Билялетдинов Динияр Ринатович - 19 21 - игроки 2011/ 2012 - clubspartak.ru

 

Билялетдинов: поначалу думал, что в Англии меня называют “лохом”

В редакции “Чемпионата” Динияр рассказал о премиальных в “Спартаке”, злобных такcистах в Ливерпуле и винограде, который в него кидали.
 

Динияр Билялетдинов сейчас бьётся за выживание в РФПЛ вместе с игроками “Торпедо”. Пожалуй, не самое прекрасное занятие для человека, забивавшего ван дер Сару и выигрывавшего бронзу чемпионата Европы. Впрочем, Динияр всё равно остаётся одним из самых талантливых российских игроков XXI века. И оратор из него тоже очень даже неплохой – тем более что ему есть что рассказать. Мало кто из россиян успел и в АПЛ поиграть, и в двух российских топ-клубах, и в сборной какое-то время феерить, и, собственно, вкалывать в команде-аутсайдере чемпионата.

«Контракт со «Спартаком» заканчивается в декабре»

— Начнём с ваших планов: где продолжите карьеру, ведь контракт в «Спартаке» у вас заканчивается летом 2015 года? (Александр Новохацкий)
— Пока неясно. Арендное соглашение с «Торпедо» завершается летом, а контракт со «Спартаком» — в конце календарного года. По истечении срока аренды я вернусь в расположение «Спартака», а там уже видно будет. Многое зависит не от меня.

— Можете представить себя в «Торпедо» в следующем сезоне, если команда вылетит из Премьер-Лиги? (Кирилл Макаров)
— Не знаю, надо разговаривать. Сейчас мы выжимаем из себя все соки, чтобы «Торпедо» осталось. Кроме того, тут должны договариваться даже не две стороны, а три. Но сейчас реально у меня все мысли не об июне, а о мае.

— Тогда о насущном. Ещё месяц назад перспективы «Торпедо» выглядели более или менее радужно, а сейчас команда опять оказалась в зоне вылета. Что произошло за последний месяц?
— Во-первых, начали побеждать все команды из нижней части таблицы, которые, по идее, должны были проигрывать. Во-вторых, для нас не очень хорошо складываются внешние факторы. И невезение тоже мешает.

Мы уже давно играем без болельщиков, а где-то и сами недорабатываем: не можем провести весь матч ровно.

— Почти все конкуренты «Торпедо» обыграли хорошо знакомый вам «Локомотив». У вас наверняка остались друзья в стане «железнодорожников». Как они объясняют то, что происходит?
— Они сами не понимают, что происходит. Мне кажется, ребята не очень хорошо готовы физически. Похожая история была в «Динамо», когда там работал Божович. Первая часть чемпионата — «ура-ура», а после паузы команду тоже потянуло вниз, случился провал. Не знаю, как обстоят дела внутри клуба, но, конечно, обидно. Мы рассчитывали, что «Локомотив» будет отбирать очки у наших соперников.

— Кстати — в плане самоидентификации до сих пор считаете себя «железнодорожником»?
— Годы, проведённые в «Локомотиве», я вспоминаю с теплотой. Это команда, которая дала мне дорогу в жизнь. И симпатия к ней у меня будет всегда.

— Согласны, что именно в «Локомотиве» был лучший Динияр Билялетдинов, которого видели болельщики?
— В плане результатов, наверное, да. Выигрывали Кубок, чемпионство, третьи места. Тогда «Локомотив» был на виду – выступали в Европе, делали Кубок РЖД. Хотя там случались и плохие времена, когда люди были недовольны результатами команды, игроками, тренерами, руководством…

Был хороший в Англии – первые полтора года. В сборной мне нравилась работа с Гусом Хиддинком. В принципе, все этапы получились памятными – даже со «Спартаком», с которым мы заняли второе место в чемпионате.

Приятно удивила аренда в «Анжи», всё оказалось не так, как я себе представлял. Поначалу было непонятно, где живёт клуб, как летать, где тренироваться. Но в итоге эти полгода прошли очень интересно. У нас были условия для тренировок: поле, стадион – всё идеального качества. Клубная организация – на высшем уровне. Думаю, она сохранилась и по сей день. Команда была собрана по ниткам – это тоже определённый опыт.

— В «Локомотиве» второй половины 2000-х, рассказывают, платили сумасшедшие премиальные.
— Не скажу, что в этом смысле тот период стоит особняком. В «Спартаке» тоже были повышенные премиальные, которыми мы делились с персоналом, молодёжью – таким образом, деньги получали все 23 человека.

Суммы премиальных регламентируются до начала чемпионата. Но бывают эмоциональные моменты, когда заходит один из владельцев клуба и от себя что-то накидывает. Например, когда мы со «Спартаком» выиграли в Питере 3:2, зашёл один из руководителей клуба и сказал: «Ребята, за волю к победе из своего кармана добавлю вам энную сумму». Мы тогда вдесятером выиграли. А после следующего матча с «Локомотивом», в котором тоже победили, 2:0, и в итоге взяли второе место, руководитель зашёл снова: «Ребята, вы меня очень радуете, для вас не жалко!»

— Вы не назвали ни имя руководителя, ни сумму. Может, хотя бы что-то одно назовёте?
— Нет, а вдруг сейчас налоговая наедет? (Смеётся.)

Иван Карпов и Динияр Билялетдинов

Иван Карпов и Динияр Билялетдинов

«Жалею, что не остался в Англии»

— Есть ощущение, что после «Локомотива» ваша карьера постепенно движется вниз.
— Скорей, с 2013 года понемногу начинает «колбасить». 2012-й был ещё более-менее, когда заняли второе место, играли в Лиге чемпионов с Эмери. Потом травма на три месяца, жизнь без мяча, смена тренера – и футбольный год вообще выброшен из жизни. Сейчас ковыряюсь, чтобы снова подняться наверх по синусоиде.

— Какие шаги хотели бы изменить в своей жизни?
— Наверное, следовало остаться в Европе, в Англии. Были варианты и с “Эвертоном”, и с другими командами. Но я их, увы, отмёл, потому что уже была договорённость со «Спартаком».

— Погребняк остался играть в Англии на великолепных полях и стадионах, даже вылетев в Чемпионшип. И сборная России его не заботит. Неужели ваше решение променять АПЛ на РФПЛ ради парочки матчей на Евро-2012 изначально не выглядело сомнительным? (Александр Зубов)
— Сейчас уже понимаю, что выглядело. Но тогда всё вместе сложилось: заскучал по дому, жена была в положении – через несколько месяцев у нас появился первенец. Всё-таки сложновато жить, когда нет близких и родственников, чтобы помочь. А из Англии в Россию особо не налетаешься.

— Погребняк в этом плане уникален? Как ему удалось прижиться в Англии?
— Его там всё устраивает. Во-первых, Паша живёт в небольшом городе недалеко от Лондона. И потом, у него в столице Англии жена занимается какими-то проектами. Думаю, что он отработает свой контракт до конца. С удовольствием.

— Чем вас сумел соблазнить «Спартак»? Были ли доводы помимо выгодного контракта?
— Мы не сидели долго, чтобы вылить друг другу на уши малину. Был разговор – устраивает предложение или нет, всё. Ещё в ноябре. А когда спартаковская делегация приехала в январе, всё было решено за день.

— Большая делегация?
— 3-4 человека, в том числе Карпин, юристы.

— Не сидела в голове мысль, что АПЛ не тот чемпионат, откуда стоит уходить, и, скорее всего, туда уже не вернуться?
— Сидела. Но и Дик Адвокат мне звонил перед тем, как я принял решение, – сказал, что надо менять клуб, что здесь я буду ближе, на виду.

— Выходит, на ваш переход в «Спартак» больше повлиял не Карпин, а Адвокат?

— Всё повлияло. В любом случае решение я принимал сам.

— Был ли переломный момент, когда вы осознали, что ошиблись с выбором?
— В начале 2013 года, после сборов, начался разлад, и отношения с тренером резко изменились. Всё стало совсем беспросветно, и тогда стало ясно: я ошибся.

— А отец что говорил?
— «Разбирайся сам». Он владел информацией о ситуации. Но это жизнь: не всё должно идти как по маслу. Бывают спады, взлёты, а бывает штиль.

— Вашу карьеру сломали люди или обстоятельства?
— Мне ещё никто ничего не сломал! Что за панические настроения (улыбается).

«Не чувствую себя на 30 лет»

— За эти два года появлялись варианты вернуться в Европу?
— Была возможность, но призрачная. Конкретика была только с Турцией, с «Газиантепспором», но это было после «Анжи». А в 2013-м я плотно не занимался данным вопросом, думал, что всё ещё может поменяться в «Спартаке».

Всё-таки у команды была не такая большая обойма, и я надеялся, что появится шанс. За год ничего не поменялось, игр после вылета из Лиги Европы стало меньше, и зимой принял решение: «Всё, пора. Год уже выкинул — хватит, надо играть наконец».

— Как себя чувствуете в 30 лет?
— А я и не чувствую себя на 30. Нормально, сил вагон!

— Когда получали поздравления в феврале, осознавали, что вам уже 30?
— Если честно, мне как-то всё равно. Не было такого, чтобы я утром встал и подумал: «Ё-моё, мне 30!» Это всё в голове. Раньше футболисты в таком возрасте не могли похвастать хорошей физической формой, а сейчас и лучшими бомбардирами становятся в 35!

— Довольны ли временем, проведённым на поле в составе «Торпедо»?
— Ещё бы я не был доволен!

— Валерий Петраков на первом этапе говорил, что к вам есть определённые вопросы.
— В первые полторы недели я был немного уставшим. Сейчас всё нормально, просто нужно больше удачи.

— Любопытный вопрос от читателя: можно ли сравнить переход от игры в атмосфере «Гудисон Парк» к матчам на пустом стадионе в Раменском с вождением машины «Ока» после того, как несколько лет ездил на спорткаре? (chel-0-vek)
— Ха, надо «Оку» попробовать (смеётся). Конечно, на «Гудисон Парке» другая атмосфера, 42 тысячи, стадион всегда полный, доброжелательный к своей команде и отчаянно ненавидящий чужую. Иначе никак.

— А здесь пусто и ненавидят собственного президента?
— Скорей, игроки друг друга ненавидят (смеётся). И всем это слышно. Такое эхо, что лучше заткнуть уши.

— Помогла ли английская Премьер-лига вам в развитии как футболисту? (Александр Новохацкий)
— Да, это отличный жизненный опыт. Есть о чём вспомнить: где и с кем играл, кому забивал, как себя проявлял и что получал за это. Например, я лучше стал играть головой. Не могу сказать, что прибавил в технике. Наверное, понял, что там нет такого сильного отличия в плане физики. Втянулся – и не было проблем даже 90 минут отбегать.

— АПЛ не космос, судя по вашим словам?
— Нет. Это то, к чему можно приспособиться. Возможно, единственное, в чём мы отстаём, это габариты. Там ребята с детства приучены к «качалке», это часть культуры. У нас подобное не так приветствуется.

Порой смотрят на перекачанного игрока и думают: деревянный стал. А на самом деле он просто «монстр» в плане физики. Когда после матчей игроки АПЛ снимают майки – там такие кубики… Аж завидно.

— Вас самого не накачивали? Часто игроков из Европы заставляют много времени работать в «тренажёрке».
— В Англии нет «обязаловки». Никто тебе не говорит: «Сегодня идём в „тренажёрку“. Каждая работа совершается по самочувствию. Есть набор упражнений, которые прописаны в заламинированном талмуде, на «айпод» или «айфон» тебе закачивают видео. Любителям ретро давали диски (улыбается).

Существует обязательная часть и опциональная, которую ты выполняешь, когда тебе угодно. Но к этому подходят дисциплинированно: если сегодня кто-то отказался от упражнения, завтра он его сделает. Никто не «забивает» на тренировки, уровень профессионализма очень высок.

— Сычёв во время выступлений во Франции научился хорошо бросать мяч из аута. Были ли элементы, которым вы научились в Англии?
— После каждой тренировки мы отрабатывали завершение атак. Это только звучит банально. На самом деле команда всегда дополнительно трудилась над ударами в определённых ситуациях. Кто-то отрабатывал штрафные, кто-то бил через стенку, кто-то лупил с пяти метров. Таким образом, большинство голов получаются интуитивными. Поэтому игроки АПЛ так часто пуляют по девяткам. Не забывают, как ставить ногу, а на поле делают это уже автоматом.

Динияр Билялетдинов

Динияр Билялетдинов

«В «Эвертоне» спел песню про ёлочку»

— Вы внимательно изучали свой контракт с «Эвертоном» перед его подписанием?
— Честно говоря, нет. Бонусы и премиальные не обсуждал – посмотрел на стандартную часть и подписал, делов-то.

— Миодраг Божович, когда был у нас в гостях, сказал, что свой контракт с «Локомотивом» в принципе не читал…
— Ну, самое важное я всё-таки прочитал. Скажем, нормы поведения, все дисциплинарные моменты, сколько раз человек может быть задействован в мероприятиях.

— В России журналисты борются за то, чтобы от каждой команды после матча выходили пообщаться хотя бы по два игрока. В Англии это регламентировано?
— На «Гудисоне» собирался большой шатёр, куда должен был подойти хотя бы один футболист из команды, чтобы рассказать об игре. Когда мы выиграли у «Манчестер Сити», туда вообще шесть человек пошли! Все нас хотели разорвать на части, поцеловать.

По регламенту ты обязан потратить на всех желающих 15 минут. Не меньше, но и не больше. Даже если подойдёт маленький мальчик тебя потискать, охранник скажет: всё, ребята, время вышло.

Также и с прессой нужно пообщаться в смешанной зоне. Если есть первоначальная договорённость, ты должен остановиться и поговорить. А некоторые ребята из газет ждут тебя в комнате ожидания, и ты общаешься с ними в переговорной.

— Как у вас было с английским?

— Я знал его со школы, на первое время хватало. Потом, конечно, подтянул разговорные обороты. У ливерпульцев вообще специфический диалект, поначалу было очень сложно понимать их говор. Отвечал им: «Давайте помедленнее и почётче!»

— А когда дали первое интервью на английском?
— Через две недели после перехода, клубной пресс-службе.

— Trust me, trust in Everton?
— Как Шава? (Смеётся.) I believe in it! Не, на самом деле поговорили серьёзно, обо всём. Но спасибо журналисту клубного ТВ, он специально выбирал обороты попроще. А в печатной версии ещё и приукрасили мои слова. Я прочитал и подумал: ничего себе я по-английски “фигачу”!

— Были моменты «трудностей перевода», недопонимания?
— Жёстких — нет. Но непонятным для меня было слово «лох». Мне говорят: «Гуд лох!» — «Хороший лох, что ли?». Оказывается, это было «Good luck», удачи желали.

— Каким было посвящение для новичков в «Эвертоне»?
— Игроки пели во время командного ужина перед Рождеством. Я исполнил новогоднюю песню – «В лесу родилась ёлочка». Буквально на минуту нужно было встать на стул и спеть в импровизированный микрофон.

Кто-то брал в руку тапок, кто-то пел в половник, а я — в пустую хлопушку. Если ты слишком зажатый, тебя закидывают предметами. Мне повезло – только одна виноградина пролетела мимо уха, пронесло! Постеснялись, наверное. Леон Осман кинул.

«Болельщик “Ливерпуля” высадил меня из такси»

— С кем вы дружили в «Эвертоне»? (Антон Коробий)
— С соседями больше общались, а потом появился Ян Муха, который сейчас играет в «Арсенале». Тульском.

— Общаются ли между собой игроки «Эвертона» и «Ливерпуля»? Тот же Шкртел поиграл в России, с ним поддерживали связь? Насколько принципиальное противостояние в городе?
— Очень принципиальное. Но люди между собой нормально общаются. Один таксист, болельщик «Ливерпуля», довёз спокойно. Я ему сказал: «Вези, дорогу покажу». Когда приехали, он воскликнул: «Да это же база «Эвертона»! Давай, удачи! Гуд лох!».

А в другой раз таксист высадил сразу, как понял, куда мы едем. Тормознул, счётчик остановил. Я спрашиваю: “Мне хоть заплатить?”. Он в ответ: «Не надо, выметайся поскорее!». Вот такие болельщики “Ливерпуля”…

Кстати, у них ведь все по GPRS, по счётчику. На базе знают, куда таксист ехал, сколько денег должен привезти. То есть он сам у себя отнял доход! Только бы высадить игрока “Эвертона”. Ну, зато я бесплатно проехался (смеётся).

— В России были подобные истории?
— Нет. Недавно вот штраф выписали. Не успел пристегнуться, буквально 100 метров от дома отъехал. Меня полицейский спрашивает: “Сильно спешишь, а?”. “Сильно”. “Ну тогда быстро выпишу…”.

— Ливерпульское дерби на «Энфилде» – это особая атмосфера?
— Особенная атмосфера есть на каждом стадионе – на «Гудисоне», у «Ньюкасла». На “Сент-Джеймс Парке” собираются одни из самых шумных болельщиков. Есть поговорка: даже если просто растёт трава, они всё равно придут посмотреть на это всем стадионом.

Ещё я любил ходить на “Олд Траффорд”. Но там более камерная атмосфера, много туристов. Видят Руни – и сразу “щёлк-щёлк” фотоаппаратами и айфонами. А если вы хотите олдскульный британский саппорт – приезжайте в гости к “Сандерленду” или “Кристал Пэлас”. Вот где абсолютно сумасшедшая атмосфера!

Динияр Билялетдинов

Динияр Билялетдинов

«Никогда не симулировал. Это противоестественно для мужчины»

— Расскажите о самом запоминающимся моменте в АПЛ или из жизни в Англии (Михаил Захаров. Краснодар).
— Большой матч для «Эвертона» — кубковый выезд с «Челси». Мы сыграли 0:0 в основное время. На 104-й минуте нам забил Лэмпард, но на 120-й со штрафного Лейтон Бэйнс обвёл стенку и отправил мяч в девятку — 1:1, получите!

Свисток, серия 11-метровых. И по пенальти мы выиграли! Притом били за ворота наших болельщиков, которые яростно смущали Коула. После удара Хейтинги Эшли подошёл к мячу, и голландец его как толкнёт плечом! Вот Коул в итоге и не забил. Мы прошли дальше, хотя “Челси” считался безоговорочным фаворитом, “размазать” нас по “Стэмфорд Бридж” собирался.

— В Англии вас часто провоцировали?
— Бывало, но к этому там нормально относятся. А вот симулянтов очень сильно не любят. И болельщики свистят, и соперники недовольно реагируют.

Зато к судьям постоянно апеллируют. Слово fuck – самое популярное в АПЛ. Но на самом деле в нём нет ничего страшного. Зря у нас его переводят буквально. В Британии это обычное слово. Оно скорее аналог нашего “блин”. А вовсе не ругательства из трёх букв.

— Вы чаще ругались по-английски или по-русски?
— По-русски.

— Можете вспомнить яркий пример симуляции, которая вас возмутила?
— Катаются в основном испаноязычные игроки. Для меня как для мужчины неприемлемо орать или делать какие-то кульбиты, получив по ногам. А потом вскочить как ни в чём не бывало и радоваться, когда сопернику жёлтую дали. Фу, никогда так не делал. Это просто противоестественно.

— Говорили кому-нибудь: “Вставай уже, чего ты валяешься?!”.
— Конечно! Помню, один товарищ сначала за колено держится, потом вдруг показывает, что ему на ногу наступили… Классно, правда? В матче с «Вест Бромвичем» был такой эпизод. Меня, кстати, тогда удалили.

— Болбои часто провоцируют игроков в Англии?
— Это часть футбола. Болбои получают чёткие указания: когда подавать мяч, а когда нет, на какой минуте время потянуть, кинуть мяч игроку не в руки, а под ноги и так далее. Потому что в Англии для достижения результата делается абсолютно всё.

Раздражает ли это? Конечно! Но почти никогда футболист ничего болбою не говорит, не обижает, не оскорбляет пацана.

«Акинфеев не с луны свалился и понимает, что Стеванович ничего плохого не сказал»

— Вы ведь и сами в своё время подавали мячи.
— Да, на Лиге чемпионов в детстве. Но я, наоборот, быстрее хотел подать мяч, “выпендриться” перед Кафу, другими кумирами. Когда “Реал” приехал в Москву, то я вообще с ума сошел! Возвращая мяч испанцам, спешил даже больше, чем когда “Локомотиву” помогал.

— В истории с Лодыгиным вы на чьей стороне?

— Мне вообще интересно, по поводу чего КДК собирался. Провокации, нецензурная брань – можно всё что угодно за уши притянуть. Давайте тогда будем последовательными и проведём заседание КДК по инциденту с Акинфеевым в матче «Торпедо» — ЦСКА. Почему бы и нет? Но никто заниматься этим не будет.

— Стеванович – ваш партнёр по «Торпедо». Какие его мысли после того эпизода?
— Он не ожидал, что у Акинфеева будет такая реакция. Игорь вроде не с луны свалился и прекрасно понимает, что есть междометия, которые югославы часто употребляют на эмоциях. А Стеванович по происхождению серб. Игорь погорячился, не стоило так реагировать. Ничего ужасного Стеванович ему не говорил.

— Понтус Вернблум, приехав в Россию не стеснялся признавать себя провокатором. Кто, на ваш взгляд, самый большой провокатор РФПЛ?
— Сам Вернблум, безусловно. В этом искусстве он лучший. И ещё Тарасов набирает опыт (смеётся). Ну, такой у парней стиль игры. Срывать любую возможность провести атаку, “душить” судей, получив по ногам, кататься, будто тебя убили, при этом самому не гнушаться “рубить” всех подряд… Таким образом Вернблум и Тарасов выводят соперника из себя.

Но Понтус делает это поизящнее, Дмитрия всё же часто удаляют.

ВОПРОСЫ ИЗ СЕТИ «ВКОНТАКТЕ»

— Первые впечатления, когда приехали в Англию? (Денис Обухов)
— Поразили поля. И количество, и качество. 16 тренировочных, считая один манеж и искусственный газон. Где хочешь, там и тренируйся.

— Ваш самый запоминающийся гол за «Эвертон»? (Альберт Тукаев)
— По факту – с «МЮ», но думаю, что были и более красивые. Тогда мы выиграли у «Манчестера» в очень значимом матче, 3:1. Не могу сказать, что получился супергол, но добротный удар. Стоял в воротах ван дер Сар, а обыграл я Эвра… Это было круто, чего уж там.

1 мая состоялась церемония, мне вручили статуэтку с табличкой за лучший гол сезона за «Эвертон», а 8-го мы играли с «Портсмутом». Так я там еще лучше забил, прямо в девятку засадил! И мяч летел по более интересной траектории. Ребята подходили и говорили: “Этот гол намного красивее, чем в ворота “МЮ”.

— За кого большинство жителей Ливерпуля? (Андрей Сёмин)
— 50 на 50. Если даже посмотреть на вместимость стадионов, у одних 42 000, у других – 45 000. Нет такого перекоса, как в Манчестере – у “МЮ” 80 000, а у “МС” – 40 000.

— Какова разница между английской и российской системами подготовки игроков? (Андрей Сёмин)
— Трудно сказать. Сборная Англии уже много лет ничего выиграть не может – вот вам и система подготовки. А разница в том, что они не ограничены в соревновательных моментах. У нас было первенство Москвы, Кубок Москвы – и всё. А британцы ездят по турнирам в другие города и страны, у них хорошие тренировочные поля.

Я таких не видел в детстве. Тренировался на резиновом. Если повезёт – на синтетике, в манеже со «Спартаком». Зимой – на снегу, пожалуйста. А у них хочешь – манеж зимой, хочешь – зелёное поле. Совсем другое отношение к футболу.

Англичане с детства играют в своё удовольствие, а потом постепенно появляются физические упражнения, тактические.

Я видел 15-16-летних ребят в Англии – честно говоря, это одна сплошная беготня, битьё по ногам. Нет техники, серьёзной координации. Зато на Туманном Альбионе футбол азартный, зрелищный.

Беседовали Самвел Авакян, Леонид Волотко, Иван Карпов, Галина Козлова, Антон Матвеев и Денис Целых.

Динияр Билялетдинов в редакции «Чемпионата»

Динияр Билялетдинов в редакции «Чемпионата»

Билялетдинов: Полицейский спросил меня: «Ты что, обкурился?!»

Во второй части беседы с Динияром Билялетдиновым – ответ Карпину на обвинения в лишнем весе, а также множество баек из Англии.
 
Во второй части беседы – ответ Карпину на обвинения в лишнем весе, а также истории про Джеррарда и пиво, Феллайни и конфеты в волосах.

«Моей жене на ливерпульском дерби кричали: «Да закрой ты рот!»

— Есть мнение, что в АПЛ сложнее всего играть в атаке, потому что жёстче защитников на свете не бывает.
— Тяжело поспорить! Майка Ричардс вот – монстрюга ещё тот! Бизон нереальный, к тому же быстрый. Даже если чуть от него оторвёшься – тут же включает руки, валит тебя на землю… Хотя позиционно мог ошибиться. Глен Джонсон из «Ливерпуля» тоже отлично оборонялся.

— Символично, что и Ричардс, и Джонсон переживают сейчас отнюдь не лучшие моменты в карьере.
— Ну, видите, как я их замучил! (Смеётся.) Так повозил, что теперь у парней нет сил свой уровень показывать.

— Ливерпульское дерби – это нечто особенное?
— Конечно! Но нет никакой агрессии. Только в устной форме. Пару раз нам доставались билеты в сектор «Ливерпуля». И жена после первого такого опыта сразу мне сказала: «Я больше не пойду на стадион».

Там если разок ты огорчишься нереализованному моменту «Эвертона» – сразу весь фон становится белым. Потому что абсолютно все смотрят на тебя с ненавистью. Подскочишь, сразу кричат: «Ты трибуну перепутал что ли?!». Что-нибудь скажешь: «Да закрой ты рот!».

Таких вещей хватает. Но никаких драк болельщиков или злости на самом поле нет и в помине. Игра закончилась – все поблагодарили друг друга, разошлись. В конце концов, почти все футболисты «Ливерпуля» и «Эвертона» – соседи.

— После обидных поражений на улицу спокойно можно выходить?
— Да ну, что вы. Разумеется, никаких проблем. Как раз после победы над «Челси» в Кубке мы «скрутились» «Редингу». Вышли такие вальяжные, на домашний матч, мол, сейчас порвём их на расслабоне… И получили 0:1. Болельщики после игры нас освистали.

А на «Гудисон парк» всегда 200-300 болельщиков окружали парковку, где машины футболистов. Обычно чтобы взять автограф, сделать селфи и далее по списку. Но в этот раз я думал: «Блин, так неохота туда идти, сейчас как раз окружат, начнут оскорблять, возмущаться…». Ну, российская привычка.

Только вот на самом деле никто и не думал претензии предъявлять. Наоборот, поддержали, сказали: «Ничего-ничего, в следующем году-то мы Кубок возьмём! Давай фото!». Ноль негатива.

— Футболки Билялетдинова у болельщиков были популярны?
— На трибунах часто видел. Английские клубы вообще в этом смысле грамотно работают. Майки новичков с лавок сметают почти всегда.

Помню, у нас ещё форма была розовая, провокационная. И 10 фанатов решили постебаться. Надели эти майки и… юбки-пачки. Тоже розовые! Я увидел фотку, и на одном из болельщиков была футболка с моей фамилией. Думаю: «Боже мой, какой стыд…» (Смеётся).

— Часто сталкивались с проявлениями фанатской любви?
— В Англии принято делать красивые фото, рисунки карандашом, гуашью, хэнд-мэйд сувениры, скажем, объёмная открытка. В клубе целые мешки были для каждого из нас с такими штуками. Мы обычно в детских домах их раздавали.

— Чего английского вам не хватает? Овсянки?
— Это миф, там нет никакой овсянки! Да и вообще, я Россию люблю. Даже в бытовых условиях – что может быть лучше русского хозяйственного мыла?

«В «Эвертоне» кидали конфеты в шевелюру Феллайни

— Над причёской Феллайни прикалывались?
— Было дело. Один раз ехали из Ньюкасла после игры, 3,5 часа на автобусе. Феллайни заснул, а мы в его афро-шевелюру накидали конфет! Ну таких, типа Skittles. Бельгиец пока спал, они там все растаяли. (Смеётся).

Просыпается Маруан, сначала посмеялся чуть-чуть. А потом не мог их вытащить, конфеты-то прилипли, глазурь расстаяла… Феллайни был похож на героя фильма «Не грози южному централу»! Ну вообще, он парень серьёзный, шутку не особо понял, обиделся.

— Чья это была идея?
— Леона Османа. Он был главным шутником в команде. Ещё Фил Невилл. Грязными носками в раздевалке вечно бросали. В раздевалке есть перегородка, и если ты за ней сидишь, то наверняка в тебя из-за стены прилетит носок. Не первой свежести, мягко говоря. Невилл был знатным снайпером. В меня попадало. Но, к счастью, не в голову.

А Осман один раз прибил ботинки Пиенара к лавке. Новые, модные, дорогие. Гвоздями, насквозь. Пиенар – парень самолюбивый, надел шлёпки и сказал, уходя из раздевалки: «Да пусть забирает, я себе такие же куплю!».

— Над вами шутили?
— Только сначала произошла комичная история. После неё я уже был начеку. В первый месяц в «Эвертоне» мне сказали: «Сегодня командный ужин. Всё серьёзно: дорогой ресторан, живая музыка, цивильная одежда». Ну я, значит, постригся, побрился, налакировался, нацепил смокинг, приезжаю… А пацаны все сидят в спортивных костюмах!

Я, как идиот, припёрся в смокинге бургеры есть… Ребята долго смеялись.

— Лейтон Бэйнс играл в раздевалке на гитаре?
— Нет, но дружит с музыкантами и вообще выглядит как рок-звезда! Баки наращивал, обтягивающие штаны носил, под современного «битла» косил. Ну и музыку ставил гитарную. Я её тоже люблю, кстати. Потому из Бэйнса классный ди-джей!

— Вам вообще было важно, что вы живёте в «городе The Beatles»? Или по барабану?
— Я не фанат The Beatles. Но некоторые песни, конечно же, знаю. И понимаю, почему в Ливерпуле группу обожают. Но я всё-таки не из той эпохи, чтобы относиться с благоговением.

— В музей The Beatles ходили?
— Да миллион раз! Если приезжают друзья, родственники – нужно обязательно их туда вести… Впервые мне было очень интересно, часа два с половиной проходил. А в последний раз пробежал за 10 минут и говорю друзьям: «Всё, я на выходе жду, сорри».

Город вообще заполнен молодыми музыкантами. Приходишь в любой бар – там никому не известный бэнд играет. Но это круто! Я так с женой, с друзьями часто заходил. Там и местные набиваются, и всякие туристы… Притом аншлаги даже днём.

— Хоть раз пили пиво с Джеррардом?

— Да! Не пиво, а эту фигню… шенди. Яблочный сок добавляют в пиво. Мы как-то всей командой вместе ходили из паба в паб. И кто-то один проставлялся каждый раз. Есть такая традиция в английских клубах.

Заходим в очередной паб, спортивный. Всем наливают этот невкусный шенди. А кружки с номерами и фотографиями культовых английских футболистов… Мне как раз достался Стиви Джи. Вот так я и «выпил пиво с Джеррардом»!

Но кружка была не ливерпульской! А сборной Англии. Потому я имел право из неё пригубить. (Смеётся).

— Нетипично для России спокойно рассказывать истории о том, как футболисты выпивают…
— В Англии к этому намного адекватнее относятся. В «Эвертоне» вообще был спонсор – таиландский производитель пива. Ты приезжаешь на тренировку, а тебе дают ящик пива. «Держите, ребят, забирайте!». А там 24 бутылки… «Спааасибо!». Хотя таиландское мне не нравилось.

— В Ливерпуле обычные люди много пьют?
— О да… Ну город портовый, там всюду простые рабочие мужики. Ирландцев миллион. Ничего не стесняющихся. Все такие бледные, с татуировками синими… Кресты, молящиеся руки… Ну, видели, как у Павлика (Роман Павлюченко. – Прим. «Чемпионата»).

Иногда как в свитере ходят. Всё тело в татуировках. В «молодёжке» «Эвертона» тоже пацаны лет с 15 начинают фанатеть от этих рисунков.

У меня вот ни одной татуировки нет. Не знаю, зачем они нужны. Тату должна что-то выражать. И что мне, мяч футбольный нарисовать?

Но я Павлюченко сразу сказал, как он сделал первую татуировку: «Да у тебя весь «рукав» будет набит скоро!». Остановиться очень тяжело. В итоге сейчас у Ромки и «рукав», и плечо в татуировках…

— Вы снимали квартиру у игрока «Ливерпуля»?!
— Эх, виноват. (Смеётся). Ну я говорю: в Ливерпуле все футболисты – соседи. Там в этом нет никакого криминала.

— С арендатором не было проблем?
— Никаких! Аггер – истинный патриот. У него в доме всё скандинавское! От мебели Ikea до пивного краника Carlsberg. Правда, он не работал, мы вообще боялись его открывать…

— Водкой поили одноклубников?
— Привозил три подарочные бутылки: офисному менеджеру, который мне во всём помогал, в первые недели даже машину свою дал, Мойесу и тренеру по физподготовке. Последний был из Америки и всегда говорил мне: «У нас в США не купишь настоящей водки! Я пью, пью, ощущение, что не русская…».

Я его и просветил. Ничего, всё нормально с коучем было. На следующую тренировку приехал бодрее обычного.

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«В Англии мало что знают о Дне Победы — им другую историю преподают»

— К английской кухне привыкли?

— Да у них её нет! Просто подают в кафе блюда со всего мира: от суши до пиццы. А в самой команде вообще можно было есть всё что угодно. Тим Ховард любил в столовой на базе заказать себе бургер. И уточнить: «Мясо чуть-чуть недожарьте!». Ему и приносили. Как биг-мак в «Макдональдсе». За день до игры Тим так питался. И это для Англии норма.

Ну а британские блюда… Не знаю, как можно эти бобы жуткие в соусе употреблять на завтрак. «Блевотная» еда. Супы вообще не умеют делать. Только крем-супы. Но это несерьёзно, ребят…

— Соседям борщ не готовили?
— Нет, но Пиенар пробовал русскую кухню. Ну так, суп-лапшу ему приготовил. Ничего, понравилось. А так просто ели мясо, чипсы, рубились в PlayStation. Званых ужинов не устраивали.

— С 9 мая вас поздравляли в Англии?
— Нет. Они мало что знают об этом великом празднике! Но не со зла, им другую историю, британскую преподают.

— Во время Второй мировой Британия была среди союзников, мы молодцы! – говорят мне.

— А кто больше всех потерял на войне, знаете?

— Ну, наверное, вы… — и взгляд в небо.

Зато у них есть свои праздники. Носят мак на одежде как мы Георгиевскую ленту. Но это в память о погибших в Первой мировой войне. В «Эвертоне» одно время даже форма была с этим маком.

— Хоть раз участвовали в классической английской забаве «драка в баре»?
— Сам нет. Но один раз проходили с друзьями мимо бара, а там из-за девушки два бугристых парня как следует замесились… Ну, стремновато немного было. Мы их обошли по противоположной стороне улицы. (Смеётся).

— Полиция быстро приехала?

— Да, моментально. Там с этим всё круто. Минуты не прошло после начала потасовки, а чуваки уже в наручниках в машине сидят.

— У вас вообще не было проблем с законом?
— Однажды мы ехали из Манчестера в Ливерпуль на машине, 45 миль. Выезжали довольно поздно, на заднем сидении как раз отдыхали Ринат Саярович с мамой. Я спокойно еду, на Mini Cooper, в правом крайнем ряду. Не быстро, не лихачу, никому не мешаю.

Вдруг нас тормозят. Выхожу — два человека с автоматами. Первый суровым взглядом осматривает машину, второй стоит с таким лицом, будто сейчас нас расстреляет всех. Мама, папа испугались, спрашивают меня: «Что происходит?!». Я сам не понимаю ничего… Полицейский устраивает мне допрос.

— Ты что, обкурился что ли?
— Нет, конечно!

— Наркотики принимал?
— Да нет.

— Выпивал небось?
— Я вам говорю: я трезвый, везу родителей из ресторана… Что происходит-то?

— Дыхни-ка в трубочку, парень. И зрачки покажи-ка мне… Хм, вроде всё в порядке. Тогда какого чёрта ты в правом ряду едешь?! Если дорога свободная, нужно по центру ехать, идиот! Всё, держи штраф!

Вот так у них всё серьёзно… На 70 фунтов попал. Хорошо хоть стрелять не начали.

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«Мне нужно было сбросить три килограмма, а не пять, как говорит Карпин»

— В 2008 году, когда вы уходили из «Локомотива» в «Эвертон», то давали публичное обещание вернуться только обратно в «Локо», но поступили иначе и перешли в «Спартак». Почему решили перейти в состав главного конкурента «Локомотива»? (Pandemick)
— Это не от меня зависело. Руководство в «Локомотиве» сменилось. Оно избавилось почти ото всех игроков «Локо» прошлого созыва. Это была осознанная цель.

— То есть понимали, что вернуться в «Локомотив» шансов нет?
— Именно. Она тогда уже возглавила клуб… Потому и говорить не о чем.

— У вас со Смородской что-то личное? Из-за отца?
— Нет, боже упаси… Ничего личного. А у папы своя история. Я уже был в Англии, когда она пришла и сказала отцу: «Отработаете оставшиеся по контракту месяцы – и до свидания».

— Ваше мнение по ситуации в «Локомотиве». Всё-таки вы бывший капитан команды. Прошу, не увиливайте от ответа, не говорите общими фразами… (Александр Зубов)
— А что тут говорить — плохо у ребят результатами. Но вообще, у команды есть всё для успеха – отличные игроки, база, стадион… Я не увиливаю, просто «Локомотив» не похож на самого себя. Надо спрашивать у тренеров, почему так происходит.

— С кем из «Локомотива» поддерживаете связь? (Александр Зубов)
— С Ромкой Павлюченко, Шишкиным. Ещё с Сэмом (Александр Самедов. – Прим. «Чемпионата») пересекаемся иногда.

— Динияр, кто мешал Вам заиграть в «Спартаке»? (Юрий Иванов)
— Не хочу эту тему поднимать. Я уже всё сказал. Поезд ушёл, чего сейчас рассуждать?

— И всё же: Валерий Карпин, сидя на этом же месте у нас в редакции, сказал, что в истории, после которой у вас окончательно испортились отношения, вы сбросили не пять килограммов после отпуска, как обещали, а три
— Пускай откроет мою медкарту и посмотрит. Есть медобследование, взвешивание – факты, а не его пустые слова. Если Карпин умеет считать, то всё увидит.

И это ещё учитывая, что мне было тяжелее остальных держать форму, потому что я в конце года не играл из-за травмы. То есть был без футбола три месяца, а не месяц как ребята.

— Легионеры «Спартака» тоже рассказывали, что весу в «Спартаке» уделялось повышенное внимание. И нигде они с таким не сталкивались.
— Ребята правы. Я тоже нигде такого не видел. В Англии я на весы за 2,5 года один раз вставал.

— А для Сёмина в «Локомотиве» это был принципиальный момент?
— Тоже нет. Ну вот вернётся Джанашия из отпуска с лишним весом, все относятся с пониманием, шутят: «Ууу, приехал, толстый! Дааавай, сбрасывай, слышь!» — говорил Палыч. И всё в таком духе. Главное, что потом Заза играл отлично. Остальное – неважно.

— Получается, Карпин просто нашёл, к чему придраться?
— Да. Я и до этого знал, что за ним подобное водится. Но даже не мог предположить, что в настолько параноидальном масштабе.

— Можно сказать, что у вас не сложились отношения?
— Давайте отделим котлеты от мух. Тренерские, игровые качества Карпина я не обсуждаю. Но по-человечески у нас отношения действительно не сложились. Хотя поначалу всё было более-менее нормально. А вот после ухода Эмери пошло наперекосяк.

— Скоро Карпин, возможно, вернётся в РФПЛ. Вы против?
— Ну, я не какой-то злодей. Вернётся и вернётся. Удачи ему.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«На первой же тренировке Якин поставил меня в защиту. Я всё сразу понял»

— По окончании сезона Ким Чельстрем, скорее всего, покинет «Спартак», конкуренция станет меньше. В связи с чем хочу спросить: есть ли у вас желание и настрой на борьбу за место в составе (под началом Якина и в случае смены тренера) или же не видите себя в народной команде и однозначно ищите варианты с переходом? (Роман Аббакумов, Курск)
— Не знаю, что будет летом. При нынешней ситуации, если всё останется так, как есть, я себя в «Спартаке» не вижу.

— При Якине?
— В целом при таком отношении. Вот сейчас ушёл Карпин, пришёл Якин. Поменялось ли что-нибудь? Нет. На первой же тренировке Якин отправил меня играть левого защитника. Сразу стало понятно, что на Билялетдинова в «Спартаке» в принципе не рассчитывают. И я уже тогда дал задание агентам подыскать мне «отходные пути».

Сомневаюсь, что в «Спартаке» в ближайшее время что-то поменяется.

— Окей, сейчас вы в «Торпедо» – понимали, что идёте в клуб, болельщики которого, мягко говоря, не любят «Локомотив»?
— Честно говоря, нет. Только после подписания контракта подумал: «Ой-ой-ой, я и забыл про фанатские отношения «Торпедо» и «Локомотива»… Ну ничего, привык. В первом матче команд в Раменском много обидного кричали. Болельщики «железнодорожников». Этого я не ожидал, если честно.

А в Черкизово, соответственно, уже был готов. Хотя когда прямо вся трибуна «Локомотива» меня оскорбляла… Неприятно. Но опять-таки я, когда шёл подавать угловой, даже не сомневался, что много «ласковых» о себе услышу. Ещ и зажигалка прилетела ко мне.

Но я понимаю, что эти кричалки заводят пять-шесть человек. Остальные просто подхватывают, не понимают, что они вообще делают. Некий флэш-моб. Пускай кричат, что хотят. Дураков на трибуне хватает.

— В сентябре прошлого года вы почти перешли в «Газиантенспор». Почему в итоге отказались от турецкого варианта?
— Это вообще дикая история. Ни разу с таким не сталкивался. Я реально был готов играть в Турции. На переговорах представители «Газиантенспора» озвучили одни условия, мы обо всём договорились. Через месяц прилетаю в город Газиантеп, там жара под 40 градусов, вокруг всё странно, непонятно, непривычно. Вот небоскрёб стоит, а в метре от него какой-то блошиный рынок, люди постоянно кричат, чего-то хотят от тебя… Я быстро понял, что мне будет очень тяжело адаптироваться.

Но всё же поехал подписывать контракт. Однако я изначально говорил, что мне нужен пункт о возможности вернуться обратно в Россию через полгода, если всё же здесь не получится. Всё-таки и чемпионат незнакомый, и город, повторюсь, странный. Притом представители «Газиантенспора» не спорили, согласились!

Так вот, приезжаю на базу. Дают контракт… Там по-другому всё, абсолютно! Я спрашиваю: «Что это вообще такое, ребят?!». Мне в ответ: «Да всё там правильно, подписывай, чего изучаешь-то?!». Нормально, да? Разумеется, я, в отличие от «Эвертона», всё прочитал от корки до корки.

— И что, как следует пытались надуть?
— Ещё как. Зарплата в два раза меньше обещанной. И то только, если сыграю 25 матчей… И, ясное дело, никакой возможности уйти зимой. А это был для меня ключевой пункт. Ну, скандал устраивать не стал, просто сказал: «Спасибо за интерес, до свидания».
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

«Эмери – Тренер с большой буквы, а не тренеришка»

— Бывший PR-директор «Анжи» Александр Удальцов в редакции «Чемпионата» высказал мнение, что Хиддинк мало понимает в футболе, в тактике, мол, только настроить команду умеет, не более того.
— Ну, он ведь не Удальцова тренировал, а нас, футболистов. Мне посчастливилось работать с Хиддинком. И, разумеется, у него очень серьёзные тактические знания. Гус всегда призывал нас к импровизации, нестандартным действиям. Объяснял, что футбол – всё же игра, а не трудовая повинность. И всем в команде это нравилось.

Никто вам никогда не скажет плохого про футбол Хиддинка, его тактику. Ни Аршавин, ни Павлюченко, ни Жирков, ни Семшов, ни Зырянов, ни кто-либо ещё. С Гусом мы играли и эффектно, и довольно эффективно.

— О другом неоднозначном тренере в вашей карьере: почему у Эмери не получилось в «Спартаке»?
— Коммуникации не хватило, поддержки в клубе. Эмери не привык, что нужно уговаривать футболистов тренироваться. Например, Макгиди, Ари, Кариока порой валяли дурака, проявляли непрофессионализм. Эмери не мог на это повлиять. А руководство «Спартака» в лице Карпина не слишком стремилось ему помочь. Это та самая глобальная проблема, из-за которой у Эмери не получилось.

— Эмери – тренер или тренеришка?
— Тренер. Притом «Т» с большой буквы.

— Шикарный вопрос от читателей. Дмитрий Алексеевич интересуется, помните ли вы, что такое «Мартенсит», учитывая, что учились в Индустриальном университете? И помните ли что-нибудь из того, что проходили в университете?
— (Смеётся). Уже не помню. Если честно, я и название дипломной работы забыл… Грузовики, чего-то там ещё…

Но в двигателе поковыряться могу. Литьё деталей помню… Недавно омывающую жидкость залил! А в моторе давно не копался. Сейчас там что-то не то дёрнешь – всё сразу сломается.

ВОПРОСЫ ИЗ «ВКОНТАКТЕ»

«При Бышовце команда играла на лёгкости»

— Роналду или Месси? (Михаил Шашин)
— Роналду. Он более разноплановый футболист, чем Месси.

— Кто сильнее, как тренер, Сёмин, Бышовец, Петраков, Якин, Мойес или Валера? (Михаил Романов)
— У каждого своя фишка. Сёмин знает, как добиться результата. Настоящий тренер-победитель. Бышовец… Команда играла на лёгкости, так скажем. Петраков – «физуха». Готовит нас ого-го как! Якин? Не знаю… Мойес – хороший дядька.

— И самое главное: сила Валеры?
— Он — мотиватор, ладно, скажу так.

— Вас он мотивировал на что-то?
— Да. На уход в «Анжи».

— Хотели бы вы вернуться в «Локомотив»? (Сергей Ковалевский)
— Хотел бы «Локомотив», чтобы я вернулся? Что касается меня… Почему бы и нет?

— Если завтра позвонит Смородская и скажет: «Диниярчик, давай к нам!». Что ответите?
— Перезвоните, пожалуйста, 1 июня. Спасибо.

.
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

Автор: «Чемпионат»  08.05.2015.