Карасёв Сергей Геннадьевич - 3 13 - Арбитры - clubspartak.ru

Александр Шмурнов:  Что вы думаете о праве судьи на ошибку? Судьи часто говорят, что они тоже люди, тоже ошибаются. Когда спрашиваешь арбитров, они говорят, что оставьте это нам, это человеческий фактор. Ваше мнение, куда идет судейство? Насколько мы все вместе должны оставлять судье право на ошибки?

Сергей Карасев: Думаю, как бы мы не хотели, чтобы нас оставили в покое, все равно об ошибке, которая повлияла на результат матча, будут говорить и писать. Я недавно в метро увидел, что человек читал газету, страницу про судейские ошибки. Конфликтные ситуации, которые происходят на поле, интересны людям. Как бы мы от этого не уходили, они будут.

Алексей Андронов: Так право на ошибку в какой степени есть у футбольного арбитра?

Сергей Карасев: Право на ошибку есть у всех, в том числе у нас. Мы очень переживаем по этому поводу. Мы все люди амбициозные и хотим выйти на качественный уровень, несмотря на количество лет. Ошибку люди переживают – некоторые это скрывают в себе, некоторые рассказывают друг другу. Иногда мы смотрим вместе какие-то моменты. Право на ошибку есть, но главное, чтобы это не вошло в систему.

Алексей Андронов: А видео? Эта тема обсуждается лет пять, и образовалось два лагеря. Некоторые говорят, что это убьет футбол, будут постоянные остановки. Блаттер категорически это отрицает. Забавно, что эту идею отрицает человек, во многом благодаря которому сборная СССР выиграла Олимпийские игры баскетбольные. Блаттер занимался тем, что отвечал за хронометраж в этой игре. С другой стороны, с тех пор, как у нас появился американский футбол на ТВ, все увидели, что повтор является своеобразной страховкой от ошибки, которая сильно может повлиять на результат. В чемпионате ошибиться в одном матче из 30-и – это не так страшно. А вот ошибиться в финале чемпионата мира или в финале кубка России, неважно в каком финале, - это уже катастрофа.

Сергей Карасев: Видеоповтор видеоповтору рознь. Иногда мы даже не можем понять с трех точек, что было. Таких случаев было много. Как быть? Игра остановлена, судья пошел смотреть? Как в хоккее?

Александр Шмурнов: Речь идет о геометрии. И в американском футболе и хоккее правило такое: коснулся, не коснулся, наступил, не наступил, что произошло раньше. Ведь мы не говорим о том, что нужно давать карточку или нет.

Алексей Андронов: Речь прежде всего об офсайде.

Сергей Карасев: Что касается взятия ворот, то я лично за. Я общаюсь со своими коллегами, и многие за это.

Алексей Андронов: А офсайд?

Сергей Карасев: Сейчас стоят офсайдные камеры, я никогда об этом не задумывался. В основном все говорят о нарушении в штрафной площади. Сейчас в Лиге Европы будут эксперимент, когда за линией ворот будет по судье. Что касается офсайда, не знаю.

Карасев арбитрАлександр Шмурнов: Мне кажется, вы боитесь нарушить свою корпоративную этику, поэтому не высказываете своего мнения.

Сергей Карасев: Нет, я просто не задумывался об этом. Офсайд сейчас фиксируется по тому, что ухо впереди, нос впереди. Даже по видеоповтору это не всегда видно.

Александр Шмурнов: Как тогда его определить?

Сергей Карасев: Таким моментов бывает не много, на 10 игр – один. Это сложнейший момент.

Алексей Андронов: Вспомните матч ЦСКА-«Зенит», который едва не прервал карьеру Владимира Петтая. На той игре лайнсмены зафиксировали два офсайда, которых не было.

Сергей Карасев: Я говорю о тех моментах, которые действительно сложные, когда человек должен поймать в линию. Таких моментов не так много. Когда у нас проходят сборы, делается подборка таких моментов. Оно делятся на сложные и простые.

Александр Шмурнов: В первом туре французского чемпионата был забит гол при 10-сантиметровом офсайде. Его судья заметил. На ТВ экране провели линию, и сразу видно, что высунулся нос в момент удара. Все, эту картинку судье резервному достаточно увидеть, и он тут же по связи передает.

Алексей Андронов: Самое главное, вы находитесь в проигрышном состоянии по отношению к зрителю, потому что у него есть повторы. К примеру, матч «Динамо» - «Терек». Мне было непонятно, почему там не был засчитан гол, но повтор, стоп-кадр – все видно. Получается как? Судья принял решение, ошибочное. Уже весь мир через три минуты знает, что оно ошибочное, а сам судья еще не знает. А бывают же ситуации, что это приводит к большим проблемам, потому что раз спорный момент, два спорный момент, три…потом уже в четвертом интуитивно принимаешь решение в другую сторону.

Сергей Карасев:  Иногда атакует только одна команда, и по ходу матча игроки на грани офсайда все время, за первый тайм таких моментов может произойти 3-4. Если каждый раз мы будем останавливать…

Алексей Андронов: Надо останавливать тогда, когда забит гол.

Александр Шмурнов: Здесь тоже вопрос. Почему когда забит гол, то да, а когда просто угловой, с которого мог бы быть забить гол, этого нет.

Сергей Карасев: Выходит, не прямая ошибка, но ошибка.

Александр Шмурнов: Почему-то мы боимся остановок. А выход медицинской бригады – это не остановка игры? Остановка. Ну и что? Для того, чтобы, условно говоря, Каюмов посмотрел в экране, нужно 15 секунд.

Алексей Андронов: Тем более, что резервный арбитр, как правило, как арбитр полевой. Почему не подождать? Это не разобьет игру.

Сергей Карасев: Мне кажется, что при любом моменте игроки будут поднимать руки и сразу бежать к скамейке, к резервному.