Иванов Олег Александрович - 3 6 - игроки 2004 - clubspartak.ru
Олег Иванов: В душе я по-прежнему спартаковец…

Иванов дебютировал в «Спартаке» в 17-летнем возрасте при Невио Скале. Ему пророчили большое будущее, называли вторым Титовым – за манеру игры и футбольное происхождение. Иванов – воспитанник спартаковской школы и, не случись конфликта с руководством клуба, ходил бы сейчас в фаворитах у Федотова…

ФЕДОТОВ ОТГОВАРИВАЛ УХОДИТЬ

— Поговаривают, что из «Спартака» вас увел бывший президент клуба Андрей Червиченко.


— Я часто слышал об этом от друзей, знакомых и просто от спартаковских болельщиков. Почему-то все кругом уверены, что мой трансфер принадлежал Червиченко и он управлял мной, как хотел. А это не соответствует действительности. Охотно расскажу, как все было на самом деле. В 2004 году мой контракт со «Спартаком» заканчивался и я автоматически становился свободным агентом. Зашла речь о новом соглашении с руководством клуба. Обговорили одни условия, потом появились другие, разумеется, не в мою пользу. Разговор с Юрием Перваком, тогдашним гендиректором клуба, у нас не сложился, и стало ясно: «Спартак» для меня закончился. В восемнадцать лет…

— И тогда вы обратились за помощью к Червиченко?

— Как только вышел из клубного офиса, набрал номер Червиченко. Встретились, поговорили. Со временем я оказался в «Химках».

— Пытались ли вас удержать клубные менеджеры?

— Федотов, он тогда занимал должность спортивного директора, отговаривал: «Не уходи, терпи, ты должен играть вместе с Егором (Титовым. – Прим. ред.).

ПОГРЕБНЯК – МОЕ УСПОКОИТЕЛЬНОЕ

— Вспомните, с чего вдруг Невио Скала проникся уважением к вашим способностям? Дебютировать в еврокубках в 17-летнем возрасте дано лишь избранным…


Иванов Олег и Андрей Тихонов в  Крылья Советов.— Мне самому едва верилось в происходящее. Указания от Скалы мы получали через тренера-переводчика Андрея Талалаева. Накануне гостевой игры с «Майоркой» слышу: «Олег, ты в стартовом составе». Меня колотило всю ночь, я не мог уснуть. Успокаивали меня друзья — Погребняк с Ахмедовым. Паша все приговаривал: «Спокойно, Олежка, выйдешь на поле, и все будет нормально». И как только я коснулся мяча, возникло ощущение, что выросли крылья.

— Почему вас в свое время сравнивали с Титовым?

— Я с детства хотел быть похожим на Егора и в чем-то даже подражал ему. Но со временем понял: не хочу быть вторым Титовым, хочу стать первым Ивановым.

— Какие воспоминания остались от совместной работы со Старковым?

— Ничего особенного. Под руководством Старкова я тренировался всего ничего, недели две. Мнения о нем как о тренере и человеке не сформировалось. Но Погребняк и Павлюченко рассказывают нехорошие истории о нем.

— Откуда у Погребняка взялась такая злость на родной клуб?

— Нелишним будет в этой связи вспомнить время, когда над Погребняком в открытую издевались. Перспективный, молодой, талантливый, он при Старкове тренировался… с вратарями! Разве это не издевательство?

— Погребняк не снес обид, вы не согласились на скромные условия контракта. А ваши друзья-сверстники из «Спартака» все стерпели и теперь исполняют первые скрипки в оркестре Федотова…

— Есть такое выражение: каждый выбирает по себе. Я не вижу ничего удивительного в том, что ребята так здорово смотрятся, – учился с ними в школе, в дубле играл, так что знаю, что на многое способны. Динеев, уверен, возьмет свое характером. Торбинский – умница, каких мало. Про Ребко хочу сказать одно: он сильнее Моцарта на две головы, но почему-то не всегда появляется в основном составе.

ЯКОВЕНКО – МОЙ ТРЕНЕР

— Позвольте процитировать Андрея Тихонова. «Иванов – хороший футболист, правда, имеет сложности в характере».


— Считаю, он преувеличивает. По молодости я мог вспылить, если что-то на тренировках не получалось. Яковенко приучил меня сдерживать эмоции, работать через не могу. Этот тренер мне всегда доверял. Из «Химок» позвал в «Кубань». Я с радостью отправился в Краснодар, несмотря на заманчивые предложения из премьер-лиги. Яковенко стал для меня наставником в самом широком понимании этого слова, старшим другом.

— Как отреагировали на недавнюю отставку Яковенко?

— Испытал шок. Вечером тренировались под руководством Яковенко, а утром об увольнении объявляют. Но это – футбольная жизнь. Сегодня ты наверху, а завтра внизу. С новым тренером (Назаренко. – Прим. ред.) мы много работаем над тактикой.

ДОМОЙ НЕ ТЯНЕТ

— Как живется москвичу на юге?


— Не ожидал, что Краснодар настолько классный город. Климат мягкий, не то что в Москве. База — супер. Тренируемся на сказочных полях. Хочешь провести выходной на море – нет проблем. 100 километров – вот оно, шумит!

— Домой тянет?

— Нет. Перестал чувствовать себя москвичом.

— Вижу, у вас на новом месте с личной жизнью все в порядке…

— Да, все хорошо. В Краснодаре живу вместе с подругой, правда, она ростовчанка.

— Предстоящий матч – особенный для вас?

— Да. Против родного клуба мне играть еще не приходилось. Очень хочется выйти с первых минут. И доказать болельщикам из Москвы, что я по-прежнему понимаю спартаковский футбол и что душой — спартаковец.

Автор: "Советский спорт" 28.04.07.

Олег Иванов: "Спартак" теперь для меня это просто команда

Бывший полузащитник "Кубани" Олег Иванов рассказал, что краснодарский клуб он уже покинул, а также о положении дел в своем бывшее клубе.

Иванов Олег игрок Кубани."С "Кубанью" все кончено, я свободен. КДК решил, что они меня обидели. Еще остались должны. Надеюсь, отдадут, - сказал Иванов в интервью "СЭ". - Мне кажется, руководству Краснодарского края команда не очень нужна. Губернатор у нас президентом клуба считался, но я его живьем ни разу не видел. Молдованова назначили, все шишки на него валились, а он свои деньги стал вкладывать, чтобы как-то долги закрыть. Пока Яковенко не ушел, никаких проблем не ощущалось, все вовремя выплачивали. Потом началось. Сейчас ребятам должны очень приличные суммы. По 100 тысяч, по 200 - в зависимости от контракта".

На вопрос, осталось ли в нем что-нибудь спартаковское, Иванов ответил: "Сам не знаю. Много думал на эту тему, с Погребняком, с Самедовым говорили. Обидно получается: все детство отдаешь команде, а когда приходишь подписывать контракт, тебя пытаются на чем-то развести. Что имею в виду? Предложение "три тысячи долларов в месяц на пять лет", которое я получил, уже поиграв в Кубке УЕФА и выходя на поле в чемпионате России. Помню, как играл за ромбик, за идею, с детства грезил "Спартаком". Потом прихожу после травмы, а мне говорят: "Ты что, звезда, что ли?" Не звезда, говорю, но дайте мне пять - и я останусь. "Да ты, может, уже и играть-то никогда не будешь, инвалидом станешь, какие пять?" - отвечают. Очень обидно было. И я ушел в "Химки". Какая травма была? Разрыв легкого. За дубль играл в начале 2004-го, человек коленом в спину прыгнул, а я на грудь мяч принимал. И в Склифосовского увезли. Полгода потом лечил меня Андрей Червиченко на свои деньги. У меня 400 долларов была зарплата, как я мог себя вылечить? Шишкин, кстати, тогда 100 получал. Лежал я в больнице, в клубе обо мне забыли, доктор Зоткин только приезжал с докторами побеседовать. А когда выздоровел, прихожу, наконец, к Юрию Перваку и его людям и слышу: ты, может, и будущее "Спартака", но больше трех тысяч не получишь. Такой вот стимул расти. Они решили, что я больше не футболист. С тех пор в "Спартак" как-то не рвусь особо, хотя все рвутся. Остыл. Для меня это просто команда".

Автор: "Газета.ru" 14.12.07.