стремление усилить позицию голкипера?

– У нас три шикарных вратаря. С точки зрения качества, не должны приобретать еще кого-то. Почему задумались? Селихову после травмы надо еще выйти на прежний на уровень. Ему недавно вынули фиксирующую пластину из пальца, нужно его разрабатывать. Тем более у нас тяжелый график в августе.

Также есть перспективный Максименко. Я, как руководитель, думаю, как нам подстраховаться и дать хороший результат.

Томас Цорн и Станислав Черчесов

Наблюдаем за переговорами Гильерме с "Локо"

– Как охарактеризуете ваш интерес к Гильерме?

– Это сильный вратарь, мы с ним давно знакомы. Но Гильерме – футболист "Локомотива". Не думаю, его куда-либо сейчас отпустят.

– Правильно понимаю, что вы внимательно смотрите как развиваются переговоры "Локо" с натурализованным бразильцем?

– Да, наблюдаем за этим процессом. У голкипера зимой заканчивается контракт, следим за рынком и ждем.

– Кто такой 20-летний вратарь Андреа Романьоли, который уже почти подписан?

– Молодой, талантливый голкипер итальянской школы. Из "Спартака-2" у нас ушел Владислав Терешкин, которому 25 лет и у которого 31 мая закончился контракт. Нам в "Роме" сказали, что у Ромальони есть хорошие перспективы, что его можно развивать.

Посмотрели на Андреа, передали кандидатуру в селекционную службу, получили заключение: у парня хорошие данные, взяли его посмотреть во вторую команду. Здесь и сейчас это не вратарь под основу, но способен создать конкуренцию коллегам по амплуа.

– Так сделка закрыта?

– Да, Андреа заключил договор.

– Романьоли и Понсе – разные истории, не часть трансфера аргентинца в "Спартак"?

– Да, разные, никак друг с другом не связанные. Не раз летал в Рим и в разговорах с "Ромой" рассматривали разные позиции. Итальянские коллеги сказали, что у них есть много молодых ребят, которых можем просмотреть.

– Малколм Баду и Николоз Кутателадзе, которые находятся на сборе, имеют отношение к тому агентству, с которым вы сотрудничали?

– У меня, повторю, оно было на протяжении десяти лет. Перед тем, как перейти в "Спартак", оттуда ушел. Раньше агентство называлось Tomas Zorn Sportmanagement – TZS. Я его закрыл. Но у меня была бригада ребят, которые работали и жили этим. У всех семьи, дети. Они решили создать новую подобную структуру – TEAMZONESPORTS. Это другое юридическое лицо, иные учредители. Я к нему отношения уже не имею.

Так вот к Кутателадзе "Спартак" проявлял интерес еще в декабре, когда не думал, что окажусь в Москве. Мы продолжаем то, что красно-белые начали зимой. Николоз молодой перспективный парень, которого Патрик Клюйверт будучи спортивным директором "ПСЖ" привозил из "Лилля". Кутателадзе прилично выступал на уровне юношеских команд. Ему парижане предложили длительный контракт с перспективой основы. Но куда 18-летнему парню пробиваться в таком коллективе?

С ним познакомился в январе-феврале, когда Николоз находился на просмотре в Киеве. Там травмировался, "ПСЖ" вернул его обратно и лечил за свой счет. Мы приняли решение, что приведем его в "Спартак-2". Футболист уже восстановился, но в состав будет вливаться через вторую команду. Игрок для нас практически ничего не стоит, кроме какой-то минимальной зарплаты.

Тем более, в "Спартаке-2" из нападающих есть один только Нимели. Кутателадзе станем наигрывать в "двойке", затем посмотрим, вырастет ли до первого состава.

Малколма Баду знаю лично. Раньше с ним работал и инициатором его просмотра стал я. Не рекомендовал бы Кононову кого-то, если бы не верил, что человек принесет пользу. К агентским историям сделка отношения не имеет. Сказал парню, что если поедешь в "Спартак" и у тебя все получится, никто ничего на этом не заработает.

Если игрока этот вариант заинтересовал, то договорюсь с "Вольфсбургом", там достаточно хорошо всех знаю. Молодые ребята боятся ездить в Россию. Они здесь никогда не были, для них стремно идти на такой шаг – хотят рвануть в Бельгию, Голландию. Баду – воспитанник "Вольфсбурга", много выступал за юношеские, молодежные сборные Германии. Играл на чемпионате мира U20, где был и Понсе.

Томас Цорн и Андрей Аршавин

Трансферный бюджет – чуть меньше 8 миллионов евро

– У "Спартака" была позиция по селекции – никого не берете до тех пор, пока кто-то не будет продан?

– Нет. У нас сформирован трансферный бюджет, который пока не превышен. Он небольшой, потому что в предыдущем сезоне не достигли цели – попадания в Лигу чемпионов. Новый бюджет не сформировался. Остался старый, который принят до моего прихода.

– Это около 8 миллионов евро?

– Чуть меньше.

– В прессе звучали еще две фамилии применительно к красно-белым – Малиновский и МакАллистер. Что по ним?

– К МакАллистеру интерес "Спартак" проявлял до меня. Вели общения с "Брайтоном" и с представителями игрока. Но на тот момент все было решено по "Бока Хуниорс", поэтому не стали даже вникать.

Малиновский в расширенном списке присутствовал. Но конкретных движений по нему никогда не совершали.

– Имеется ли интерес к защитнику Федору Кудряшову?

– У нас есть Ещенко. Он тоже возрастной, фланговый защитник, который может дать опыт молодым ребятам – Рассказову и Айртону. Андрей очень важен в раздевалке.

Рассматривать Кудряшова на эту позицию в его годы идет вразрез с нашей философией по омоложению состава. Я близко общаюсь с Ральфом Рангником (главный тренер "РБ Лейпциг". – Прим. "СЭ"), у них есть философия, что старше 24 лет никого не берут. Когда-то он сказал в интервью, что неважно кого им предложат – будь то Месси или Роналду, не подпишут, потому что оба не соответствуют философии клуба.

Необходимо брать тех, в чьи перспективы верим. Поэтому Федор не подходит. Слухи связаны, наверное, с тем, что у нас освободилась позиция левого защитника, но пока у нас нет вариантов. Если кто и понравится тренеру, это будет молодой и бюджетный вариант, интересный с точки зрения дальнейшей перепродажи.

– Что скажете о Рицу Доане – японце из чемпионата Голландии, которым, по информации "СЭ", "Спартак" интересовался?

– Я ездил на него смотреть, но мы не решились его рассматривать.

– Дорого?

– Даже не дошли до цены. Увидели пару матчей живьем, но не впечатлил. Хотя по Instat казался реально неплохим.

– Промес активно намекал, что может вернуться…

– Квинси - тема социальных сетей. У нас никогда не возникало таких намерений. Тем более не думаю, что "Севилья" рассматривала бы такую продажу.

– Главная ваша цель – это атакующий хавбек?

– Да.

– Когда вы можете закрыть сделку и есть ли какие-то варианты?

– Пока рассматриваются несколько, хотим все сделать до начала чемпионата. Потому что надо наигрывать команду до августа. Намерены собирать очки с первого тура. Есть желание получить какой-то костяк для нового состава.

– Новичок будет иностранцем?

– Скорее всего, да.

Томас Цорн и Олег Кононов

Цель на Лигу Европы – четвертьфинал

– Поговорим о нюансах функционирования клуба – как "Спартак" намерен меняться в информационном плане?

– Нужно наладить коммуникацию с общественностью, потому что у нас до этого структура была кривовата: разные отделы занимались разными вещами. Хотим их объединить и отдать в руки Антону Лисину, чтобы реформировал. Все должно быть открыто, чтобы даже если негатив всплыл, можно было как-то разъяснить ситуацию и через слухи не шло в ненужное русло.

– На что вы нацеливаетесь как менеджер? Имею в виду по маркетинговой и бизнес-стратегии клуба?

– Это вопрос скорее к Александру Атаманенко (коммерческий директор "Спартака" – Прим. "СЭ"). Конечно, будем советоваться по целям совместно. Знаю, кстати, что первый этап продажи абонементов прошел хорошо.

– У вас нет опасений по полю к первому домашнему туру?

– Нет. Все будет готово.

– Сформулируйте цели на сезон.

– Выход в групповой этап Лиги чемпионов, которая для нас реальна. Желательно напрямую, без квалификационного раунда. В Лиге Европы было бы оптимально дойти до четвертьфинала.

– Амбициозно.

– Конечно. Задачи нужно решать серьезные. Цель – выиграть третий отборочный раунд? Это не цель. (Смеется.)

– Согласны, что "Зенит" сейчас гегемон на долгое время?

– Посмотрим. Наша работа покажет. Мы должны быть противовесом Питеру. Думаю, получится выстроить что-то хорошее в клубе. У нас собирается приличная команда.

– Какой ваш личный результат по итогам сезона признаете успешным?

– Первое – спортивный показатель. Если достигнем Лиги чемпионов, будет очень солидно для меня для начала. Постараемся прийти к тому, чтобы "Спартак" генерировал доходы и уменьшал расходы.

– Начинается турнир "Кубок Париматч премьер". Какие ожидания?

– Товарищеские матчи, кубки – не показатель. В премьер-лиге другой настрой у команд, другие условия, другая нагрузка. В Катаре наблюдал, что у всех была разная подготовка, каждый коллектив подходил к спаррингам с разными задачами. Когда начнется РПЛ, у тебя появится недельный график и задача брать три очка каждый уик-энд. Сравнивать одно с другим нельзя.

Томас Цорн и Станислав Черчесов

Автор: "Спорт-Экспресс" 26.06.2019.