Бесчастных Владимир Евгеньевич - 9 11 - игроки 2002 - clubspartak.ru

Бесчастных: я потерял в Испании лучшие годы жизни.

К своим 36 годам Владимир Бесчастных многое в жизни успел: четырежды выиграл чемпионат страны; побывал на первенствах мира (два раза) и Европы; отведал легионерского хлебушка в Германии, Испании, Турции и Казахстане; наконец, наколотил почти полторы сотни мячей в зачёт клуба прославленного бомбардира Григория Федотова.

Как футболист он состоялся. Теперь надеется проявить себя и на более "взрослой" стезе – тренерской. Здесь свободных мест меньше, и конкуренция – гораздо жёстче. Тут всё сложнее, чем на зелёном поле: одного голевого чутья мало. Но тем, наверное, и интереснее.

ФУТБОЛ, ХОККЕЙ…

— Как поживаете, Володя, чем занимаетесь?
— По большому счёту, ничем. Далеко от футбола не отхожу, но хотелось бы быть к нему ближе. Ищу работу. Тренерскую. А так гоняю мяч со знакомыми. В хоккей играю – за любительскую команду "Еврохим".

— Ваше состояние можно назвать активным творческим поиском?
— Можно. Хотя объявлений в газету "Из рук в руки" я не даю (усмехается). Желание работать тренером у меня как было, так и есть. Лицензия на руках. Осталось дождаться соответствующего предложения.

— Менеджер, агент, судья – эти профессии вам неинтересны?
— Нет. Хочу работать в той сфере, в которой считаю себя специалистом.

— Вы и Высшую школу тренеров оканчивали?
— Да, год назад. Получил категорию "Б". В принципе, её можно и повысить, это не проблема. Проблема – найти применение этой лицензии.

— Среди однокурсников в ВШТ много известных людей было?
— Порядочно. Володя Маминов, Радимов, Булатов, Сирхаев, Пятницкий. Димка Парфёнов начинал учиться, а потом решил ещё поиграть. Хорошая группа подобралась, представительная.

— Много нового в процессе обучения узнали?
— Учиться всегда надо. Это дисциплинирует. В ВШТ не переучивают людей, а предлагают на выбор те или иные варианты, чтобы ты потом сам мог определиться, как дальше работать.

Владимир Бесчастных игрок сборной России

ВТОРОЙ ГОД БЕЗРАБОТНЫЙ

— Некоторые ваши коллеги после завершения карьеры ушли в бизнес. Не ваш вариант?
— Точно не мой. Я не бизнесмен. Думаю, у этих людей, о которых вы говорите, и раньше были какие-то предпринимательские намётки. После окончания карьеры они просто стали уделять коммерции больше внимания, а не резко изменили образ жизни.

— Вы себя в этой ипостаси даже не пробовали?
— Пробовал. Неудачно. Больше не хочу.

— Насколько сложно сегодня молодому тренеру в России попасть, скажем так, в струю?
— Очень тяжело. Оттого я и безработный уже, считайте, два года.

— Одни и те же специалисты по кругу ходят?
— И это тоже. Наверное, у них есть какие-то выходы на "нужных" людей. У меня их нет – я ведь только недавно закончил играть в футбол. Мне вообще весь этот процесс поиска команды представляется одной сплошной загадкой. Я вот, честно, не знаю, как это делается.

— Может быть, есть смысл начать с самого низа – взять детскую команду и расти вместе с ней?
— Сначала я всё-таки склонялся к работе с командой мастеров. Но теперь и такого варианта не исключаю. Не век же без дела сидеть.

— Не находите работу с детьми зазорной для себя?
— Ни в коем случае. На самом деле, с малышнёй, как мне кажется, заниматься даже сложнее, чем с профессионалами. Их нужно абсолютно всему учить, фактически с нуля. Это трудно, но интересно. Желательно только, чтобы условия для работы были нормальные.

ЗАЧЕМ УБИВАТЬ В СЕБЕ ФУТБОЛИСТА?

— Бытует стереотип: прежде чем стать тренером, нужно убить в себе футболиста. Согласитесь с этим утверждением?
— Не соглашусь. По-моему, так говорят люди, которые сами никогда в футбол не играли.

— А Андрей Тихонов, например, с этим тезисом согласился.
— Ну, не знаю. Так или иначе, он же будет использовать в тренерской практике свой опыт игрока, ориентироваться на методы специалистов, под началом которых выступал. По крайней мере – поначалу. Со временем, возможно, ты посмотришь на этот процесс другими глазами, "тренерскими". Но поначалу всё равно будешь опираться на собственный багаж знаний. Будучи игроком, ты примерно представляешь, что может твориться в голове у подопечного в той или иной ситуации. Зачем же тогда убивать в себе футболиста?

— И что же, у вас никогда не возникает желания выскочить на поле и забить пару-тройку мячей?
— Такое желание у меня возникало, когда я играл в футбол. Правда, не всегда оно совпадало с возможностями или тренерскими планами. Теперь такого нет. Сегодня, смотря матч со стороны, чаще ловлю себя на мысли, что в этом эпизоде нужно было так сыграть, а в этом – этак.

— Вот! Разве это не тренерский взгляд на игру?
— Скорее футбольный. Любой профессионал разбирается в тонкостях игры лучше любого любителя.

УНИКУМ ХЛЕСТОВ

— Знаю, что в прошлом году вы выступали в любительской лиге за команду под грозным названием "Интер". За деньги играли или ради удовольствия?
— За деньги. Но и моральное удовлетворение присутствовало. Наша с Хлестовым команда постоянно боролась за первые места, регулярно выигрывала. Можно сказать, совмещал приятное с полезным (улыбается).

— Теперь это в прошлом?
— Да, я закончил.

— А Хлестов?
— Димка продолжает. Он вообще какой-то уникальный человек. И восемь на восемь играет, и за ветеранов, и на КФК. Дай бог ему здоровья.

— Не наигрался?
— Что значит – не наигрался? Образ жизни такой. Когда с семи лет серьёзно занимаешься футболом, как от него можно отказаться? Возможно, если бы у Димы было другое доходное дело, он бы играл исключительно в своё удовольствие, на досуге. Но пока это его основная работа. Надо же как-то семью кормить.

— Дай вам сегодня месяц-другой на подготовку, смогли бы ещё на профессиональном уровне показать класс?
— Конечно, я могу вам сказать, что запросто сыграю, но зачем? Не хочу быть голословным. Я же не знаю, как отреагирует на прежние нагрузки организм. Могу об этом только догадываться.

Владимир Бесчастных игрок сборной России

ОТ ВЕЛИКОГО ДО МАЛОГО

— После Астаны вы, помнится, сначала завершили карьеру игрока, потом неожиданно решили её возобновить. Почему вариант с "Нижним Новгородом" заглох ещё на стадии переговоров?
— Этот клуб непонятно себя повёл. Мы даже по условиям контракта с ним договорились, а потом выяснилось, что меня приглашают только на просмотр. Я сразу подумал: что-то здесь нечисто. Какой может быть просмотр, если до этого я играл в Казахстане и не имел большого перерыва в выступлениях? Чего на меня смотреть?

— Это бывший одноклубник Цымбаларь вас просматривать хотел?
— Нет-нет, Илью и самого потом оттуда убрали. Кто-то другой, кто – не знаю. В общем, подумал я и отказался.

— Других предложений не поступало?
— Нет.

— Вашим последним серьёзным клубом стало "Динамо". Потом были исключительно "маленькие" команды – "Орёл", "Химки", "Истра", "Тверь". Нет ощущения, что после 30 лет карьера пошла куда-то не туда?
— Вы знаете, тут дело-то не в годах. Просто после "Спартака" и четырёх золотых медалей любой переход – это, по сути дела, понижение. С "Динамо", к примеру, я боролся за выживание в высшей лиге. Хотя с приходом Романцева ситуация потихоньку выправилась, игра стала просматриваться. Я связывал с этой командой большие надежды, видел у неё перспективы. Но потом всё опять пошло не так…

— Почему?
— Не знаю. Возраст точно не при чём. Если бы я до 30 лет играл в "Химках", а потом перешёл в "Спартак", это был бы подъём в карьере. Как у Диканя сейчас. Человек в 33 года на повышение рванул. У меня получилось наоборот. Бывает и так.

КОГДА ФИНАНСЫ ПОЮТ РОМАНСЫ

— От Казахстана у вас, вероятно, не лучшие воспоминания остались?
— Да нет, нормальные. Неприятна была денежная волокита. Но от этого страдал не только я. С местными ребятами клуб тоже рассчитался далеко не полностью. Команда оказалась никому не нужной, и чемпионат мы доигрывали на голом энтузиазме.

— Хоть что-то вам заплатили?
— То, что суд присудил, выплатили, пускай и с существенной задержкой. Это мне ещё повезло. Клуб-то потом обанкротился.

— У вас и в Турции подобные проблемы возникали?
— То же самое. В итоге долг передо мной "Фенербахче" вычел из моей трансферной стоимости. Иначе говоря, "Кубани" я достался дешевле, чем мог бы.

— "Расинг" платил исправно?
— Испанцы – да, как и немцы.

— В Испании вы столкнулись с другой неприятностью – дефицитом игрового времени?
— Точно. Русские подпадали в чемпионате Испании под лимит на легионеров, которых можно было одновременно выпускать на поле только троих. А тренеры, которые приходили в "Расинг", приводили с собой своих иностранцев. А нас, соответственно, задвигали в запас. Когда дела у команды складывались совсем скверно, место для меня в составе высвобождалось. Но такая проблема существовала, вы правы.

— А в целом какие остались воспоминания о пиренейском периоде жизни?
— Чего там говорить: свои лучшие годы провёл в команде, которая ни на что не претендовала…

— Осталось чувство неудовлетворённости?
— Ощущение потерянных лет – так будет правильнее сказать.

УЧИТЕЛЯ

— Олег Романцев, Отто Рехагель. Кого ещё назовёте своими футбольными учителями?
— Да, пожалуй, больше и никого.

— Насколько корректным будет сравнение этих двух мастеров?
— Это совершенно разные тренеры. Романцев ставил игру команде и футболистов подбирал соответствующих своему стилю. А Рехагель строил тактику в зависимости от возможностей своих игроков.

— Вас удивила победа Рехагеля на Евро-2004?
— Конечно, это была неожиданность. Не потому что я сомневался в его тренерских способностях, нет. Дело в команде. Ведь он добился успеха не со сборной Испании, а с греками. Это удивило, да.

— Вы не находите, что Романцев рановато отошёл от активной тренерской деятельности?
— Думаю, да. Он мог бы ещё поработать на высшем уровне.

— Вы дважды приходили в романцевский "Спартак" и оба раза становились чемпионом. Больше не звали?
— Нет.

Владимир Бесчастных игрок Динамо Москва

НЕ НУЖЕН БЫЛ БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ…

— В Турцию вас родной клуб едва ли не вытурил. Этого трансфера можно было избежать?
— Наверное, можно. В той ситуации только один Романцев настаивал на том, чтобы я остался. Руководство этого не хотело. Если бы я не подписал контракт с "Фенербахче", возможно, и продолжил бы выступления в "Спартаке". Самое смешное, что мне всё-таки предложили остаться в Москве, но произошло это… после подписания всех бумаг с турками! Они уже и деньги перечислить успели. А у меня уверенности в своём светлом спартаковском будущем больше не было. Если руководителю не нужен сотрудник, им лучше попрощаться. Поэтому я и уехал в Стамбул.
 
— Чем заслужили такое отношение начальства?
— Я так понял, что у руководства созрел план омоложения команды, и я в него не вписывался.

— Тем не менее именно в "Спартаке" вы провели самые яркие, успешные сезоны в карьере – с 1992 по 1994 год.
— Да, эти годы были действительно яркими…

ЗВЁЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ

— Жизнь на Западе чему полезному вас научила?
— Она расширила мой футбольный кругозор. Какие-то методы того же Рехагеля, возможно, возьму на вооружение и в собственной тренерской практике. Работа за границей научила меня профессиональному отношению к делу. Я же уехал совсем мальчишкой, многое мне поначалу в Бремене было в диковинку. Например, обилие свободного времени у спортсменов – в России было иначе. Я наблюдал, как работают старшие товарищи, что-то у них перенимал. Это был полезный опыт.

— До этого, выходит, не очень профессионально к футболу относились?
— Ну, не могу так сказать. Но поймите: я был совсем молодой парень. Мог бы, наверное, пойти и по другому пути…

— У вас была "звёздная болезнь"?
— Мне всё легко давалось. Попал в команду, к 20 годам стал трёхкратным чемпионом. От такого у любого человека голова закружится. Не скрою, было что-то такое и у меня. Всё стало на свои места в Германии. Я встретил в "Вердере" людей известнее себя, увидел, как спокойно они реагируют на свою популярность, и взял с них пример.

…А ДОМА – ЛУЧШЕ!

— Многие ваши боевые товарищи обзавелись в Испании недвижимостью и живут себе спокойно на два дома: там семья, тут – работа. У вас такого соблазна не возникало?
— Возможности есть – нет желания. И никогда не было. Я не очень комфортно себя чувствовал в Испании. Может быть, если бы я жил в Мадриде, чувствовал бы себя по-другому. А из Сантандера меня постоянно тянуло домой, в Москву.

— Что так?
— Не могу я жить в маленьких городах. Свободного времени масса, а как его провести, не знаешь.

— В Москве на стадион выбираетесь?
— Вообще не бываю. Мне достаточно телевизора.

— И как вам как зрителю чемпионат России? Его уровень реально подрос или врут?
— По-любому подрос. Стало больше ровных команд. А главное, условия нынешним футболистам созданы гораздо лучше тех, что были у нас. Я так на секундочку представляю, что было бы, если бы нам, тому "Спартаку", разрешили играть на искусственном газоне.

— И что же было бы?
— Мы получили бы очень большое преимущество над другими командами.

Владимир Бесчастных игрок сборной России

КОМАНДА МОЛОДОСТИ

— За команду молодости переживаете?
— Естественно. Переживаю за Валеру Карпина. Если у него всё получится, может быть, и на других молодых тренеров обратят внимание (улыбается). Надеюсь на это.

— Последние результаты "Спартака" – это, по-вашему, успехи?
— Нужно отдавать себе отчёт в том, что "Спартак" переживает переходный период. Результаты, конечно, оставляют желать лучшего, и этому есть объяснение. В какой-то момент, когда лимита на иностранцев не существовало, мы растеряли русских футболистов. А сильнейшие из тех, что остались, сегодня собраны в "Зените" и ЦСКА. Проблема "Спартака" сегодня даже не в финансовых возможностях, а в человеческих ресурсах.

— Предлагаете спартаковским болельщикам набраться терпения?
— А что остаётся делать? Нужно подождать, когда подрастёт новое поколение игроков.

— Игра современного "Спартака" вызывает у вас оптимизм или всё-таки пессимизм?
— Ни того, ни другого. Видно, что ребята стараются, бьются, хотят выиграть, но получается это у них далеко не всегда.

— А что насчёт сборной?
— Молодцы, чего уж там. Хотя и она играет фактически одними и теми же людьми на протяжении долгого времени. И замены им не видно. Это проблема.

— Реальная проблема или больше всё-таки искусственная?
— Не надуманная – это факт. Возьмите того же Карпина. Он уже чуть ли не всю молодёжь, какая у него есть, в деле перепробовал. По-моему, только в "Спартаке" сегодня двери основы нараспашку открыты для одарённых дублёров. Они выходят на поле в матче Премьер-Лиги – и теряются. Откуда же взяться резерву для сборной? На данный момент его просто нет.

— И что же, ваш рекорд результативности – 26 голов за сборную – так никто и не побьёт?
— Откуда я знаю? Даже не задумывался об этом.

БРАТ МИША

— Давненько не было слышно о вашем брате-близнеце Михаиле. Чем он занимается?
— Миша пробовал себя в судействе, но что-то у него там не пошло. Сейчас поигрывает в футбол за разные команды, на любительском уровне. Я-то уже знаю, чего хочу – тренировать, а он пока раздумывает.

Автор: "Чемпионат" 11.12.2010.

КАК ДЕЛА?

Профессиональную футбольную карьеру лучший бомбардир сборной России завершил более двух лет назад.

Владимир БЕСЧАСТНЫХ: "ИЩУ РАБОТУ"

С тех пор как в конце 2008 года Бесчастных не удалось трудоустроиться в "Нижнем Новгороде", о нем практически ничего не слышно - за исключением выступлений в прессе на футбольную тему.

- Чем занимаетесь в свободное от общения с журналистами время? - поинтересовался корреспондент "СЭ" у популярного в недавнем прошлом форварда, которому 1 апреля исполнилось 37 лет.

- Можно сказать, ничем. Безработный я.

- Что так? Вроде бы Валерий Карпин подтянул сейчас в "Спартак" многих бывших товарищей по оружию.

- Так оно и есть: благодаря Валере целый ряд бывших спартаковцев получил в клубе престижную работу. Почему в их числе нет меня? Наверное, очередь не дошла. А если серьезно, то я рассуждать на эту тему не вправе. Каждый человек хочет видеть рядом с собой тех, кто ему ближе, может быть, по характеру.

- Какой вы видите свою жизнь после футбола?

- Наверное, правильнее сказать - не после футбола, а по завершении карьеры игрока. Я расставаться с футболом не собираюсь. Окончил ВШТ, имею тренерскую категорию Б и хотел бы начать работу в профессиональном клубе ассистентом главного тренера или главным тренером в команде второго дивизиона.

Владимир Бесчастных Спартак Москва

- И что, подобных предложений не получаете?

- Недавно предложили работу в команде второго дивизиона, но ее дела плачевны. Фундамента, инфраструктуры никаких, а значит, и перспектив тоже. Я же не волшебник, чтобы махнуть рукой - и все сразу наладилось. Нужны определенные условия, футболисты подходящего уровня. Иначе результата не видать.

- А попробовать себя в бизнесе или в качестве футбольного агента не хотите?

- Деятельность какого-либо рода, кроме тренерской, вообще не рассматриваю. Бизнес - это не мое, да и профессия агента подразумевает определенный склад характера, требует терпения, а где-то и умения схитрить, чем я никогда не отличался. Мне проще работать в той сфере, где поставлена ясная цель, которой я должен достичь.

- Возможно, для устройства на работу по профилю вам не хватает связей, которые в последнее время играют все большую роль в карьере?

- Когда играл, о том, что надо обрастать какими-то связями, не думал. Считал, что известность поможет мне и в дальнейшем: есть много примеров, когда футболисты, закончив играть, спустя короткое время становились тренерами. Но вот закончил я - и не то чтобы обо мне забыли: просто особого внимания не ощущаю.

- Но вы же поддерживаете связь с бывшими партнерами, в том числе и теми, которые хорошо устроены, играете с ними в ветеранских командах.

- Игры за ветеранов в моем нынешнем положении единственная отдушина. Встречаясь с ребятами, мысленно возвращаюсь в счастливые времена нашей молодости. Со многими общаюсь по телефону, в том числе и с теми, кто получил работу в футбольных клубах. Но чем они могут помочь, если сами не хозяева клубов, а наемные работники? И потом, хочется устроиться не по дружбе с кем-то, а за собственные заслуги. Обычно тем игрокам, которые "на сходе", предлагают работу в клубе, которому они посвятили большую часть карьеры и в нем ее собираются закончить. Я же, хотя и считаюсь спартаковцем, много где успел поиграть, а последней моей командой была казахстанская "Астана", которой уже не существует в природе.

- Но Карпин с футбольным полем тоже простился не в "Спартаке".

- Валеру призвали в трудные для "Спартака" времена. Может быть, и мне повезет: пригласят возглавить какую-нибудь терпящую бедствие команду.

- В Объединение отечественных тренеров не обращались?

- Его глава Михаил Гершкович как-то приглашал вступить в объединение, но все никак не могу собраться. Думаю, вот найду работу - тогда это и сделаю. Я всем сердцем за это объединение, просто пока не оформил с ним отношения. Футбольный мир тесен, и все знают, что я ищу работу, - надеюсь, кто-нибудь да пригласит.

Автор: "Спорт-Экспресс"  28.04.11.    

Владимир Бесчастных Спартак Москва