Ханни Софиан - 2 4 - игроки 2017/18 - clubspartak.ru

Софьян Ханни: «Победы, лучшее, что есть в футболе.»

Софьян Ханни в нашем клубе уже чуть больше месяца, но из-за зимних сборов и выездных матчей у него пока не было возможности узнать Москву. Вернувшись после длительной поездки по маршруту Эстепона — Бильбао — Сочи — Самара, алжирец наконец начал знакомство с российской столицей. Первым пунктом в экскурсионной программе стал спартаковский музей. Мы встретились там с полузащитником в его выходной. Как говорится, ни дня без «Спартака»…

ГОЛ НА «ОЛД ТРАФФОРД»

— Признаться, раньше вообще не любил музеи, — начал с откровения Софьян. — Но с того момента, как женился, стал их посещать. Найма, моя супруга, их очень любит и постоянно зовет меня с собой. Поначалу говорил: «Люблю играть в футбол и смотреть его. А что делать, например, в картинной галерее?!» Но жена была настойчива, и однажды я согласился пойти. С тех пор мы посещаем все музеи и галереи вместе. И мне это нравится.

— На этот раз вам, кажется, удалось полностью совместить интересы: музей + футбол = спартаковский Зал Славы.

— Точно. Мы мечтали его посетить. И как только появился выходной, с радостью отправились на стадион. Найма, еще издалека увидев «Открытие Арену», восхитилась: «Софьян, какой красивый стадион! В Бельгии таких нет… На этой арене ты должен выигрывать каждый матч!» Впечатлил нас и сам музей. Потрясающий, современный! В нем хранится бесчисленное количество экспонатов.

Особенно интересно было посмотреть на бутсы и медали Сергея Родионова, а также увидеть фрагменты игр с его участием. Теперь я знаю о Родионове не только как об одном из руководителей клуба, но и как о знаменитом футболисте «Спартака». Надеюсь, со временем мне тоже удастся внести свою лепту в спартаковскую историю. А в зале игроков мне уже захотелось изменить свою статистику, поскольку там напротив моей фамилии пока по большей части значатся нули.

Софьян Ханни с семьёй в музее Спартак

— В предыдущих клубах — в Бельгии и Турции — у вас была хорошая статистика. Кроме того, в прошлом году вы выиграли чемпионский титул с «Андерлехтом».

— Победы, безусловно, лучшее, что есть в футболе. Многие говорят: когда завершишь карьеру, у тебя все будет хорошо: деньги есть, ты ведь футболист. Но для меня важны титулы. Хочу добиться успехов, чтобы потом говорить своей дочери: Камила, смотри, папа выиграл этот кубок в 2013-м, а этот — в 2017-м… Думаю, вы хорошо понимаете, о чем я. Вспомните прошлый сезон. Для «Спартака» он был фантастическим! Этой победой в чемпионате России вы осчастливили стольких людей. Просто здорово! И я очень голоден до таких ощущений и побед, поэтому выбрал «Спартак».

— А если дочка спросит вас: «Папа, какой день своей жизни ты хотел бы пережить снова?»

— Скажу, что это день ее рождения. Ну а если спросит про футбол, то расскажу ей, что с «Андерлехтом» играл на «Олд Траффорде» в четвертьфинале Лиги Европы против «Манчестер Юнайтед». «Олд Траффорд» — историческое место с особенной атмосферой. Если бы мог выбрать один матч, то прожил бы этот снова.

— Вы стали первым игроком в истории Лиги Европы, забившим «Манчестер Юнайтед» на «Олд Траффорд».

— Да. К тому же это был мой первый гол в Лиге Европы. До того момента у меня не получалось послать мяч в ворота. Перед матчем сказал себе: о’кей, Софьян, возможно, это последняя игра в Лиге Европы. Пора забивать. Будет здорово, если ты сможешь это сделать. И мне это удалось.

«ДЕСЯТКА»

— Наверное, трудно решиться на переход из «Андерлехта», в котором вы были капитаном, в «Спартак»?

— Нет, потому что понимаю: в Бельгии уже все сделал. За три с половиной года, проведенных там, выиграл чемпионат и Суперкубок страны. Поэтому размышлял о том, что пришло время двигаться вперед. Когда появилось предложение от «Спартака», не раздумывал.

— В какой роли вас видит Массимо Каррера?

— Мы говорили с ним на эту тему. Он хочет, чтобы я играл так же, как в «Андерлехте». И помогал команде побеждать.

Массимо Каррера и Софьян Ханни Спартак

— Как охарактеризуете свой стиль игры?

— С юности играю «десятку». Это моя любимая позиция. Могу также действовать слева. Некоторые тренеры использовали меня как форварда. Да, иногда неплохо получалось. Но все же предпочитаю быть «десяткой». Хорошо вижу поле, читаю игру, создаю моменты. Всего этого от меня ждут. Ну и, конечно, голов и передач.

— Московские морозы вас не смущают?

— К ним пока привыкаю. Помню, в домашней игре против «Атлетика» сначала находился на скамейке. И было очень холодно. Смотрел на партнеров, сидящих рядом, и не понимал, как они не мерзнут. Но потом вышел на поле и сразу забыл про холод. Игра захватывает целиком, и мороза уже не чувствуешь.

Вот в снежную погоду очень трудно показать качественную игру. Мы начали весеннюю часть чемпионата, можно сказать, с «финала» — «Спартак» — «Локомотив». Разочарован тем, что не удалось победить. Ведь эта игра была за шесть очков. Но у нас впереди еще есть матчи чемпионата и Кубка России. И я верю в успех.

— Что-нибудь знаете о хабаровском СКА, с которым предстоит сыграть в воскресенье?

— Слышал, что Хабаровск находится очень далеко. Ребята уже сказали, что мне повезло. Гостевая игра с этой командой уже состоялась — мне не пришлось лететь на Дальний Восток. Что ж, теперь нас ждет встреча на «Открытие Арене», и я надеюсь показать достойную игру при своих трибунах. Нам нужна только победа.

— Вы постоянно общаетесь с Квинси Промесом. Как сблизились?

— С первого дня нашли с ним общий язык. Он гостеприимен. И несмотря на то, что прошло еще не так много времени, мы хорошо понимаем друг друга на поле. Мыслим одинаково, стиль игры похож. Однако общаюсь не только с Квинси, но и с другими ребятами. Они также помогают мне во всем. Кстати, был удивлен, что все игроки дружелюбно настроены ко мне. Думал, что русские будут в стороне, я буду больше проводить время с иностранцами, но это не так. Мне кажется, что это одна из причин, почему в прошлом году «Спартак» стал чемпионом. Хорошая команда. Все футболисты держатся вместе. Теперь стараюсь влиться в коллектив.

СТОЛ НА 14 ПЕРСОН

— У вас есть и серьезная персональная поддержка — большая семья. Родственники приедут вас навестить?

— Да. Когда сделают визу. То, что получать ее нужно будет каждый приезд сюда, было для нас сюрпризом. Но, думаю, мы это преодолеем. У меня большая семья — три сестры и брат. Скучаю по ним: мы редко видимся. В декабре собрались все впервые за более чем десять лет. Отмечали Новый год вместе в Абу-Даби. Нас было четырнадцать — все с супругами и детьми. Это по-настоящему запоминающиеся дни! Было забавно, как мы бронировали столик в ресторане. Персонал с удивлением узнавал, что придет 14 человек. Знаете, в детстве мы, конечно, не были так дружны. Как и все дети, часто дрались. Когда ты живешь вместе со всеми постоянно, иногда устаешь, понимаете? «О-о-о-о, опять вижу эти лица!..»

— Как в фильме «Один дома»? «Я хочу жить отдельно...»

— Да-да. Очень похоже. Потому что у меня две старшие сестры и одна младшая. И мне было трудно жить в доме, где одни девушки. Помню, что постоянно говорил папе: хочу братика. А если отец, например, уходил на футбол или на встречу, я всегда шел вместе с ним. Не то чтобы не любил сестер… Просто мне нравился футбол. И я считал, что он не для женщин. Сейчас смеемся, когда всё это вспоминаем.

Софьян Ханни Спартак

— Забавно, ведь ваша младшая сестра — футболистка.

— Да. Жинан 22 года. Она играет в футбол с семи–восьми лет. Стала заниматься им из-за меня и моего отца (он тоже раньше был игроком). Однажды папа в шутку спросил ее: «Ты хочешь играть в футбол?» А она всерьез ответила: «Да». И с того момента ее жизнь полностью посвящена футболу. Кстати, Жинан делает успехи. Сейчас играет в первом дивизионе Франции и уже приглашена в сборную Алжира.

— Вы тоже стали футболистом благодаря отцу?

— Да. Он очень горд, что его мечта о профессиональном футболе реализовалась через меня. Когда был маленьким, каждое воскресное утро с двоюродным братом ходил смотреть матч папы и дяди. Тогда отец был очень увлечен игрой. А сейчас следит за каждым моим матчем, за встречами младшего брата и сестры.

Помню, когда появилась возможность уехать играть в «Нант», отец спросил меня, готов ли я покинуть родительский дом. Ответил: конечно, хочу играть там. Моя семья навещала меня раз в месяц. Родственники оставались на выходные. И самым трудным было провожать их обратно на поезд и прощаться. Когда они уезжали, было очень тяжело. Потом я играл в Турции, Бельгии… Сейчас — в России. Поэтому та встреча с родными в декабре была очень важной. Когда четырнадцать родственников собираются в одном месте — это может влететь в копеечку. Но я рад, что у меня была возможность это организовать.

— А помните, как потратили свою первую зарплату?

— Стал зарабатывать в четырнадцать. В «Нанте» мне платили 500–600 евро в месяц. Папа распоряжался моими деньгами, так как мне еще не было восемнадцати. Отец сказал, что выдаст кредитную карту, с которой смогу снимать наличные. Мой лимит был 160 евро в месяц. Остальные деньги просто оставались на счете. Не мог их трогать. Мои друзья, другие игроки, могли распоряжаться всеми своими деньгами и тратить их, а я — нет. Это было сильным разочарованием. Просил папу изменить свое решение, но он был тверд: никаких вариантов. А когда мне исполнилось восемнадцать, я подписал профессиональный контракт, нашел свое жилье. И был так рад, когда увидел, что на моем счете есть деньги! Сразу купил на них машину и мебель для квартиры. Спустя некоторое время стал неплохо зарабатывать в Турции. Тогда первую зарплату отдал семье. Помог брату и сестрам.

— Игроку сборной Алжира легко заиграть в любом чемпионате?

— Горд, что ношу свитер национальной команды Алжира. Игрок сборной на виду, ему легче найти себе клуб. Но не все так здорово, как может показаться на первый взгляд. У нас есть талантливые футболисты. Например, Риад Марез из «Лестера». Он выиграл чемпионат Англии, стал лучшим в лиге. Но он по-прежнему в «Лестере». И все говорят: это потому, что он алжирец. Понимаете, не все селекционеры мечтают об алжирских игроках.

А помните, как алжирцы сыграли на чемпионате мира в Бразилии в 2014-м? Они, кстати, были в одной группе с Россией. Алжирцы вышли из группы, потом проиграли будущему чемпиону, Германии, в дополнительное время — 1:2. То, как наши болельщики приветствовали команду, было незабываемо.

Софьян Ханни Спартак

— Расскажите, как это было.

— Я жил в Париже. Вот представьте, если французы после победы просто выходят на Елисейские поля, то все алжирцы и марокканцы организуют на Шанз-Элизе настоящую вечеринку. Алжир выиграл! Это такое счастье! У французов таких эмоций не увидишь.

Мог выбрать Францию, но решил выступать за Алжир. К тому же в этой команде заиграть легче: конкуренции меньше. Кроме того, моя семья родом оттуда, да и я в душе алжирец. Нравится атмосфера, которую создают эти люди. Та же история и со «Спартаком». Здесь мне импонирует атмосфера. Это касается всего: и команды, и ее болельщиков, и столицы.

Автор: "spartak.com" 10.03.2018.

Софьян Ханни: «Россия для меня — новая страна, новое начало.»

Полузащитник красно-белых рассказал о жизни в России, удивился исчезновению «Тосно» и «Амкара» и сравнил Неймара и Роналдо.

Люди на Западе думают, что в Россию лететь 10 часов

— Вы говорили, что перед переездом в Россию у вас были некоторые опасения. Почему?

— Думаю, это нормально, если ты ни разу не бывал в России. Во Франции и Бельгии люди знают о вашей стране только, что она далеко, и здесь холодно и опасно. Когда я говорю, что лететь до Москвы всего три часа, удивляются — для них это настоящий сюрприз. Они думают, чтобы добраться до России, нужно никак не меньше 10 часов провести в самолете. Не знаю, откуда такая информация, но вот так они видят Россию.

— Вы тоже думали, что добираться в Москву будете полдня, а на каждом шагу вас ждет опасность?

— Ну, что касается расстояния, я-то знал, что Россия не так далеко. Что до опасности — я не люблю заранее себе что-то придумывать. Если я не увидел этого своими глазами, я не стану утверждать. Тем не менее, Россия для меня — новая страна, новое начало. И потому некоторые опасения все-таки были.

Софьян Ханни: «Россия для меня — новая страна, новое начало.»

— Как обстоит дело сейчас?

— Я прожил в Москве чуть больше четырех месяцев. Это отличный город, здесь хорошие люди. Мне все очень нравится. Никаких проблем нет. Живу в доме недалеко от нашей базы в Тарасовке, у меня есть водитель.

— Можете сравнить российскую лигу с бельгийской?

— Лиги похожи. Я не так много матчей пока сыграл в премьер-лиге, к тому же, среди них не было игр с топ-командами — ЦСКА, «Зенитом», «Локомотивом»… Так что оценивать детально тяжело. Сейчас начнется новый сезон, и посмотрим. Не могу дождаться, чтобы выйти на поле в матче против лидеров чемпионата. Пока могу сказать, что в российской лиге много борьбы. Особенно команды стараются, играя против нас.

— Считается, что против «Спартака» каждая команда стремится провести свой лучший матч.

— Это совершенно нормально. «Спартак» ведь самый популярный клуб России, поэтому каждый и хочет запомниться в матче с такой командой. То же самое было в «Андерлехте» в Бельгии. Мы знали, что против нас выйдут 11 человек, готовых жизнь отдать, чтобы победить нас. Нужно готовиться к этому и в «Спартаке». Потому что расслабиться хоть на секунду нам никто не позволит.

— В чем же причина поражений от «Тосно» и «Динамо», перечеркнувших всю работу в сезоне?

— В чем причина, не знаю. Все мы были очень расстроены. Был такой отличный шанс выиграть Кубок России. Мы знали, что мы лучше, мы сильнее. Когда я пришел в «Спартак» в феврале, мне сказали, что в турнире уже нет больших команд кроме нас. Мы должны выигрывать такие матчи — как с «Тосно», как с «Динамо». Но почему-то не смогли…

— Кстати, вы в курсе, что «Тосно» больше не существует?

— Да ладно?

— Да. В Суперкубке с «Локомотивом» сыграет ЦСКА, а в Лиге Европы — «Уфа».

— А почему они?

— Потому что ЦСКА занял второе место, а «Уфа» — шестое.

— Вот это да

.— Еще не сыграет в премьер-лиге «Амкар», который тоже прекратил существование.

— Вау! Что происходит?! А кто же будет играть вместо них?

— «Анжи». Но и по этому клубу нет уверенности, что он доиграет сезон.

— Я в шоке… Получается, в России все зависит от спонсоров. Никогда не сталкивался с подобным в других странах

Моя задача — играть и помогать «Спартаку» выигрывать титулы

— В прошлом сезоне было много критики в адрес тренеров по физподготовке. Могли бы вы сравнить работу над физикой в «Андерлехте» и «Спартаке» после перехода?

— Думаю, физподготовка не зависит ни от клуба, ни от страны, где ты играешь. Все решает подбор тренеров и то, чего они хотят от команды. Например в «Андерлехте» у меня были как тренеры, которые давали мало нагрузки, так и такие, которые устраивали настоящую жесть. Именно такой работал в клубе, когда я перешел в «Спартак». Мы практически не играли на тренировках — постоянно пахали над физикой. Для него это было очень важно. В Москве же тренировки сильно отличались. Мне понравилось, что мы много работаем с мячом. Конечно, когда у нас было два занятия в день, одно из них мы проводили в зале. Но после Бельгии это был практически курорт. Не вижу никакой проблемы в многих часах подготовки. Мы профессиональные спортсмены и должны постоянно тренироваться.

Софьян Ханни чемпион Бельгии в составе Андерлехта

— Не удивились, увидев совершенно новый тренерский штаб по возвращении из отпуска?

— Да, я удивился, потому что не знал об этих изменениях. Мне нравилось работать с теми тренерами, что были весной. Они сильно помогли мне, ведь я был новичком, только что пришедшим в коллектив. Сейчас здесь новые люди, с которыми мы быстро нашли взаимопонимание. В футболе такое случается часто: сегодня у тебя один тренер, а завтра ты уже работаешь с другим. Ничего страшного.

— Какой была ваша летняя подготовка?

— Мы начали все с начала. Какое-то время потребовалось, чтобы привыкнуть к новым требованиям. Мы много работали над тактикой, над построениями и командными взаимодействиями. По своему опыту знаю, что так происходит всегда, когда меняется тренерский штаб.

— В товарищеских матчах вам пришлось играть на разных позициях. Какая для вас удобнее?

— Моя любимая позиция — «десятка». Нравится играть позади нападающего. Но «Спартак» не играет по схеме с «десяткой». В Бельгии я часто играл левого атакующего полузащитника — как Квинси Промес. Сейчас тренер хочет, чтобы я играл «восьмерку». Это не проблема — я могу действовать в центре поля. Но он понимает также, что я не могу играть везде. Две-три позиции закрыть могу, но не более. На самом деле, между «десяткой» и «восьмеркой» не такая уж большая разница. Во втором случае приходится выполнять больше оборонительных функций.

— В прошлом сезоне вы сыграли семь матчей в премьер-лиге, забив два гола. Неплохой результат для полузащитника.

— Два гола и две передачи за семь матчей — неплохо, да. Но я знаю, что способен на гораздо большее. И покажу это. Также я расстроен, что играл не так много, но даже полученное игровое время нужно было использовать лучше. Я привык играть постоянно по 90 минут, здесь же нужно было либо выходить на замену, либо уступать место партнерам. Понимаю, что я был новичком, но принять это было непросто. Уверен, я способен гораздо сильнее помогать «Спартаку» своими голами и передачами.

— Есть ли у вас какая-либо цель на новый сезон — определенное количество голов, например?

— Я никогда не ставлю таких целей. В первую очередь, нужно выиграть титул. Когда я пришел в «Спартак», первой моей целью было играть. Играть как можно больше, чтобы понять уровень лиги и стать одним из лучших ее футболистов. Вторая цель — своей игрой помогать команде побеждать и завоевывать титулы. А вот когда выиграем титул, тогда и будем разбираться, кто там сколько забил, отдал и так далее.

— Что мы будем вспоминать по окончании карьеры — конечно же, моменты больших побед. Перед переходом в «Спартак» я смотрел некоторые видео тех лет, когда команда становилась чемпионом. Фанаты, атмосфера — это просто фантастика. И я хочу прожить такие моменты вместе со «Спартаком». В сезоне-2016/17, когда красно-белые стали чемпионами, я тоже стал чемпионом с «Андерлехтом». Надеюсь, вскоре завоюю титул и со «Спартаком».

— Видели забег на поле после оформления чемпионства год назад?

— Конечно, видел. Это было настоящее сумасшествие. В Бельгии чемпионство «Андерлехта» праздновалось совсем не так. Когда видишь подобное, понимаешь, ради чего и ради кого мы играем в футбол. Если честно, мне очень хотелось бы стать частью того безумия, что было на поле. Надеюсь, это у меня впереди.

Люблю ходить в спортзал — это время подумать

— С кем вы быстрее всего нашли общий язык в команде?

— Когда я только приехал, чаще держался вместе с Промесом и Боккетти, так как они свободно говорят по-английски. Сейчас уже стараюсь общаться со всеми и завести побольше друзей. Уверен, это путь к созданию здоровой атмосферы в коллективе. А она, в свою очередь, поможет всем нам в борьбе за титулы.

— В Москве живете один или с семьей?

— Когда я только подписал контракт, семья осталась в Брюсселе. Дочка ходила в садик, и мы решили, что резко менять обстановку в тот момент не стоило. Нужно было постепенно привыкать к новым условиям. В конце сезона они сделали двухлетнюю визу и приехали ненадолго ко мне в Москву. А сейчас мы живем вместе, причем они переехали в Москву, когда я был на сборе в Австрии. Я им был даже не нужен (смеется). Семью встретил мой папа, который уже некоторое время жил в моем доме. Водитель отвез его в аэропорт, а потом всех вместе привез домой.

— Чем вы обычно занимаесь дома? Точнее, занимались до переезда семьи.

— Если у нас был только один выходной, я сидел дома. Ходил в спортзал, потом в кафе покушать, совершал прогулки. Если же два-три выходных, то летал в Брюссель повидаться с семьей.

— В центр совсем не выбираетесь?

— Жена приезжала ко мне два раза. В общей сложности она провела у меня дней десять. Конечно, мы гуляли по Красной площади, фотографировались. Где-то еще были в центре, но не могу сказать, где — не знаю названий. Еще мы с ней посещали музей «Спартака» на стадионе.

— В Большой театр не ходили?

— В Большом еще не были, но пойдем обязательно. Жене очень нравится посещать театры.

— А вам?

— А я домосед — люблю побыть дома. Поговорите с моим водителем — он скажет, что я идеальный клиент (смеется). Возить меня почти никуда не надо. Если выбираюсь из дома, то только в ресторан. В Брюсселе мы с женой часто ходили в кино, но сейчас с маленькой дочкой это невозможно. Так что сижу дома, смотрю футбол — очень много матчей обычно — и сериалы.

— То есть, сравнить Москву и Брюссель вы не сможете?

— Единственное, что могу сказать — Москва во много раз больше. Это вот прямо большая-большая разница! Это хорошо, потому что открывает больше возможностей, но плохо, потому что постоянно везде пробки. Иногда я думаю поехать куда-то в ресторан или погулять, но потом представляю, что только на дорогу туда-обратно уйдет больше двух часов. И сижу дома в итоге (смеется).

Софьян Ханни: «Россия для меня — новая страна, новое начало.»

— Какие чемпионаты смотрите чаще всего?

— Лигу 1, примеру, АПЛ. После переезда смотрю и российскую лигу, а также стараюсь следить за бельгийским чемпионатом.

— Вы упомянули, что ходите в спортзал. Часто тренируетесь самостоятельно?

— Обычно если нет игры, дома я каждый день хожу в зал. Везде, где бы я ни жил, в доме был фитнес-клуб. Так что это несложно. Это время побыть одному, подумать, разложить мысли по полочкам. Иногда это очень нужно.

Неймар даже рядом не стоит с Роналдо

— Почему вы в последнее время не вызывались в сборную?

— В последний раз я играл в марте, а вот на майские товарищеские игры против Кабо-Верде и Португалии тренер меня не вызвал. Но теперь тренер уволен, и сборная осталась без руководства. Сейчас федерация ищет нового специалиста, а мы все ждем, что будет дальше.

— Вся сборная Алжира состоит из игроков, выступающих в разных лигах. Это хорошо или плохо?

— Это хорошо. Во-первых, мы друг друга отлично знаем. Во-вторых, пусть мы не играем в одной лиге и в одной команде, мы набираемся опыта в более сильных чемпионатах. Так что никаких проблем, когда сборная собирается, не возникает.

— Вы выбрали сборную Алжира, а не Франции. Не жалеете теперь, когда французы стали чемпионами мира?

— Да. Я делал выбор сердцем и никогда не жалел о нем. Даже несмотря на победу Франции в России.

— Какие эмоции испытали, когда французы подняли кубок мира над головой?

— Порадовался за игроков. Я никого не знаю в этой команде, но ребята проделали отличную работу. В команде была классная атмосфера. Это помогло им.

— Практически вся французская команда состоит из потомков эмигрантов. Дети эмигрантов или натурализованные футболисты все чаще играют за сборные — это тенденция современного футбола?

— Не думаю, что это тенденция. Просто есть страны, где много эмигрантов. К примеру, во Франции куча разных этносов. Потому и сборная такая. Это зависит исключительно от страны. Вот в России не так много эмигрантов, поэтому и сборная у вас практически полностью состоит из местных. Натурализация порой помогает чуть поднять уровень команды. Но это не панацея. Нельзя собрать команду иностранцев и заставить их играть за страну.

— Что скажете о сборной Бельгии? Вот уже много лет это поколение не может оправдать выданных им авансов.

— Выигать титул непросто. У бельгийцев отличное поколение, уверен, они добьются серьезных успехов. Когда? Не знаю. К сожалению, им на пути попалась Франция. Но третье место — это лучший результат в истории страны. Возможно, они могли замахнуться на победу… Для меня чемпионат мира как Лига чемпионов: всегда есть команды, которые выигрывают эти турниры. Практически невозможно представить, чтобы какая-то новая команда завоевала трофей. Может быть, после нескольких лет попыток и далекого прохождения в турнире. Это непросто, тут нужен определенный опыт. Вот например «Челси» — сколько лет и денег они потратили, прежде чем выиграть Лигу чемпионов. «Манчестер Сити» и «ПСЖ» пытаются, но пока никак.

— Чемпионат мира стартовал в последний день Рамадана. Не сказался ли пост на игре арабских команд?

— Не знаю, насколько строго игроки соблюдали пост. Думаю, никаких проблем Рамадан им не доставил. Я слышал, что в 2014 году, когда священный месяц выпал на время чемпионата мира, футболисты нашей сборной постились. И это не принесло никакого негатива — команда провела отличный турнир. Если говорить о себе, мне пост даже придает сил, а не отнимает их. Я становлюсь сильнее ментально. Так что не думаю, что причину неудачи арабских команд стоит искать в Рамадане.

— За кого вы болели на чемпионате мира с самого начала?

— Болел за Бразилию. Я с детства за нее — рос на игре Роналдо. Когда бразильцы вылетели, болел за Бельгию и Францию. В Бельгии родилась моя дочка, а во Франции — я сам.

Софьян Ханни: «Россия для меня — новая страна, новое начало.»

— Знаю, что Роналдо ваш кумир. Кто сильнее: Роналдо или Неймар?

— Роналдо. Неймар даже рядом не стоит.

— Как относитесь к постоянному катанию Неймара по полю и его страданиям после каждого фола?

— Ему это не нужно. Он так хорош! Не понимаю, зачем он так делает. Неймар лучше всех, он суперталант. Считаю, это все ему не помогает, а наоборот мешает. Все плохо говорят о нем, критикуют… Он может быть лучшим плаксой в мире, может быть лучшим игроком в мире и стать чемпионом мира. Но я считаю, он должен быть солдатом.

На мой взгляд, ему не помешал бы инстинкт убийцы, который есть у Месси или Роналду. Хотя, кто я такой, чтобы учить его. Я играл против Неймара за «Андерлехт» — я видел его возможности. Поверьте, он на самом деле в десять раз лучше, чем мы себе представляем. Он обвел четверых и забил. У него сумасшедшая статистика, он забивает по 30 голов за сезон, но он может делать намного больше.

— Знаю, что во время чемпионата мира спартаковцы внутри команды устраивали пари. Как ваши успехи?

— А я не участвовал. Никогда не играю на деньги. Перед чемпионатом мира моя сестра спросила меня, что я думаю о турнире — кто как выступит. У них на работе был какой-то локальный тотализатор. Я поделился с ней мнением, но вообще ничего не угадал — полная катастрофа! И теперь совсем зарекся делать прогнозы.

Автор: "Sport24"  26.07.2018.