Тихонов Андрей Валерьевич - 18 36 - игроки 2011/ 2012 - clubspartak.ru

ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ

— Единицам футболистов удаётся продержаться на высоком уровне до 40 лет. В вашем случае уместно говорить об армейской закалке?
— Наверное, это всё-таки гены. Здоровье не подводило. Кто-то и к 20 годам успевает не единожды побывать на операционном столе, а я только в 39 лет, считайте, узнал, что это такое. Подустали колени.

— Рассказать молодёжи о ваших приключениях в армии – наверное, и не поверит, что такое бывает?
— Может, и не поверит. Всё-таки наша юность пришлась на разные времена, можно даже сказать – на разные века. Тогда были одни жизненные принципы, теперь – другие. Нас родители воспитывали так, их – этак. Какой смысл пугать молодёжь страшилками из прошлого столетия? Люди живут настоящим, и их не волнуют мои проблемы 20-летней давности. Их интересует, какой я сейчас.

— Как вас занесло в места заключения?
— Как и всех. Все нормальные люди тогда шли в армию – было стыдно не идти. Я и пошёл. Ничего страшного.

— Многие перспективные спортсмены "служили" при клубах. А вы, получается, в бесперспективных ходили?
— Не знаю. Когда я в 16-17 лет играл за "Трудовые резервы" в родном Королёве, первый тренер в меня действительно не верил. А второй говорил: "Андрей, ты ещё будешь в высшей лиге играть". Думаю, это было видно по моему отношению к работе, к тренировкам, к людям.

— И всё-таки на два года вам пришлось о мяче забыть. Не было мучительно больно?
— За бесцельно прожитые годы? Нет, не было. Это время в самом деле оказалось вычеркнутым из футбола, но не из жизни. Я прошёл настоящую школу выживания. Сейчас армия и тогда – это небо и земля. У нас были все национальности от и до. Разные менталитеты, культуры. Поэтому легко не было. А как жизнь повернулась бы, останься я на "гражданке", могу только догадываться. Может быть, играл бы за ЦСКА-2.

— Была такая возможность?
Тихонов Андрей игрок Спартака— Нет, это я просто так предположил. Я должен был попасть в спортроту, но что-то там не получилось.

— И вас отправили охранять "зону". 18-летнему призывнику не было страшно находиться рядом с матёрыми уголовниками?
— Нет, уголовники были за забором. А я был с другой стороны – что страшного? К тому же в таком возрасте не всегда соображаешь, что вокруг происходит. В молодости на многие вещи смотришь проще: ну, дисбат, ну, тюрьма, что тут такого?

СПАСИБО "РЕКОРДУ" ЗА РЕКОРД

— В "Спартаке" вы оказались по протекции Тарханова?
— Не совсем. Сначала я попался на глаза Романцеву, а Тарханов, в ту пору помощник Олега Ивановича, ездил меня дополнительно смотреть в матчах за "Титан" из Реутова. После этого я прошёл недельный просмотр в "Спартаке", показал себя и получил предложение остаться. Видимо, Романцев за эти семь дней увидел во мне футболиста.

— Расскажите, как вы умудрились забить восемь голов в одном матче.
—Наверное, просто был мой день.

— Дубль "Спартака" принимал команду "Рекорд"…
— Да, а я играл нападающего, и все прострелы, которые шли в мою сторону, завершал точными ударами. В итоге их набралось восемь. Ещё пенальти не забил. Кержаков сейчас на таком подъёме играет – почти все моменты в свою пользу обращает. Мяч будто самостоятельно его находит. Только у Кержакова целая полоса пошла, а у меня тогда куча моментов спрессовалась в 90 минут.

— Как товарищи отреагировали на успех шустрого дублёра?
— Поздравляли, конечно. Когда я пришёл на следующий день на базу, ребята постарше давай расспрашивать: как сыграли? Говорю – 8:0. А сам-то сколько забил? Восемь… Немая сцена. Да, так не бывает, в общем-то…

— Дебют в основе помните?
— Такое не забывается. Вызвали меня перед "Динамо", сказали готовиться к игре первой команды. Полночи, как положено, не спал, ворочался, под утро только уснул. А потом вышел и забил гол. Всё хорошо получилось.

СОСЕД ЧЕРЕНКОВА

— Виктор Онопко мне рассказывал, что приезжие футболисты на первых порах прямо на базе в Тарасовке селились. Кое-кто даже с семьями, детьми. А вам из Королёва, небось, можно было на велосипеде на работу ездить?
— Зачем? Я пешком ходил. Полчаса быстрым шагом, и я на месте. Километра четыре выходило, если напрямик идти – через поле, через Ярославку…

— И как долго эти пешие походы продолжались?
— Долго. Пока машину не купил.

— Какую?
— Чёрную "девятку". В смысле "Ладу". Тогда это было очень модно.

— Я слышал, на первых порах шефство над вами взял сам Черенков…
— Ну как, шефство… Просто мы с Фёдором жили в одном номере на базе. Конечно, общались. Он к тому времени уже болел. В свободное время в основном лежал, телевизор смотрел. То, что он делал на поле, не одного меня приводило в восхищение. Но в жизни это был другой человек. Тихий, спокойный, грустный…

— Как получилось, что вы, будучи в добром здравии, пропустили один из самых драматичных матчей в европейской истории "Спартака"?
— Вы про "Антверпен"?

— Да.
— Бесчастных тогда в Бельгию не полетел, взамен него взяли моего друга Гашкина. А мне визу не успели оформить. Понятно, что расстроился. Но претензий никому не предъявлял. Молод слишком был. Нет – так нет.

— Трансляцию из Бельгии в одиночестве смотрели?
— Да, дома.

— Телевизор в сердцах не разбили, когда португалец Корраду удалил с поля Онопко и назначил пенальти в ворота "Спартака"?
— Переживал, конечно, сильно, но не до такой степени.

— В вашей жизни случались более горькие поражения?
— Наверное, горше всего было, когда "Кошице" в 1997-м не обыграли. И когда украинцам проиграли.

— Так вничью же сыграли.
— А какая разница? Всё равно что проиграли. У нас было столько моментов – штуки три-четыре так просто стопроцентных! Однако вместо того чтобы забить второй гол и всё решить, сами пропустили в конце. В итоге Украина и нас не выпустила на чемпионат Европы, и сама не вышла, уступила в стыках словенцам. Вдвойне обидно было. Ладно хоть они прошли бы в финал – так нет же. Обе страны смотрели Евро по телевизору.

БЫЛО И ПРОШЛО

— Самые приятные воспоминания – это, очевидно, два "золотых" гола за "Спартак"?
— А после гола в 1992 году "Океану" никто даже не радовался, никто никого не поздравлял. Сыграли-то 1:1. О том, что забил "золотой" гол, узнал только на вручении медалей и сам удивился. Даже не думал об этом. Мяч в ворота "Алании" спустя четыре года, конечно, выделяется из общего ряда. Перед ним был ещё важный гол "Зениту" в Петербурге. В 1998-м в финале Кубка забил "Локомотиву"… Голов было много, но запоминаются те, которые приносят большие победы.

— Спустя годы не осталось горчинки от того, что расставание со "Спартаком" вышло, прямо скажем, не очень красивым?
— Да нет, я уже и забыл про это. Только вы, журналисты, тот эпизод всё время напоминаете. Возможно, раньше и присутствовала какая-то досада, когда наблюдал за играми "Спартака" и понимал, что был бы не худшим в команде. Теперь и это в прошлом. Нет смысла оборачиваться назад.

— В 1996 году Романцев не взял спартаковца Тихонова на Евро-1996, спустя четыре года фактически убрал его из "Спартака"…
Тихонов Андрей игрок Спартака— Единственное, о чём я сожалею, это о том, что так и не посчастливилось сыграть на чемпионате мира и Европы. В 1996-м я мог бы туда попасть, всё-таки и играл неплохо, и возраст был подходящий. Но видите, как получилось. Когда дети подрастут, станут лучше разбираться в футболе, наверняка спросят: "Пап, а ты был на чемпионате мира или Европы?". И что мне им ответить? Конечно, это упущение…

— По итогам 1996 года вы собрали все звания, какие только можно было, а в Англию летом не поехали. Парадокс?
— Видимо, в сборной были футболисты лучше Тихонова. Поэтому так.

— Никогда не поднимали эту тему в общении с Романцевым?
— Нет. Тренер отвечает за результат, поэтому имеет полное право набирать в команду тех людей, которых считает нужным. Что здесь обсуждать? И потом, не тот я человек, который будет куда-то напрашиваться, кому-то навязываться. Хотят меня видеть в команде – пожалуйста, работаем, а нет – прощаемся.

АХ, САМАРА-ГОРОДОК…

— Без вас "Спартак" ещё один раз, будто по инерции, стал чемпионом – и всё, гегемония закончилась. Закономерно?
— Не надо всё это связывать воедино. В "Спартаке" пошла смена поколений, параллельно начались другие передряги. В результате что-то клуб потерял. Что-то спартаковское. И по сей день не может выиграть золото. Хотя в прошлом году шанс был, большой шанс. Вратарь немножко подвёл – в Самаре, дома с ЦСКА. Этих очков, возможно, "Спартаку" и не хватило. Если бы Карпин вот так сходу пришёл и выиграл чемпионат, болельщики его на руках носили бы. Но это футбол: иногда выигрываешь на ровном месте, а иногда теряешь очки там, где не должен был этого делать. Вот "Спартак" с "Челси" играл, и хорошо же играл! Даже без Алекса неплохо комбинировал. Но – уступил. Так бывает.

— Вы в новом веке выиграли всего две медали – бронзу с "Крыльями" да серебро в Казахстане. Возможно, где-то после "Спартака" ошиблись адресом?
— С Самарой? Ни за что! Нас при живом "Спартаке" называли самой играющей командой страны. Да, были определённые сложности – всё-таки коллектив создавался чуть ли не с нуля. Такой может выстрелить на определённом этапе, но стабильно пройти весь сезон в состоянии только хорошо сыгранная команда. Вот и мы первый круг закончили на самом верху, а финишировали только пятыми. Могли добиться и большего. Но в целом те пять лет, что провёл в Самаре, я никогда не забуду. Это были отличные годы. Вы только представьте себе: холод, дождь, снег, пурга – а на трибунах минимум 15 тысяч человек сидит! Сейчас найдите у нас стадион с такой средней посещаемостью. Кроме "Лужников", разумеется. Там всё-таки крыша, с неба ничего не льёт, не сыпет на голову. И там "Спартак".

— От зарубежных опытов у вас едва ли остались столь же яркие впечатления.
— В Израиле я изначально подписывал контракт на два месяца. Наивно было ждать от этой командировки чего-то этакого. Я ещё продолжал играть в "спартаковский", коллективный футбол, а в "Маккаби" больше ценились индивидуальные качества. На то, чтобы внутренне перестроиться, у меня просто не было времени. Позже пришло понимание одной простой истины: когда ты приезжаешь за границу, люди смотрят, что ты можешь делать сам, а не в содружестве с партнёрами.

ПАЛКИ В КОЛЁСА "ЛОКОМОТИВА"

— В Казахстане вы задержались подольше.
— Да, на целый год. И единственный большой минус, с которым мы столкнулись в Астане, это отсутствие мест отдыха. Ни моря, ни какого-нибудь водоёма. Я люблю на выходные выбраться куда-нибудь на природу, а в Казахстане и выехать-то было некуда.

— Степь да степь кругом?
— Грубо говоря, да. А в плане футбольном, я считаю, мы на совесть там поработали. Хотя вопросы к судьям не раз возникали. В Казахстане вообще не принято обсуждать работу арбитров, тем более – публично. Это не то что у нас – полощут в прессе всех подряд. А там, как и 20 лет назад, сказал плохо о руководстве – тебя сразу на ковёр вызывают. Отчитывают. Наш "Локомотив" в какой-то момент так просто начали гнобить. Мы выиграли семь матчей – и началось... В общем, заняли в итоге только второе место. А команда-то, я считаю, была хорошая. И тренерский штаб тоже – Сергей Юран, Игорь Ющенко, который когда-то в "Химках" работал. Нам доверяли, и мы играли в отличный футбол.

— Финансовые разногласия после досрочного расторжения ваших с Титовым контрактов удалось урегулировать?
— Всё нормально, с нами полностью рассчитались. Мы не подавали исков ни в суд, не писали жалоб в ФИФА, чтобы никому не было плохо. Через четыре или пять месяцев получили положенные деньги и мирно разошлись.

ДВАЖДЫ В ОДНУ РЕКУ. И В ДРУГУЮ…

— В этом году вы второй раз опровергли пословицу про реку, в которую якобы не входят дважды.
— Химки, Самара – это те города, в которые я возвращаюсь с удовольствием. У меня с ними не связано абсолютно никакого негатива. Прежде чем вернуться в "Химки", я три или четыре месяца фактически бездельничал. Раз-два в неделю где-то бегал, и всё. По сути, вся предсезонная подготовка уместилась в 12 дней последнего сбора команды. Плюс тренер по физподготовке Сачко меня немного подтянул. Он же восстанавливал после операции. Ну и опыт, конечно, сказывается. Наверное, потому я и играю по сей день.

— Если бы Тарханов позвал за собой в "Крылья", на третий заход решились бы?
— Поймите, я не могу бегать из команды в команду посреди сезона – сейчас у меня контракт с "Химками". Да, такое предложение мне, безусловно, польстило бы, но подводить людей, которые меня сюда звали, я бы не стал.

— Георгий Ярцев когда-то охарактеризовал вас как "сверхнадёжного человека". А случалось хоть раз подводить тренеров?
— Тренера подводишь регулярно, если плохо играешь. Или не делаешь то, что должен делать. А откуда эта фраза Ярцева, я хорошо помню. У нас тогда, перед 1996 годом, полсостава разлетелось по миру, сплошной молодняк в "Спартаке" остался. Болельщики гадали: попадут или не попадут в десятку? А мы взяли и выиграли чемпионат! Конечно, это и Санычу как тренеру прибавило веса, и нам, футболистам. Получается, мы сделали друг для друга хорошее дело.

СУДИЛИЩА

— Если я не ошибаюсь, вас никогда в чемпионате России не удаляли с поля.
— Да, удалили только раз в Лиге чемпионов – в Праге. Как получилось: "Спарта" подавала угловой, я стоял на линии ворот. Нападающий пробил, а я рефлекторно выбросил руку вверх. В неё мяч и попал.

— Замена удалённого Нигматуллина в памятном матче с "Силькеборгом" была первым и последним вашим вратарским опытом?
— Надеюсь, что да. Хватит уже народ веселить. И потом, второй раз станешь, пропустишь – и тот первый раз все сразу забудут. А я тогда даже один удар отразил (смеётся).

— Вас вообще тяжело вывести из себя?
Андрей Тихонов и Егор Титов— Тяжело. Но когда сталкиваешься с откровенной наглостью, когда специально – именно специально, это заметно – бьют по ногам, сдержаться бывает сложно. Ну и судейство… В первой лиге это просто безобразие. Иногда кошмар, что творится. Играем на днях в Сочи: первый тайм человек нормально судит, а во втором – будто подменили! Все свистки – в одну сторону. То же самое в Краснодаре, хотя одноимённая команда сама по себе одна из самых играющих в первенстве. Челны – аналогичная картина. Да что выезды – нас даже дома, в Химках, гоняют судьи! Посмотрите на ставки букмекеров – нас же ни разу не снимали с "линии". Нас и ещё одну команду – не буду говорить, какую. Потому что играем честно. Я не говорю о том, что другие мошенничают, я говорю только о своей команде. У "Химок" небольшой бюджет, и в нём не предусмотрено денег на "работу с судьями". А когда ты играешь честно, то и судят тебя соответственно. Честно, только в кавычках.

УБИТЬ В СЕБЕ ФУТБОЛИСТА

— Вы уже мысленно примеряете на себя пиджак тренера?
— Пока нет. Но иногда всё-таки ловлю себя на мысли, что здесь сделал бы так, а здесь – по-другому. Гоню от себя эти мысли – я всё-таки ещё футболист. А когда ты начинаешь забивать голову посторонними вещами, это отвлекает от игры.

— Вас не страшит момент перехода из одного жизненного режима в другой?
— Так это же всё равно футбол, любимое дело. Помню, Юран в одном интервью сказал: "Я убил в себе футболиста". Видимо, сначала действительно должен произойти какой-то щелчок в сознании. Потому что футболисты и тренеры воспринимают игру по-разному. Это мне и Евгений Бушманов, наш тренер, подтвердил. Не может игрок так просто взять и сразу начать руководить. Здесь уже голова немножко по-другому должна работать. Это со временем приходит, с опытом.

— Я так и не понял: вы-то сами видите себя в будущем тренером?
— Отвечу так: хочется. А получится ли, время покажет.

— Когда вы в последний раз ходили на стадион в качестве обычного зрителя?
— Сразу не соображу. На "Челси" ходил, на Лигу чемпионов, но не сейчас, а тогда, когда они с ЦСКА играли… На матч сборной России с англичанами выбирался… Редко, очень редко в последнее бываю на стадионе. Прошлый год провёл в Казахстане, а теперь у меня первая лига и не менее насыщенный график.

— А игры сыновей посещаете?
— Спрашиваете…

— И как у них успехи? Чувствуется папина порода?
— А у папы никакой породы и не было – он сам её сделал (улыбается). Надеюсь, что и из мальчишек моих выйдет толк. Пока оценивать их перспективы рановато. В таком возрасте ещё все дети одинаковые. Не по человеческим критериям – по футбольным.

 Автор: "Чемпионат.ру"  22.10.10.