Мовсисян Юра Сергеевич - 4 13 - игроки 2012/2013 - clubspartak.ru

Мовсисян: играть в клубе Симоняна – мечта армянина

Юра Мовсисян - о "Спартаке" и жизни в США

Обозреватель "Чемпионат.com" побеседовал с Юрой Мовсисяном о его уникальной судьбе, об Армении и Америке, "Спартаке" и Никите Симоняне.

В те же минуты, когда мы беседовали с этим одновременно открытым и серьёзным молодым человеком, в Абу-Даби прилетела жена Мовсисяна. Юра беспокоился насчёт её встречи и, периодически разговаривая по телефону, всякий раз за это извинялся. Не стоило: семья – это святое. Когда у Мовсисяна за океаном родилась дочь, на протяжении трех месяцев трансатлантический перелет младенцу был противопоказан. Форвард не мог полностью сосредоточиться на футболе, мячи в ворота соперников "Краснодара" от его ног залетать перестали. Но едва домочадцы добрались до юга России, Мовсисян сделал дубль в ворота "Волги" — и с того момента удержать его стало невозможно…

Полуторагодовалый российский сезон-2011/12 он закончил четвертым снайпером, а две трети нынешнего – вторым, отставая всего на гол от лидера, Кержакова. И это при том, что сломал пяточную кость в 13-м туре и с тех пор на поле не выходил! Нынче, уже будучи спартаковцем, армянский нападающий находится на финальной стадии восстановления и рвётся в бой. А в спартаковском коллективе, проведя в нём считанные дни, уже чувствует себя своим. Что и дал понять в получасовом интервью обозревателю "Чемпионат.com".

В АРМЕНИИ БОЛЕЮТ ЗА "СПАРТАК", "ШАХТЁР" И "КУБАНЬ"

— Вы помногу забивали в Америке, Дании и в "Краснодаре". Но никогда ещё не играли в клубах с амбициями "Спартака". Уверены, что психологически готовы к давлению, которое оказывают на игроков в высшей степени требовательные болельщики этой команды?
— Да, я уверен в своих способностях. Знаете, на мой взгляд, легче забивать мячи за большой клуб, чем за более скромную команду. На многое ведь влияет уровень игроков, которые тебя окружают. Чем он выше, тем больше голевых шансов тебе будут создавать. Но при всей убежденности в своих качествах прекрасно осознаю: тут не то что в каждой игре, а на любой тренировке надо выворачиваться наизнанку. Мне отлично известны ожидания болельщиков "Спартака", выше которых в российской Премьер-Лиге нет, вероятно, ни у кого. Мне не нужно объяснять, что "Спартак" — самая любимая в России команда. Для меня как армянина сбылась мечта играть за "Спартак" — команду, которую прославил мой соотечественник.уже не могу дождаться возобновления чемпионата и начала моих выступлений за неё!

— В "Спартаке", может, забивать и легче, чем в "Краснодаре" – вот только попасть в стартовый состав куда сложнее. В команде – шесть форвардов, в равной степени претендующих на звание основных!
— Всё-таки нужно заметить, что не все из этих шестерых играют на одной и той же позиции. Кто-то предпочитает атаковать из глубины поля, кто-то – с фланга. Но, когда ты идешь в "Спартак", то не можешь не понимать, что здесь будет именно так. Играть будет тот, кто сильнее. И решение будет исключительно за тренером.

Конкуренция – она только сделает меня сильнее. А конкуренция с моей стороны сделает сильнее других форвардов. И "Спартаку" от всего этого станет только лучше, что каждому из нас только и надо. Лично для меня же переход в этот клуб – колоссальный вызов.

— История "Спартака", в том числе и фамилия его лучшего бомбардира за все годы – Никиты Симоняна, сыграла для вас роль при принятии решения, где дальше выступать?
— Мне не нужно было заглядывать дальше того, о чём все и так говорят. А именно – кто был, возможно, лучшим игроком в истории клуба и её первым снайпером. Для меня как армянина сбылась мечта играть за "Спартак" — команду, которую прославил мой соотечественник. К тому же мой отец Сергей не раз рассказывал мне о "Спартаке" и его истории – в том числе о такой легенде, как Никита Симонян. И он оказал большое влияние на то решение, которое я принял.

— Лично с Симоняном не знакомы?
— Пока нет. Может, теперь это станет возможным.

— Симонян, в роли главного тренера выигравший чемпионат СССР как со "Спартаком", так и с "Араратом", объединяет красно-белых и Армению. На вашей родине "Спартак" популярен?
Симонян авторитет у Мовсисяна— Да. Там есть три команды из бывшего Союза, за которые переживают больше всего – наряду со "Спартаком" это "Шахтер" (там играет другой лидер сборной Армении Генрих Мхитарян) и "Кубань" (хозяином и гендиректором которого являются дядя и племянник Мкртчяны – Олег и Сурен. — Прим. "Чемпионат.com"). Многие армяне смотрят по телевизору матчи именно этих клубов.

12-й НОМЕР НОШУ В ЧЕСТЬ СВОЕГО КУМИРА — АНРИ

— Мне не раз доводилось бывать в Лос-Анджелесе – городе, в окрестностях которого вы выросли. И я знаю, что там есть целые армянские районы, где не счесть национальных магазинов и ресторанов. Ваши родители живут в одном из таких мест?

— Не совсем. Они живут в Пасадене – прекрасном месте, где армян, увы, не так много. Но самый армянский город в Большом Лос-Анджелесе, Глендейл, – всего в 20-30 минутах оттуда, что по лос-анджелесским меркам совсем недалеко. Так что от корней наша семья не отрывается.

— Популярна то ли шутка, то ли быль, что в Лос-Анджелесе армян больше, чем в Ереване.
— (Смеётся) Так можно говорить не только о Лос-Анджелесе, но и о России. Но в конечном счёте я уверен, что каждый армянин, живущий за границей, тянется к своей родине и хочет приезжать туда. Мы все постоянно ездим в Армению и безотносительно того, в какой части света мы живем, чувствуем себя армянами.

— Один из самых легендарных армянских футболистов Левон Иштоян, фразу про которого из фильма "Мимино" знает весь Советский Союз, также уже много лет живёт в Лос-Анджелесе. Вы знакомы?
— Да. Недавно нас обоих, а также ещё одного бывшего игрока "Арарата", Бондаренко приглашали на американское юмористическое шоу Vitamin Club. Оно популярно в Армении, и мои друзья, там работающие, пригласили нас поучаствовать в нём. У Иштояна сейчас детская футбольная школа. Он по-прежнему весь в футболе.

— А ваши родители по-прежнему работают?
— Они сейчас находятся "между работами" — с одних уже ушли, на другие ещё не пришли (улыбается). Им много где довелось поработать, а сейчас я ищу какой-нибудь бизнес, чтобы приобрести его и дать родителям возможность управлять им. Потому что без работы им сложно. Раньше отец чинил машины, а также тренировал меня, когда я начинал играть в футбол. Мама же трудилась в химчистке. Они – люди гибкие, легко адаптируются к новым профессиям.

— Отец сам играл в футбол?
— Играл, но, как я понимаю, на любительском уровне. Однако он в высшей степени футбольный человек, и с ранних лет передал эту увлечённость мне.

— США – не самая футбольная страна, там гораздо более популярны американский футбол, баскетбол и бейсбол. Соккер там большей частью воспринимается чуть ли не как женский вид спорта...
— Ну, это всё-таки преувеличение, связанное с тем, что в Штатах – лучшая женская футбольная команда в мире. На самом деле соккер в США растет год от года. Верю, что в ближайшие десять лет он станет одним из трех главных видов спорта в стране. Только лишь потому, что, к примеру, американский футбол – чрезвычайно травматичная дисциплина, сотрясение мозга там в порядке вещей. Полагаю, со временем футбол (Мовсисян называет его именно так. — Прим. "Чемпионат.com") выйдет на второе место по популярности после баскетбола.

Лично я совсем не смотрю бейсбол, поскольку у меня не хватает нервов наблюдать за спортивным состязанием на протяжении четырех-пяти часов. Американский футбол – штука волнующая, очень контактная, но своих детей я туда не отдам. А в баскетбол ты можешь играть, за редким исключением, только при наличии соответствующего роста. Но сколько их? В общем, у футбола гораздо меньше ограничений, чем у любого из его конкурентов, и рано или поздно это не может не сказаться на его популярности в США.

— Вы полюбили футбол благодаря отцу в очень раннем возрасте. А кто был вашим кумиром и за какие клубы вы переживали?
— Да, всегда играли в саду, во дворе – везде! С тех пор я обожал "Реал" и "Арсенал". Из игроков же – троих. Во-первых, Предрага Миятовича. Во-вторых, Тьерри Анри. Поэтому, кстати, я ношу на футболке 12-й номер. И, в-третьих, бразильского Роналдо. На этих людях я вырос.

— Запамятовал, в "Спартаке" 12-й номер свободен?
— До сих пор – был. Но уже нет (улыбается).

О МОЁМ ПОПАДАНИИ В MLS МОЖНО ПИСАТЬ КНИГИ И СНИМАТЬ ФИЛЬМЫ

— Как вас в команде колледжа заприметили скауты из MLS?

— О, об этой истории можно писать книги и снимать фильмы. Я учился в школе, но в колледж пойти не мог, поскольку не имел для этого возможностей. Мой школьный тренер, который по сей день там работает, сказал: "Поиграй за мою команду колледжа". И я выступал за команду городского колледжа Пасадины в течение одного семестра. С момента, когда я окончил школу, до события под названием MLS Combine у меня было шесть месяцев. И три из них я играл за колледж. Тренер сказал: "Обещаю тебе – я привезу тренеров, как университетских, так и профессиональных, чтобы на тебя посмотрели".

У него были очень хорошие связи в футболе Северной Америки – в частности, с главным скаутом "Лос-Анджелес Гэлакси". И он выполнил своё обещание. Дело тут вот в чём: чтобы попасть на MLS Combine, нужно, чтобы за тебя проголосовало несколько тренеров соответствующей квалификации. Не один, а именно несколько. И я там был единственным игроком не из большого университета. Я был никем! А напротив были парни, которые только что играли на Олимпиаде.

Я испытал тогда невероятные эмоции. Пройти за полгода путь из никого до 4-го номера драфта MLS 2006 года, единственного человека из junior college (американский аналог наших техникумов – Прим. "Чемпионат.com"), задрафтованного так высоко, — это очень дорогого стоило. Я был счастлив, но понимал, что это всего лишь первая ступень в моей карьере. И настоящая работа только начинается, с каждым новым шагом становясь всё сложнее и сложнее…

— Что такое MLS Combine?
— Со всей страны, из университетских и прочих команд, собирают 50-60 парней. Создают из них четыре команды, и в течение двух дней каждая играет с каждой. Три матча за два дня. Полномочные представители всех до единого клубов MLS сидят на стадионе и внимательнейшим образом наблюдают за этими играми. И потом на основании в том числе и этих впечатлений выбирают 4-5 наиболее понравившихся им игроков. То есть десятую часть!

В MLS проводят драфт по известному в Северной Америке принципу: последний клуб предыдущего чемпионата выбирает первым – и т.д. То же самое, что драфты НХЛ или НБА. И вот ради ребят, которых разглядели на этом смотре, некоторые клубы обменивают свои драфт-пики.

Знаю, что меня очень хотел приобрести Боб Брэдли (тот самый, что позже во главе сборной США вышел из группы на ЧМ-2010, а теперь работает со сборной Египта), возглавлявший тогда клуб "Чивас USA". Он даже выменял специально для этого пятый номер драфта. Но до него, четвертым, меня взял "Канзас-Сити". Я очень хотел остаться в Лос-Анджелесе, где базировался "Чивас", но пришлось ехать в Канзас.

— Видимо, в матчах MLS Combine вы забили.
— И не один гол, а три или четыре. В этих матчах тренеры используют всех игроков на разных позициях, просматривают, насколько они универсальны. Позже мой агент рассказывал, что мою судьбу перевернули даже не голы, а один-единственный эпизод. С 40 метров я зарядил мяч в перекладину. Он отскочил в поле, в ворота не залетел. Но тренеров MLS впечатлила именно моя способность не только завершать атаки, но и наносить прицельные удары с такого расстояния.

ЗНАКОМСТВО С БЕКХЭМОМ И БОЛЕНИЕ ЗА КОБИ БРАЙАНТА

— Можете сравнить MLS и российскую Премьер-Лигу?

Мовсисян первый матч за Спартак (товарищеский)— Некоторые команды MLS смотрелись бы в чемпионате России хорошо. Не собираюсь говорить, что они его выиграли бы, но боролись бы за места с 5-го по 10-е. В американской лиге клубы очень хорошо готовы физически, носятся с первой и до последней минуты. Лига развивается, и сейчас там есть такие большие игроки, как Дэвид Бекхэм, Тьерри Анри или Рафа Маркес, которые привлекают массу внимания. Насколько мне известно, Фрэнк Лэмпард переходит в "Гэлакси". Денег у MLS становится всё больше, и я верю, что в течение 20 лет она станет лигой, в которой все захотят играть.

— С Бекхэмом или Анри лично не знакомы?
— С Бекхэмом знаком, я даже пару раз против него успел сыграть. Дэвид – замечательный парень. В общении — очень вежливый и приятный. Не зная его лично, невозможно представить, что он может быть таким классным.

— Я освещал MLS, живя в Америке, первые два сезона этой лиги. И больше всего мне запомнились "шутауты" — футбольные буллиты, выходы один на один, серия которых исполнялась после ничьих. Но это быстро отменили...
— Да, я видел это только на видео. Это нелепо и не имело никакого отношения к футболу.

— Зато весело.
— Да, это можно использовать в каком-нибудь другом виде спорта. Но в футболе такого быть не должно.

— Знаю, что вы любите Калифорнию и скучаете по ней. Каких вещей из американской жизни вам больше всего не хватает в России?
— Солнца. "Старбакс" (этого кофейного добра в Москве Мовсисян найдёт с лихвой. – Прим. "Чемпионат.com"). Моих родителей. Отсутствия пробок. Достаточно? (смеётся)

— Ваша жена и дети большую часть времени проводят с вами или всё же в Штатах?
— Нет, со мной. Куда бы я ни переезжал. Сейчас дети в Лос-Анджелесе, поскольку я прохожу предсезонку. Но моя жена прилетает в Абу-Даби прямо в эти минуты и проведёт здесь неделю.

— Являетесь ли вы поклонником команд "Лос-Анджелес Кингз" — действующего обладателя Кубка Стэнли, и великой баскетбольной "Лос-Анджелес Лэйкерс"?
— "Лэйкерс" — безусловно. Я фанат Коби Брайанта. А вот хоккейным человеком меня назвать нельзя. Драки – да, мне нравятся. Но сама игра – не моё.

— Правда ли, что у вас одновременно были предложения из сборных США и Армении и лишь на семейном совете вы с отцом решили, что играть будете за историческую родину?
— Правда. Одно время я с громадным нетерпением ждал приглашения из сборной США. Но когда возникла возможность выбора, решение для меня не было сложным. Я – армянин, и для меня было очень важным играть за свою страну, которая остаётся таковой даже на расстоянии. Всё остальное по сравнению с этим не имело никакого значения.

— Неужто вообще не испытывали сомнений?
— Конечно, они были. Ты же понимаешь, что со сборной США гарантированно будешь играть на каждом чемпионате мира, а с Арменией шансы на это гораздо меньше. Но я принял решение, и теперь чувствую себя в связи с ним абсолютно счастливым. И горжусь, что имею возможность защищать её честь. Так жаль, что нам не удалось выйти на Евро-2012. Мы были к этому весьма близки.