Безбородов Владислав Юрьевич - 2 5 - Арбитры - clubspartak.ru

Ваша международная карьера только началась. Удалось ли удовлетворить амбиции?
 - В этом году вполне. Те задачи, которые перед собой ставил, выполнены: судил финал чемпионата Европы для 17-летних, практически за полгода перешел из четвертой группы в третью. В составе бригады Николая участвовал в эксперименте УЕФА, поездил с ним, понаблюдал, как он работает.

- Пришлось чему-то заново учиться?
- Нет - те же игры, те же футболисты.

- У вас ведь поначалу возникла проблема с тестами.
- На первом сборе получил микротравму - надорвалась мышца. Надо было ее спокойно залечить, но хотелось доказать, показать... Побежал длинную дистанцию и уже по ходу понял, что совершаю ошибку. Решил: лучше сойти, чем добегать на одной ноге. А уже через месяц все успешно сдал.

- Сильно волновались, узнав, что вам доверили финал?
- Волнение присутствовало, но, скорее, приятное. Хотя, конечно, ответственность в финальном матче намного выше, чем на групповом этапе.

- Зависти коллег из других стран не почувствовали?
Владислав Безбородов арбитр по футболу- Нет. Среди судей сложились очень хорошие отношения. Все друг друга поддерживали. Наши руководители, к слову, поступили хитро: на день, когда первая партия судей должна была покинуть чемпионат, заказали авиабилеты всем арбитрам без исключения. Чтобы не возникло расслоения и чтобы не портить никому настроения. Ну а с утра уже объявили вердикт.

- В этом году вы с Николаем Ивановым получили очередное высшее образование - педагогическое. Зачем?
- Если есть возможность, надо учиться. Человек не должен останавливаться в развитии.

- Вопрос: ощущаете ли давление со стороны клубов при назначении на матчи?
- Может, в 90-е годы и были такие случаи, но я этого не застал. А с 2004 года, когда начал активно работать, с подобным не сталкивался. Время все же поменялось.

- В интервью "СЭ" президент РФПЛ Сергей Прядкин сказал, что, возможно, в следующем году географическая принадлежность судей учитываться не будет. Готовы ли Николай Иванов и Владислав Безбородов судить матчи "Зенита", а Алексей Николаев - игры московских команд с иногородними?
- Когда видишь, какая атмосфера на "Петровском", очень хочется хотя бы раз посудить на этом стадионе.

- И удалить Хусти и Анюкова?
- Неправильно зацикливаться заранее на возможных неприятностях. Но если в ходе матча потребуется наказать кого-то из игроков "Зенита", конечно, накажу.

- А как потом жить в Петербурге вам и вашей семье?
- Сложная ситуация может возникнуть в любой игре. Если нас с Владиславом привязывать к "Зениту", получится, нам вообще нельзя никакие команды судить. Если я поставлю пенальти в пользу конкурента "Зенита", по этой логике мне нельзя будет возвращаться домой.

- Если Безбородов в одном из матчей следующего сезона удалит Малафеева, с которым состоит в родстве, это, наверное, войдет в историю.
- Уверен, Владик не дрогнет! На поле нет родственников. Когда долго судишь, со многими игроками складываются нормальные отношения. Но это не мешает их удалять.

Автор: "Спорт-Экспресс" 05.12.09.

Судья ФИФА Владислав Безбородов блестяще проявил себя на чемпионате Европы среди юношей до 17 лет, который завершился в прошедший понедельник в Германии. Он стал первым арбитром в истории российского футбола, которому доверили судить финал столь крупного международного турнира. В беседе с корреспондентом «НВ» Безбородов рассказал о своем судейском пути.

– Я с детства был в футболе, мой отец сам играл, тренировал и судил. Но в 18 лет меня пригласили учиться в Америку, и я уехал. Получил профессию в сфере спортивного менеджмента. Вернулся в Россию в 24 года и понял, что золотые с точки зрения спорта годы потратил на учебу в Штатах. Конечно, я и там играл в футбол за университетскую команду, но это совершенно другой уровень, не та нагрузка. Тем не менее я все еще мечтал реализовать себя на поле и стал пробиваться в различные клубы. Сперва закрепился в петербургском «Динамо», потом играл в Латвии, в Белоруссии. Но затем получил травму и закончил карьеру. Когда же стал думать о том, как продлить свое пребывание в футболе, то пришел к мысли, что стоит заняться судейством. Можно сказать, прагматично подошел к вопросу: просчитал свою жизнь на несколько лет вперед.

– Но кто-то вас наверняка подтолкнул к тому, чтобы принять подобное решение?
– Определиться помог наш легендарный арбитр Анатолий Иванов. Он первым разглядел во мне судейские качества. Стоит отдать ему должное: у Иванова есть дар видеть потенциал человека. А ведь ему уже 81 год. Причем он обратил на меня внимание не в серьезном матче, а на юношеских, ничего не значащих соревнованиях. Тогда кто-то из судей не вышел на поле, и мне пришлось обслуживать 4 игры подряд. Также большую роль сыграл арбитр Алексей Румянцев, который взял меня под свое крыло. И, конечно, я должен сказать огромное спасибо своему отцу.

– Что оказалось самым сложным на первых этапах судейства?
– Научиться смотреть на игру не как футболист. Игрок может не придавать значения мелким фолам – матч идет, зачем ему мешать. А судья должен прежде всего думать о правилах и их соблюдении.

– Перед первым матчем в премьер-лиге в качестве главного арбитра испытывали страх?
– Это было в июне 2007 года в Самаре, играли «Крылья Советов» и краснодарская «Кубань». Как ни странно, никакого мандража не чувствовал.

– Какими качествами должен обладать судья?
– Надо быть очень уравновешенным, спокойным, терпеливым, где-то даже непробиваемым. По-философски относиться к некоторым вещам. И обязательно иметь хорошую физическую подготовку.

– Вам когда-нибудь угрожали перед матчем?
– Эти времена меня миновали. Никогда и ни от кого не получал угроз.

– Родственные узы с голкипером «Зенита» Вячеславом Малафеевым сказываются на вашей карьере?
– Ну, как это может сказываться? Он просто муж моей сестры. И на матчах «Зенита» я в поле не работаю.

– Со стороны коллег ловите на себе завистливые взгляды? Все-таки по российским меркам вы достаточно молодой рефери, чтобы выходить на международный уровень.
Владислав Безбородов арбитр по футболу– На самом деле 36 лет – не такой уж и молодой возраст для рефери по меркам ФИФА. На том же юниорском чемпионате континента я был самым возрастным арбитром. В Европе сейчас идет тенденция омоложения судейских бригад. Но, согласен, в России трудно себе представить, что 23-летнему парню доверят обслуживать матч премьер-лиги. В нашем обществе сложилось мнение, что это еще не тот возраст, когда можно решать на поле судьбы людей. А вот у зарубежных коллег больше возможностей вырасти в хороших судей. У россиянина на международную карьеру остается всего 10 лет, а этого мало, чтобы как следует заявить о себе.

– Есть команды, на матчах которых вам нравится работать больше всего?
– Давно не имею привязанностей. К тому же игроки постоянно мигрируют из клуба в клуб, в течение сезона одного и того же футболиста можно увидеть в нескольких командах. В детстве, когда мечтал попасть в состав «Зенита», естественно, переживал за петербургскую команду, но без фанатизма. Возможно, я не стал настоящим болельщиком, потому что из профессионального игрока практически сразу превратился в судью, а арбитр должен быть нейтральным.

– Перед началом нынешнего сезона клубы премьер-лиги договорились, что не станут подавать официальные жалобы на судейство…   
– Договорились и договорились. Мое дело выходить на поле и судить вне зависимости от того, есть жалобы или нет. В любом случае оценку действий рефери дает та организация, которая нас рекомендует, то есть Коллегия футбольных арбитров России (КФА). Причем мнение КФА бывает гораздо более жестким, нежели у инспектора матча, который выставляет после матча оценку в протокол.

– Но сама идея клубов не жаловаться оправдывает себя?
– Это маленький шаг к вступлению в Судейскую конвенцию УЕФА. Но чтобы в ней оказаться, необходимо полностью отказаться от жалоб. Периодически возникают ситуации, когда инспектор ставит тебе неудовлетворительную оценку, да еще и команды предъявляют претензии. Хотя на самом деле никакого практического смысла в жалобах нет. Клубы лишь тратят время и деньги, чтобы ее подать. Правда, если обвинения обоснованны, деньги возвращаются.

Автор: "Невское время"  20.05.09.

«В России судят не хуже, чем в Европе»  

ВЛАДИСЛАВ БЕЗБОРОДОВ. Один из самых перспективных арбитров России в интервью «ССФ» объяснил, чем Калининград опаснее Грозного, вспомнил свой диалог с Алессандро Дель Пьеро и признался, что на поле он никогда не думает о своем известном родственнике из «Зенита».

«ГРОЗНЫЙ – НОРМАЛЬНЫЙ ГОРОД»

– Вам много раз предлагали повлиять на исход матча?

– Даже не могу представить, чтобы кто-то позволил себе такое.

– В этом сезоне вы дважды попадали в скандальную хронику. Предлагаю сначала вспомнить последний инцидент, который случился в Грозном, где, по словам вице-президента «Терека» Хайдара Алханова, вы отменили гол Асильдарова в ворота «Локомотива», посмотрев повтор на табло стадиона.

– Сначала я действительно показал на центр. Но почти тут же инстинктивно понял, что здесь что-то не так. По поводу повтора на табло – неправда. Теоретически мы, конечно, могли им воспользоваться. Но никто из бригады даже не знал, что на табло повторят момент, потому что вообще-то регламентом это запрещено. В любом случае еще нужно было проконсультироваться с бригадой. В Грозном проблема в том, что наша коммуникационная система там часто не работает. Не знаю, в чем дело, может, там на стадионе просто глушат любую связь. В общем, мы с помощниками и резервным быстро обсудили момент на кромке, и в итоге я принял решение отменить гол.

 Если бы после этого «Терек» кинулся ко мне всей командой доказывать, что гол был, я бы еще задумался. Но ко мне вообще никто не подошел! И это был знак, что они согласны на любое мое решение. Вот и вся история.

– Скажите честно: для судьи получить назначение на матч в Грозном – это как вытянуть черную метку?

– За всех отвечать не могу, но я всегда еду в Грозный с нормальным настроением. Там все очень хорошо организовано. Никаких проблем ни при каком счете у меня там не возникало. Все разговоры про какие-то особые условия в Грозном – это ярлыки. Проблемы могут случиться везде. Как у меня, например, в Калининграде. Хотя, казалось бы, куда логичнее было бы ждать таких вещей на Кавказе, чем в самом западном городе страны.

– Врывающийся после матча в судейскую бывший начальник команды, угрожающий расправой, – это прямо какой-то камбэк в 1990-е. До этого в вашей карьере случались подобные эпизоды?

Владислав Безбородов арбитр по футболу– Никогда. Слава Богу, я не застал те времена и знаю только по рассказам более опытных коллег, когда судей избивали, звонили с угрозами по телефону, закидывали в окна квартир горючие смеси. А в Калининграде так получилось, что передо мной в двух или трех турах подряд в ворота «Балтики» назначали пенальти. И мой пенальти стал для них уже последней каплей. После того инцидента я пообщался с руководителями области, с вице-президентом клуба, и мы все вопросы решили уже тогда. Мне принесли извинения, и зла я ни на кого не держу.

«В РОССИИ ПРИХОДИТСЯ СУДИТЬ ЖЕСТЧЕ»

– Для вас есть разница – работать на матче чемпионата России или еврокубка?

– В общем и целом – нет. Но есть нюансы. В Европе сначала предпочитают разговаривать с игроками, а не сразу раздавать карточки. В России немного не так, тут нет полутонов, приходится судить жестче. Здесь в каждом туре – восемь матчей. И каждый матч мы можем сравнить с другим: вот там судья показал карточку, а здесь не показал. Поэтому руководство КФА пытается подвести нас под общий знаменатель. Рекомендации простые: если человек, например, откинул мяч – это сразу предупреждение. И если кто-то, условно, в Нальчике покажет в таком эпизоде карточку, а я в этом же туре в точно таком же моменте где-нибудь в Томске ограничусь устным внушением, это сразу вызовет вопросы.

– Поведение игроков на поле в России и Европе сильно отличается?

– Сложные персонажи есть везде. Так же как и очень благородные ребята. Недавно вот судил в Лиге Европы «Ювентус». Дель Пьеро – величайший игрок. Но так вежливо со мной разговаривал. Подошел, спросил: «Может, там желтая карточка?». Я ему ответил: «Пока нет». – «А, ну хорошо». И спокойно отошел в сторону.  

– У нас есть свои Дель Пьеро?

– Зырянов, Лоськов, Семак... Да на самом деле много еще кто, не хочу даже больше фамилий называть, а то наверняка кого-нибудь забуду.

– А «сложные персонажи» – это кто?

– Не могу сказать. Мне же еще их судить!

– Тренеры и менеджеры наших клубов  «наезжают» на вас гораздо реже, чем на иных ваших коллег, но все-таки и вам иногда достается. Вот буквально из последнего: Миодраг Божович после матча «Динамо» с Нальчиком, на котором работала ваша бригада, заявил: «Судейство было ужасным, но меня это уже не удивляет». Что вы чувствуете, когда читаете такое?

– Мне в таких случаях просто жалко тренеров. Божович прекрасно понимал, что его критика абсолютно не обоснована и дело совсем не в судействе. Счет-то, я напомню, был 0:3.  Просто нужно найти какую-то причину поражения. И это объяснимо, понятно, и у меня нет никаких претензий по этому поводу. Такая у тренеров работа.

«РЕДКО ОБСУЖДАЕМ С МАЛАФЕЕВЫМ ФУТБОЛ»

– Два последних крупных турнира прошли без российских судей. Почему?

– У нас недостаточно бережно относятся к судьям. Еще недавно было такое недоверие, что приходилось приглашать иностранных арбитров. В результате это плохо сказалось на перспективах арбитров того периода. А после этого спрашивают, почему никого не было от России на чемпионате мира! Вырастить хорошего арбитра – дело не одного и не пяти лет, а может, даже и не десяти, а больше. Разбрасываться нами нельзя.

Еще у нас получился небольшой пробел: ветераны ушли, а молодежь не подросла. В элите из наших был только Юрий Баскаков, но он на чемпионат мира не проходил уже по возрасту, было несколько человек в премьер-группе, а за ними были арбитры только во второй и третьей группах. Сейчас идет новая волна. Возможно, у нас получится застолбить несколько мест в элите и кто-то даже поедет на Евро-2012.

– По уровню футбола чемпионат России сейчас находится где-то в авангарде второй пятерки европейских чемпионатов. А по уровню судейства?  

Владислав Безбородов арбитр по футболу– В топ-лигах судьи ошибаются примерно столько же, сколько у нас. Но им тяжелее, потому что каждая ошибка там разбирается во всех подробностях и обсасывается в медиа всю неделю, пока не начнется следующий тур. А у нас судейство обсуждается только в двух спортивных газетах и программе «Свисток». Так что мы еще живем более-менее спокойно, желтая пресса нас не клюет.

Но у нас другая проблема. В Европе судейские ошибки – это человеческий фактор, а в России – сразу предвзятость. Поэтому там судью могут прилично прополоскать, но потом сказать: проанализируй свои ошибки и работай дальше. А у нас может быть так, что ты сегодня ошибся, а завтра твоя судейская карьера уже закончена.

– Грядет развязка сезона. В каждом спорном свистке многим опять будет слышаться шелест купюр.

– Без комментариев.

– Вопрос, который я приберег напоследок. Для болельщиков московских клубов вы в первую очередь – родственник голкипера «Зенита» Вячеслава Малафеева (вратарь женат на родной сестре Безбородова. – Прим. ред.). Если сейчас, на финише чемпионата, вам достанутся матчи с участием конкурентов «Зенита», эта тема наверняка всплывет опять. Вас это сильно бесит?

– Пусть болельщики не беспокоятся. Когда я нахожусь на поле, для меня существуют только двадцать два игрока, и я не думаю ни о Вячеславе, ни о ком-то еще. Тем более мы общаемся не так часто. Вместе справляем дни рождения, встречаем Новый год, но более-менее регулярно пересекаться не получается. Иногда, конечно, Слава меня спрашивает, как он сыграл в каком-то эпизоде и что в том случае должен был делать судья. Когда он, например, в прошлом году грубо сыграл против Бухарова или недавно в матче с АЕКом – я ему прямо говорил, что по-хорошему и там, и там его должны были удалять. Но вообще мы футбол редко обсуждаем, его и так хватает в нашей жизни.

Автор: "Советский спорт.Футбол" № 42 26.1.10.10.