Карасёв Сергей Геннадьевич - 4 13 - Арбитры - clubspartak.ru

Алексей Андронов: В американском футболе, во-первых, есть судья наверху, который имеет право обратиться, но это происходит гораздо реже. Есть право у тренера попросить пересмотреть повтор, два раза за матч. Если ты воспользовался, и судья оставил решение в силе, ты лишается тайм-аута. В американском футболе тайм-аут поважнее замены.

Александр Шмурнов: В теннисе система такая, что ты можешь три раза оспорить решения, если ты не прав. А если ты три раза прав, значит ты можешь и 20 раз смотреть. Вы скажите, у вас запоминающиеся ошибки были?

Сергей Карасев: Ничего глобального не было за последние годы. Конечно, были ошибки и при назначении пенальти, и при неназначении пенальти.

Алексей Андронов: Как на вас влияет шум по поводу ошибок ваших коллег? Все обратили внимание, что после того, как была история в Петербурге с пенальти, когда ошибся Эдуард Малый, в следующем туре  все судьи все свое внимание уделяли игрокам, вбегающим в штрафную площадь.

Сергей Карасев: Внимание уделяли всегда, особенно последние два сезона. Мне кажется, этот случай повлиял на игроков, потому что они уже стали бояться. У меня был случай на матче «Сатурн» - «Зенит» я занимал позицию и следил. До удара ни один не вошел. В следующих матчах просто смотришь за поведением игроков. Мне кажется, это повлияло больше на игроков, чем на нас. Когда произошел случай, неприятный случай, он повлиял на футболистов. Это как футболист говорит, что я поставил стенку на 11 метров, а я говорю, что вы метр украдете.

Алексей Андронов: Разговаривать с футболистами – это норма для судьи? Я комментирую чемпионат Германии, и есть разные арбитры: есть те, кто просто как глухонемой себя ведет на футбольном поле, а есть те, кто любит поговорить.

Сергей Карасев: Нужна золотая середина. Мне нравится, как ведут себя арбитры в Англии. Но там другой футбол, другой чемпионат, другие люди. У нас, к сожалению, тяжело. Иной раз игрока будешь подзывать, а он развернется и пойдет.

Алексей Андронов: А если игрок хочет с вами поговорить? Мы знаешь, что Шемберас любит разговаривать с арбитрами.

Сергей Карасев: Не только он. В каждой команде есть люди, которые любят это делать.

Карасев арбитрАлексей Андронов: Но вы же, выходя на матч, знаете, кто как себя будет вести.

Сергей Карасев: Конечно, знаем, кто разговаривает, кто симулирует. Они из года в год повторяют одно и то же. Судья педагог и психолог на поле, который должен понять, как вести себя с футболистами.

Александр Шмурнов: То есть вы готовитесь к каждому матчу?

Сергей Карасев: Конечно, тактика важна. Причем мы можем не смотреть записи игр, а можем просто созвониться с коллегами. Плюс, мы смотрим футбол - все люди на виду.

Алексей Андронов: Как вы себя ведете? Вот прибежал к вам условный Шемберас и начал вас чихвостить.

Сергей Карасев: Это нормальная ситуация. Тут надо строить отношения по напряжению матча и т.д. Порой смотришь запись и даже не помнишь, что сказал этому футболисту. Адреналин захлестывает, игрок от тебя что-то хочет, и ты должен сделать так, чтобы он не мешал тебе работать. Иной раз смотришь футбол, что сказал не помнишь, но было все нормально.

Алексей Андронов: Для вас самый запоминающийся момент финала чемпионата мира 2006, наверняка, -  удаление Зидана?

Сергей Карасев: Наверное.

Алексей Андронов: Тогда был шум и скандал. Ведь главный арбитр не видел момента, а вмешался четвертый арбитр. До сих пор никто не знает, видел ли он момент, или он увидел ТВ повтор.

Алексей Андронов: Думаю, что в итоге все закончилось справедливо. Если бы я был на том месте и увидел бы даже в мониторе произошедшее, я бы, конечно, подсказал главному судье, потому что справедливость должна восторжествовать.

Александр Шмурнов: Тут есть две разных справедливости. Во-первых, если мы не применяем видеоповтор, значит то что увидено в видеоповторе, не должно быть применено в праве. Во-вторых, есть справедливость человеческая, по которой Матерацци – негодяй, а Зидан – жертва. Разобраться сложно.

Алексей Андронов: Это мыльная опера. Человек, который выходит на футбольное поле, должен быть готов к тому, что провокация – это часть игры.

Сергей Карасев: Если бы не произошло удаления, игру было бы вести дальше тяжело. Игроки бы вели себя неадекватно. Многие игроки это видели, судьи – нет. Такое бывает. Поэтому этот случай разрядил обстановку. В итоге, мне кажется, все нормально закончилось.