Спартак Новости. Все новости о футбольном клубе "Спартак". Только самые важные новсти Спартак и интересное. Обзор трансферов, свежие новости об игроках Спартака.

Антон Митрюшкин: Карпин кричал: «Эй, вратарь! Иди сюда».

23.11.2020 в 10:271
Антон Митрюшкин: Карпин кричал: «Эй, вратарь! Иди сюда».

Антон Митрюшкин: Карпин кричал: «Эй, вратарь! Иди сюда».

«Было суперпредложение из России, но Германия — мечта». Митрюшкин — о «Фортуне», просмотре в «Монако» и «Спартаке»

Первое интервью после переезда в Дюссельдорф.

Среди всех российских футболистов у Митрюшкина самая нестандартная карьера. Сверкнув на юношеском Евро (U-17), откуда Антон вернулся с наградой УЕФА главной звезде турнира, он быстро пробрался в основу «Спартака» и стал самым молодым кипером в клубной истории. Через год Митрюшкин взял серебро уже на Евро U-19. Но вместо комфортной карьеры в топ-клубе Премьер-лиги — с лимитом и статусом самого перспективного вратаря страны — Митрюшкин неожиданно рванул в Швейцарию ради европейской карьеры.

Тогда «Сьон» казался лифтом в более статусную лигу и клуб, но все растянулось на 4,5 года: с реактивным попаданием в основу и капитанской повязкой, травмой и мучительной реабилитацией длиной в 1,5 года. Наконец, с пандемией, разрывом контракта и долгими поисками новой команды.

В интервью редактору Sport24 Леониду Волотко Митрюшкин рассказал о жизни в Швейцарии и неудачной операции в Риме, просмотре в «Монако», величии Карпина и крутости Бундеслиги.

— Объясни для тех, кто все пропустил: что за жесть творилась в «Сьоне», когда началась пандемия?
— Из-за коронавируса и финансовых проблем клуб в одностороннем порядке расторг контракты девяти игроков. Предложили подписывать бумаги о переходе на частичную безработицу, по которой они теряли 80 процентов от зарплаты, они отказались. Новости об этом вызвали огромным резонанс — в Европе точно! Я тоже должен был быть в этом списке, но из-за хороших отношений с президентом и я, и клуб пошли на уступки, но обо всем договорились.

— Договорились, что ты остаешься?
— До июня. Но так как шел сезон, продлили дедлайн до июля. Вообще, клуб предлагал остаться до конца чемпионата, но когда позвонил тренер вратарей «Монако», я решил, что смысла нет.

— Помимо «Монако» варианты были?
— Было суперпредложение из России. Плюс, звали другие французские команды. Но я решил рискнуть и попробовать в «Монако». Хотя предполагал, что могут возникнуть трудности, которые в итоге и сложились.

— Ты сказал, что из «Монако» на тебя вышел именно тренер вратарей. Откуда он тебя знает?
— Помнишь Маркоса Отеро, который был в штабе Якина в «Спартаке»? Я с ним поддерживаю связь. Сейчас он директор академии «Валенсии», а по детско-юношескому футболу считается очень серьезным специалистом во всей Европе. В Швейцарии его вообще знает каждый!

Маркос Отеро

Мы как-то созвонились, и он дал мне контакт одного испанского агента, который живет в Швейцарии и до этого уже вел меня: помогал «Сьону» вести переговоры с испанскими клубами. Так вот летом он узнал, что «Монако» ищет вратаря. Вышел на тренера вратарей Хосе Самбаде, который изучил мой профайл, отсмотрел видео и пригласил на просмотр.
Они были уверены во мне — нужно было просто приехать и начать тренироваться.

Единственное, что смущало: в клубе, в отличие от тренерского штаба, хотели взять более возрастного игрока.

— Если бы «Монако» не взял Ковача, ты бы остался?
— На 99 процентов уверен, что да. После игры с «Серкль Брюгге» (Митрюшкин вышел на поле на 34-й минуте и не пропустил — Sport24) мы разговаривали с тренером вратарей о том, что мной доволен и он, и главный тренер, поэтому все движется к подписанию контракта. Но после этого клуб объявляет о назначении Нико Ковача и полностью меняет штаб. Я понял, что вопрос со мной уже не будет решен. За эти пару недель я и так отклонил пару предложений — больше тратить время не хотелось.

— Было обидно уезжать?
— Обиды на «Монако» точно не осталось — наоборот, я рад, что получил такой опыт. Поработать с Хосе Самбаде дорогого стоит — он один из самых известных тренеров вратарей в мире, чьи упражнения используют многие специалисты. В такие моменты понимаешь, к чему вообще стремиться. Так что опыт я получил очень приличный.



— Как там Головин? Вы же знакомы по юношеской сборной.
— Да, Саню я хорошо знаю. Он большой молодец, на самом деле. Выделяется! Видно, что в команде он уже лидер и всех ведет за собой. Приятно на это смотреть, учитывая, что уровень «Монако» реально высокий.

— Ты нашел команду только в конце октября, когда трансферные окна почти везде закрылись, а сезон был в разгаре. Не было мысли, что останешься без команды до зимы?
— О таком даже не думал. Переговоры-то шли: сначала смотрел команды побольше, но каждый раз что-то срывалось, и они укомплектовывались… Понимал, что будет трудно — в Европе мне все в один голос говорили: это трансферное окно тяжелейшее за последние лет 20. Потому что не было ни отпуска, ни сборов — закончился один сезон и сразу же начался новый. Но ничего страшного. В конце концов я нереально рад, что оказался в «Фортуне». Команда — просто топ! И тренер вратарей очень хотел меня здесь видеть. Это Кристоф Семмлер — довольно молодой специалист, который уже поработал в Бельгии и в менхенгладбахской «Боруссии».

— Сколько думал над предложением «Фортуны»?
— Вообще не думал! В 10 вечера мне сообщили, что есть такой вариант. И уже утром я собрал вещи и приехал в Дюссельдорф. Провел там три тренировки с Семмлером, пока сдавал ПЦР-тесты и ждал результаты. Дальше было медобследование и подписание контракта.

— Когда тебя ждать в составе?
— Пока сложно загадывать — я тренируюсь только вторую неделю. До этого был то в Швейцарии, то здесь. Оформлял рабочую визу, что оказалось непросто. Перевозил вещи. И получал специальную визу, чтобы играть за команду U-23 из четвертой региональной лиг — для набора формы. Уже провел два матча, позавчера (интервью состоялось 16 ноября — Sport24) обыграли лидера — «Фортуну Кельн». Так что потихоньку набираю: работаю дополнительно и в тренажерном зале, и с тренером вратарей. Чувствую, что близок к своему оптимальному состоянию.

Конкуренция среди вратарей здесь хорошая, но все возможно. Я понимал с самого начала, что будет тяжело — все-таки приехал сюда посреди сезона, без сборов и игрового тонуса. Поэтому был готов к тому, что первое время нужно закуситься, показывать себя и ждать шанса.

Митрюшкин Антон вратарь команды Фортуна (Дюссельдорф)

— Как у тебя с немецким?
— Язык не знаю, но в клубе есть преподаватель. Как раз завтра у меня первый урок. Подсказ я уже выучил, все базовые фразы понимаю. Немецкий по-любому выучу — считаю, это реально важно. Например, в «Сьоне» я заговорил на французском, и в том же «Монако» мне это очень помогло. Там все обалдели, что приехал русский, который на таком уровне знает их язык. На одной тренировке я даже помогал с переводом — как раз когда Ковач пришел.

— Ты сказал, что летом у тебя было суперпредложение из России. Почему ты не вернулся?
— Меня и раньше звали в РПЛ. Когда играл в «Сьоне», было три или четыре предложения на хороших условиях — я бы зарабатывал гораздо больше, чем в Швейцарии. Но я для себя давно поставил цель: играть в Европе. А раз выбрал такой путь, постараюсь не сворачивать. При этом я не перечеркиваю саму возможность вернуться и не собираюсь разбрасываться громкими словами: сюда поеду, а сюда — точно нет. Естественно, если появятся предложения — рассмотрю каждое. Просто в приоритете сейчас именно Европа.

Сейчас я в Германии, а для меня это всегда было мечтой. Я осознанно к этому стремился! Да, пока «Фортуна» во второй Бундеслиге, но по условиям, атмосфере и отношению к деталям здесь реально космос. Я был очень удивлен! То, как здесь все продумано и устроено, какой у «Фортуны» 60-тысячный стадион, коллектив… У меня же реально были опасения: думал, все немцы довольно жесткие и закрытые. Оказалось — стереотип. Меня приняли просто отлично.

— После перехода ты сказал: «Германия — страна вратарей». Что ты имел в виду?
— Для вратарей Германия — отличная площадка, где можно показать себя, поработать с топ-тренерами и круто вырасти. Посмотри на трансферное окно этого года: 6-7 вратарей сменили клубы внутри страны. Здесь у них собственный маркет, где все тренеры друг друга знают, а вратари крутятся между немецкими командами: из первой Бундеслиги переходят во вторую, из третьей — в первую и так далее! В этом плане лучшей страны, чем Германия, просто не существует.

— Но до Германии ты почти пять лет провел в Швейцарии. Хоть раз пожалел, что ушел из «Спартака» в «Сьон»?
— Наверное, нет. Опять-таки, это был осознанный путь. А то читал некоторые интервью, где говорили, что меня заставили или агенты увезли… Это чушь, конечно. Я всегда стремился в Европу и осознанно ехал в Швейцарию. Рассчитывали, что это будет лестница в топ-чемпионат. По сути, глобально так и получилось. Когда вели переговоры с клубами из Германии, то все тренеры вратарей меня знали и были в курсе. Оставалось просто попасть в систему, и сейчас я здесь.

Митрюшкин Антон вратарь команды Сьон

— Тогда почему тебя не забрали из «Сьона» раньше?
— В клуб приходили хорошие предложения из Германии. В том числе от больших команд. Но «Сьон» их отклонял. Их право.

— Ты пропустил 1,5 года из-за двух травм колена подряд, но нигде не было информации, что именно произошло. Расскажи.
— Было не несколько травм, а одна — проблема с хрящом. Повреждение не страшное, но оно требует времени. Восстановление затянулось из-за неудачной операции, которую мне сделали в Италии в одной известной клинике. После нее можно было тренироваться и играть, но с большим риском на перспективу. Я решил, что лучше потерять время сейчас, но решить проблему с коленом и больше к ней не возвращаться. Вторую операцию сделал в Цюрихе, где меня оперировал один из лучших докторов в мире, специализирующий на хрящах. После этого я восстановился даже с опережением графика. Да, в общей сложности я пропустил многовато, но таким образом я сделал вклад в собственное будущее, обезопасив себя на годы вперед. Потому что и в «Монако», и в «Фортуне» меня обследовали, делали МРТ и сказали, что с коленом все отлично.

— В какой момент ты понял, что первая операция была неудачной?
— Это выяснилось еще в Италии. Одно неверное движение во время реабилитации — и три с половиной месяца, которые я восстанавливался после операции, полетели в мусорное ведро: хрящ нужно было переделывать. Я это сразу понял. Обидно, но никаких претензий к клинике у меня нет. Понимаю, что любая операция — это риск, все бывает. В этой ситуации особенно благодарен профессору Штейнвашу из Цюриха, который сделал все на сто процентов. Мне в двух клубах прямо сказали: «Можешь не переживать, там все супер».

— В «Сьоне» ты поиграл с Думбия, которого считали переписанным и в ЦСКА, и в «Роме». В Швейцарии тоже?
— Нет, об этом не говорили. Он приехал к нам растренированным — долго был без команды. Но когда набрал, все обалдели от его уровня. Моментально стало понятно, что человек поиграл в больших командах. Думбия реально выделялся: спустя два-три месяца он забивал чуть ли не в каждой игре.

Думбия

— Через 1,5 года после ухода в «Сьон» «Спартак» стал чемпионом. Находясь там, ты мог представить, это такое вообще возможно?
— Конечно, мог. Состав-то практически не поменялся, и он был реально качественным. Лично я в них вообще не сомневался. В чемпионском сезоне следил за играми, болел и радовался, когда они все-таки взяли титул.

— Ты же застал Максименко — чувствовалось, что он так быстро дорастет до основы?
— Саню я знаю еще по Ростову. Мы вместе играли и в академии Понедельника, и в «Спартаке», и даже в молодежной сборной, когда я из «Сьона» вызывался. Честно, никогда не задумывался, кем он вырастит. Он всегда был способным, тут врать не буду, но в то время как-то больше о своей карьере беспокоился, чем о чужой.

В этом плане больше запомнились те, против кого я на юношеском Евро играл. Хорошо помню Сане, Вернера и Джоната Та. Они уже тогда играли в Бундеслиге, хотя их сборная 96 года рождения особо не выделялась. Вот Испания была мощной, хотя у них в основном Асенсио сверкал.

— Асенсио, как и тебя, в большой футбол подтянул Карпин. Ты сразу поверил, когда в 18 лет он включил тебя в основу «Спартака»?
— За несколько дней до матча я понимал, что это случится. По тренировкам чувствовалось, что меня наигрывали. Никогда не забуду, как помогали вратари — Тема Ребров, Серега Песьяков и Андрей Дикань. Казалось бы, вместо них поставили молодого, но меня так все подбадривали и помогали! Никакой злости не было абсолютно.

— Карпин — крутой?
— Мне всегда нравилось, как он работает. Все говорил напрямую, жестко, но зато ничего не скрывал.

Валерий Карпин

— Многим именно это и не нравилось.
— Я никогда не обижался. Наоборот, многие вещи меня подстегивали и закаляли. Например, на первых тренировках Карпин показательно не обращался ко мне по имени. Кричал: «Эй, вратарь! Иди сюда». В такие моменты у меня внутри все кипело. Думал: ну, сейчас я покажу, что за вратарь. Старался доказать, потому что понимал — это проверка: выдержу или нет. Хотя во время двухсторонок он пихал очень жестко. Но я считаю, что и это нормально. Раз уж пришел тренироваться, не нужно бояться: неважно, что ты молодой — иди в стыки, рубись по полной!

Это европейский подход. Когда в «Сьоне» или в «Фортуне» молодых подтягивают к основе, они не чувствуют себя манекенами, мол, я тут постою аккуратненько, чтобы никому не мешать — меня же все равно для тактики пригласили. Ничего подобного: все лупят по ногам, выгрызают газон и чувствуют себя на равных со всеми. Логика такая: если тебя сюда позвали, значит, ты достоин. Поэтому доказывай, что это так.

— Ты единственный, кто поработал с Якином не только в «Спартаке», но и в «Сьоне». Почему у него не получилось в России?
— Когда говорят, что нашим игрокам сложно понять европейский менталитет, то отчасти это правда. Плюс, как я понимаю, ему самому было непривычно: жена осталась в Швейцарии, он один в чужой стране; до базы долго добираться. Вот в Швейцарии он — король: его все знают и уважают. В «Базеле» всего добился, в «Сьоне» поработал достойно. Сейчас Якин во второй швейцарской лиге, тренирует клуб, которым сам же и владеет — слышал, он выкупил долю. Так что для него это уже работа, граничащая с бизнесом и хобби.

Мурат Якин

— Ты говорил, что всегда мечтал о Бундеслиге. Судя по первым тренировкам в «Фортуне», реальность оправдала ожидания?
— Я очень впечатлен. Тренировки вратарей просто на другом уровне. Работаем над всем: дальние удары, перехваты. Есть подробный разбор игры. Смотрят, как ты выбираешь позицию, как читаешь игру и перекрываешь зоны. В зависимости от тактики с тобой отрабатывают игру ногами, чтобы ты был одиннадцатым полевым игроком. Когда погружаешься во все это, получаешь громадное удовольствие.

— У тебя есть идеал среди вратарей, к которому ты стремишься?
— Так нельзя. Всегда нужно отталкиваться от своих возможностей и играть за счет сильных сторон. Тренер должен это понимать. Вот в академии «Спартака» это понимали. Дарвин Юрий Иванович именно так работал — благодарен ему на всю жизнь, он мне как второй отец. Мы до сих пор на связи.

В Германии то же самое: к каждому вратарю свой подход. Если один хорошо играет ногами, а второй, условно, отбивает — нужно развивать эти качества, а не переучивать, чтобы копировать кого-то еще. Так формируется собственный стиль.

Посмотри на Нойера — его манера отличается от типичной немецкой игры. Он стоит очень близко к линии, но за счет скорости ног подбирает все мячи на перехватах и забирает прострелы. С точки зрения школы Нойер играет неправильно, но если он делает это хорошо, то какие вопросы? Условный Облак так не сможет, поэтому он и играет по-другому.

Митрюшкин Антон вратарь команды Сьон


Во много ради такой школы и возможности поработать с немецкими тренерами вратарей я сюда так стремился. Контракт с «Фортуной» рассчитан до конца сезона — я все-таки приходил вне трансферного окна, так что договорились, что это продлится до лета. А что будет дальше, посмотрим. Все зависит от меня.

Автор: "sport24.ru" 23.11.2020.


Поделиться:



Гостевая книга, 1


#1

Сан-Саныч
23.11.2020 в 10:56


Дыра!!!
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи!
Зарегистрироваться: