Тедеско Доменико - 3 3 - Тренеры - clubspartak.ru

Доменико Тедеско: Я работаю тренером с 18-ти.

Интервью главного тренера красно-белых сайту transfermarkt.de

Представляем ответы Тедеско на те вопросы, которые еще не задавались в России или в интервью Kicker.

В России у каждой команды есть своя философия

- Под вашим руководством у «Спартака» три победы, ничья и поражение. Как оцените уровень российского футбола?

- Как хороший. Команды располагают сильными, опытными футболистами, которые уверенно контролируют мяч. У всех действительно приличная техника. Также на хорошем уровне тактическая подготовка. У каждой команды есть своя философия.

- Какое место РПЛ занимает в европейском футболе?

- Примерно то, которое отражает рейтинг УЕФА — позади ведущих футбольных стран: Германии, Англии, Испании и Италии.

- В последнем матче у вас с первых минут на поле вышли семь футболистов не старше 23-х лет. У «Спартака» второй по молодости состав в лиге. Какие это предполагает риски и шансы?

- Эта тема поначалу была частью моих раздумий. Есть ведь еще пять, шесть, семь интересных талантливых ребят во второй и молодежной командах. Это невероятно привлекательная история, поскольку парни перспективные и качественные, но при этом голодные до побед. У нашего тренерского штаба есть желание их развивать. Команда имеет потенциал на следующие годы.

- Перед подписанием контракта вы вообще понимали, какой на вас обрушится вал информации в прессе? Все-таки у «Спартака» 26 миллионов болельщиков...

- Понимал. «Спартак» — народная команда. Так ее и называют. Соответственно, интерес к ней гигантский. Но это было одной из причин, по которой я согласился возглавить клуб. Нахожу прекрасным, что команда что-то значит для людей, что она им важна. То же самое было в «Эрцгебирге» и в «Шальке».

- Как происходит взаимодействие с журналистами в сравнении с работой в «Шальке»?

- Примерно так же. В Гельзенкирхене поначалу приходилось уделять этому даже больше времени. Все-таки я был новым лицом в деле, по крайней мере в высшей лиге. Многие меня не знали. Теперь все немного спокойнее.

Доменико Тедеско: Я работаю тренером с 18-ти.

Надо ценить откровенность Шюррле

- Ваш игрок Андре Шюррле недавно заметил, что подумывает о завершении карьеры. Как вы думаете, он может вернуть свою прежнюю форму и снова стать реальным кандидатом в национальную сборную?

- Мне не следует говорить о сборной. Я не знаю, какие в национальной команде планы. А по поводу интервью, конечно, в курсе. Это было очень откровенно, я нахожу это прекрасным. В настоящее время не так много людей, которые так открыто размышляют на чувствительные темы. Это надо ценить.

- «Спартак» и ваш бывший клуб «Эргебирге» недавно объявили о долгосрочном сотрудничестве «в спортивной, коммерческой и культурной области». Вы поучаствовали в этом?

- Нет, удивительным образом это прошло мимо меня. Томас Цорн может сказать по теме гораздо больше. Мы пригласили из «Эрцгебирге» тренера по вратарям Макса Урванчки, во время переговоров о его переходе и возник вопрос с партнерством. Я только поддержал эту инициативу, поскольку «Эрцгебирге» по-настоящему прекрасный клуб. Но о подробностях сотрудничества мне ничего неизвестно.

- Вы в 31 год спасли «Эрцгебирге» от вылета, после чего возглавили такой большой клуб, как «Шальке». Не был ли этот шаг слишком поспешным?

- Нет, он не был поспешным. Совершенно не был поспешным. Я думаю, вообще не бывает для чего-то «слишком рано» или «слишком поздно». Так нельзя судить. Когда появилась возможность, я был достаточно мотивирован, чтобы принять предложение. Это было правильное решение, поскольку мы в первый год стали вице-чемпионами, попали в Лигу чемпионов, вышли в полуфинал Кубка Германии. Конечно, во втором сезоне имели проблемы в лиге. Но играли в 1/8 финала Лиги чемпионов и были в четвертьфинале Кубка, когда я покинул клуб. И хотя мы все второй год представляли иначе, я до последней минуты был душой и телом с «Шальке», работал с огромным желанием.

Подавать в отставку — не мой подход

- Тогдашний менеджер клуба Кристиан Хайдель вас пригласил в «Шальке», однако его председатель совета директоров Клеменс Теннис позже заметил, что Кристиан не давал вам должной поддержки, ушел в сторону. Вы тоже так смотрите на ситуацию?

- Кристиан с самого начала был со мной честен и оказывал тренерскому штабу максимальное доверие. Многие решения мы принимали вместе, и я вовсе не чувствовал, что он в стороне. Затем Кристиан ушел в отставку и покинул клуб. Понятно, что с того момента он уже не мог быть рядом. Но до этого момента сотрудничество было полностью прозрачным, открытым и доверительным.

- С сегодняшними знаниями вы что-то сделали бы иначе во второй год в «Шальке»?

- Естественно. Но задним умом все крепки. Когда я вспомниаю и анализирую какие-то вещи, то понимаю, что некоторые вещи стоило сделать чуть по-другому.

- Были моменты, когда вы думали об уходе из «Шальке»?

- Нет, отставка по собственному желанию — это в принципе не мой подход. Если я подписываю контракт значит, я убежден в каких-то вещах. И эта убежденность сохраняется не только в хорошие периоды, но и в плохие.

- В кризисные времена писали, что ваши требования слишком высоки, вы слишком многого ждете от футболистов, чересчур сложно им что-то объясняете. Как относитесь к таким высказываниям?

- Совершенно не разделяю этого мнения. Я знаю, что рассказываю футболистам, как это делаю и какую реакцию получаю в ответ. Знаю, какие использую слова. Естественно, я не читаю научных лекций и не стараюсь все слишком усложнить.

Доменико Тедеско: Я работаю тренером с 18-ти.

Хорошо бы тренировать до 72 лет

- Как вы использовали последние полгода для дальнейшего образования?

- Первым моим желанием было все пережить и отдохнуть. Около четырех недель я вообще не касался футбольных тем. Это было важно. А потом автоматически в голову полезли мысли. Появились идеи, что можно было сделать иначе, пошли встречи с людьми, которые наблюдали за происходящим со стороны и имели свою точку зрения. Мы обменивались мнениями. Я снова вошел в эту реку. Начал наблюдать за работой коллег. Было интересно взглянуть на вещи под другим углом, в том числе это касалось «Ювентуса». Я находил невероятно захватывающим, как Массимилиано Аллегри со всем управляется. Эти наблюдения помогают развиваться.

- Юпп Хайнкес в 72 года стал тренером «Баварии». До какого возраста вы бы хотели работать?

- До тех пор, пока есть огонь в сердце и мотивация. Пока чувствую, что могу делать сильнее футболистов и команды. Хорошо бы это продлилось до 72 лет.

- Тренд приглашать молодых тренеров потихоньку идет на спад. Как вы это оцениваете?

- Можно иметь опыт и при этом быть молодым. Понятно, что тренер, проработавший 20 лет в бундеслиге, более опытный, чем Юлиан Нагельсманн, Флориан Кофельдт или я. Но 34-летний возраст не означает, что человек в профессии всего четыре года.

- Как это было у вас?

- Я работаю тренером с 18-ти. Получается, уже 16 лет. Это не так уж мало, пусть даже в основном не на высшем уровне. Я изучал профессию с азов, чем немного горжусь. Тренировал 9-10-летних ребят, потом команды U13, U17, U19. Знаю многое о детско-юношеском футболе в «Штутгарте» и «Хоффенхайме», философию этих клубов. Представляю, как горячи мальчишки и их родители, которые порой могут дать фору своим чадам. И понимаю, у каких игроков в итоге получается пробиться наверх. Ребята, которые когда-то у меня только начинали, теперь уже профессионалы.

- Лучшими тренерами сейчас считаются Юрген Клопп и Пеп Гвардиола. Какие их качества вы бы с удовольствием позаимствовали?

- У обоих, пожалуй, способность мотивировать свои команды на очень длинном временном отрезке. Думаю, это качество их объединяет.

Автор: "transfermarkt.de" 20.11.2019.

Тедеско Доменико: Всегда вместе обсуждаем и принимаем решения.

Большое интервью с Тедеско – о Шюррле, Бакаевых, Джано и новом «Спартаке».

Тедеско по-немецки внимателен к деталям, даже самым, на первый взгляд, пустяковым. И к тому же окружающих приучает. Договорились общаться 40 минут в формате 3-1 (три издания — один интервьюируемый) — столько и проговорили. Всего на 12 секунд лимит превысили. Впрочем, и этого времени нам хватило, чтобы обсудить самые актуальные для спартаковских болельщиков вопросы и подытожить первый сбор Доменико во главе красно-белых.

— Первый раз видим, чтобы на сборах игроки получали столько нагрузки. Тренировки недолгие, но очень интенсивные. Как футболисты с этим справляются?
— Первое, что нужно понять: до первого официального матча ещё много времени. Команду ждёт три сбора – после Абу-Даби будет Катар. А последний, не менее важный этап подготовки проведём в Сочи. Мы решили разделить программу подготовки на части: сейчас уделяем внимание тактическим основам и физическим кондициям. После месяца ничегонеделания это важно. Мы давали игрокам домашние задания на время отпуска, но, естественно, эти упражнения были не столь интенсивные, как сейчас. Нам нужно набирать форму, отсюда и такие нагрузки. Например, если в понедельник была интенсивная беговая тренировка, то во вторник мы будем тренироваться чуть менее энергозатратно и в среду не будем начинать с очень больших нагрузок. Всё спланировано до мельчайших деталей. Безусловно, ребята чувствуют тяжесть в ногах, но все нагрузки распределены равномерно.

Тедеско Доменико тренер Спартака

— Вчера утром тренировка продлилась всего 40 минут. Видя, что ребята устали, сокращаете время занятий?
— Считаю, что это важно. Ты можешь запланировать час, но во время тренировки заметить, что нужно закончить раньше и добрать оставшееся уже на следующий день.

— На этом сборе нет товарищеских матчей. Почему?
— Это принципиальное решение тренерского штаба. Мы считаем, что к первому матчу нужно подойти в наилучшей физической форме, насколько это возможно. Во время игры возникает много неконтролируемых ситуаций. Если мяч рядом с тобой, надо сделать рывок, если уходит по диагонали – сделать длинный забег. На тренировках мы можем подобное контролировать, а вместе с этим и еще множество важных технических деталей. Так мы сможем наилучшим образом подготовиться к играм.

— Если отталкиваться от того, что к марту «Спартак» должен быть готов на сто процентов, как вы оцените готовность команды сейчас?
— Наверное, минус 20% (смеётся). По моим ощущениям, команда хорошо работает, ребята прогрессируют. Сейчас вы не найдёте ни одного тренера, который скажет: «Мы плохо работаем». Важно, чтобы мы были готовы к 29 февраля.

— Мельгарехо и Баду не тренировались вчера утром, Ларссон занимается по своей программе. Как они себя чувствуют?
— Джордан получил травму в сборной, Баду чувствовал мышечную усталость после нескольких кроссов, которые были пару дней назад, у Мельгарехо проблемы со спиной. Надеемся, что в Катаре ребята вернутся на поле.

— До этого времени они не будут тренироваться?
— Мы точно не знаем. Медицинский штаб ежедневно работает: проверяет их каждое утро и вечер. Возможно, кто-то из них вернётся уже сейчас, тот же Мельга. Но это неточно.

— Во время интенсивных тренировок футболисты иногда могут хитрить: говорить, что у них что-то болит, хотя это совсем не так. Вы различаете, когда игроки действительно чувствуют боль, а когда – нет?
— Во-первых, я доверяю каждому. Это мой игрок, и я ему верю. Ничего подобного я не замечал. Понятно, что им тяжело. Но каждый футболист должен понимать, что он делает это не для нас, а в первую очередь для себя. Если ты не работаешь сейчас, то через 8-12 недель всё это скажется. Это вопрос психологии: нужно быть очень сильным ментально, чтобы не только пройти через сборы, но и через сезон.

— Вы довольны психологией «Спартака»? И сильно ли она отличается от того, что было в «Шальке»?
— В каждой команде есть те, кто бежит легко, и те, кому это даётся не так уж просто. И таких нам нужно подталкивать. В итоге нужно добиться того, чтобы каждый игрок подталкивал уже себя сам и выжимал максимум из своих возможностей. Сейчас у нас есть всё для этого: прекрасная погода, условия, лучшая еда и кровати.

— Некоторые игроки проводят первый сбор с основной командой. Как они?
— Мы следили за ними, когда они были во второй команде. Сейчас они неплохо себя проявляют. Думаю, это хорошая возможность дать им понять, что у них есть шанс, что мы следим за второй командой. Для «Спартака» это важно. У нас есть много молодых талантливых ребят, которые ждут шанса себя проявить. Мы хотим, чтобы они знали, что близки к нам, что мы за ними наблюдаем.

— Роман Пилипчук стал новым тренером «Спартак-2». Вы с ними уже разговаривали?
— Нет, у нас не было времени. Последний раз, когда я разговаривал с тренером «Спартака-2», им был Виктор Булатов. Но мы обязательно это сделаем. Скорее всего, после Сочи.

— Вас удивила эта замена? Вы вроде бы неплохо ладили с Булатовым.
— Мы часто общались и открыто обсуждали различные ситуации. Один из вопросов заключался в том, должна ли вторая команда играть в том же стиле, что и первая? Я сказал, что нет, потому что у нас разный набор игроков. У обеих команд есть общие принципы, которым нужно следовать, но для тренера «Спартака-2» важно быть открытым и свободным в выборе схемы — будь то 4-4-2 или 4-3-3.

— Игроки говорят, что никогда не видели, чтобы главный тренер бегал кроссы с командой. Это такой мотивационный приём или вам нравится сам процесс?
— Нравится? (Смеётся.) Нет, это для их мотивации. Думаю, что это хороший способ показать, что мы здесь вместе, мы одна команда и страдаем вместе. Если они будут плохо играть, мне тоже будет плохо. Ещё один момент: я очень много ел во время рождественских праздников — теперь нужно сбрасывать вес (смеётся).

Тедеско Доменико тренер Спартака

— Что вы делали на каникулах?
— Я был с семьёй, встречался с друзьями, которые далеки от футбола. На Рождество в Италии, как и в России, очень важна еда. Есть такой итальянский десерт – панеттоне. Как только съедаете чуть-чуть, дальше уже не остановиться. Ешь его на завтрак, обед и ужин. Также я старался учить русский, но это совсем не просто. Выучил цвета, числа и ещё пару фраз. Например, вот (говорит по-русски): «Я хочу говорить по-русски, но это очень трудно».

— Когда вы только приняли «Спартак», показалось, что перед нами очень либеральный тренер. Но здесь мы видим совсем другое: тренировки тяжелые, у вас очень серьезный подход к занятиям. Вам близок олдскульный стиль Феликса Магата?
— Ха-ха! Вы его знаете?!

— Конечно.
— Ну, как сказать… Это не так работает, что сегодня я хочу быть жёстким или мягким и демократичным. Нельзя так переключаться. Я же не могу спрашивать: «Не хочешь ли ты побегать сегодня?». Алекс Крал скажет да, но не факт, что так сделают и другие. Но иногда нужно быть мягким, чтобы услышать игроков.

— Зачем вам на сборе такое количество людей в штабе?
— Два тренера, тренер вратарей, Влад (Чепзанович. – Прим. «Чемпионата») и два других специалиста, которые отвечают за физическую подготовку, физиотерапевты, три доктора – важно, чтобы все были здесь. Нужно понять, как мы можем работать вместе, какие принципы мы должны заложить команде не только для работы на поле, но и вне его.

— Вам нужен ещё кто-нибудь в помощники?
— Думаю, что нет. Но посмотрим. Правда всегда проявляется на поле. Может, когда начнём играть, что-то заметим, но пока достаточно тех людей, кто есть.

— Корректно ли назвать тактическим «планом А» для «Спартака» сейчас схему 5-3-2?
— Эта система хорошо подходит для тех игроков, которых мы имеем. Все на своих местах. Сейчас важно дать футболистам стабильность, чтобы они наигрывались по одной системе. Возможно, в Сочи мы разработаем ещё несколько вариантов, но должна быть одна основная модель. Но это больше вопрос того, как мы хотим играть, как мы хотим прессинговать, атаковать на флангах.

— Два игрока на позицию – это то, что нужно «Спартаку»?
— Посмотрите на большие команды, например, на «Ливерпуль». Я был удивлен, что вовремя боксинг-дэй они почти всё время играли основой. Если у вас есть устоявшийся состав, который отлично знает друг друга, то это лучший вариант из возможных. У нас нет цели каждый раз менять 6-7 игроков, но хорошо, когда у тебя есть 14-15-16 футболистов, всегда готовых выйти в основе.

— Давайте посмотрим на центральных полузащитников: Крал, Умяров, Тиль, Гулиев, Бакаев, Зобнин, если он играет не на фланге. Шесть игроков на три позиции, и каждый хочет играть. Как быть в этой ситуации?
— Играть будут лучшие (улыбается). Кто лучше тренируется, тот и получит шанс. Но центральные полузащитники – те, кто больше всех бегает в течение 90 минут и чаще остальных получает жёлтые карточки, поэтому тут можно проводить замены. Зоба может играть правого защитника, Гуля – «восьмёрку», «десятку», «шестёрку», Крал – центрального защитника. У нас много вариантов, и это хорошо.

— Есть вероятность, что по итогам всех сборов кто-то покинет команду? Джано уже ушёл.
— Не знаю. С Джано всё было ясно заранее. Он пришёл к нам и попросил о большем игровом времени, но такую гарантию мы не можем дать ни одному игроку. Поэтому Джано принял решение разорвать контракт. По поводу остальных – мы не планируем ни с кем расставаться. Сейчас с нами тренируются молодые игроки: кто не сможет играть с нами — вернётся во вторую команду. Им нужно получать игровую практику, потому что это важно для их становления.

— Джано не просил остаться в «Спартаке»?
— Мы не разговаривали напрямую. Джано общался с Цорном.

Тедеско Доменико тренер Спартака и Томас Цорн

— Какой была ваша реакция на конфликт Мельгарехо и Джано?
Это ненормально. Понятно, что мы не ожидали такого. Нельзя забывать, что мы — большая семья и проводим много времени вместе. Обычный день начинается в восемь утра, а заканчивается в шесть-семь вечера, иногда даже позже. Мы видимся с ребятами чаще, чем со своими родными. В команде есть правила, как и в любой семье. Мы должны уважать друг друга, чтобы было комфортно играть. Во время матча я не видел конфликта Мельгарехо и Джано, потому что был сфокусирован на другом. Потом я увидел, и мне это не понравилось.

— Как вы обычно справляетесь с такими ситуациями?
— Во-первых, я разговариваю лично с каждым игроком, чтобы услышать обе стороны конфликта. Затем я принимаю решения: выписать штраф или отправить тренироваться со второй командой на несколько недель. У нас есть много вариантов, но всегда важно подумать, какое именно решение принять. Потому что любое решение будет потом преследовать тебя на протяжении нескольких лет. К примеру, я отправлю пару игроков во вторую команду, а затем, такая ситуация повторится сразу с пятью игроками. Что я буду делать? Переводить всю пятёрку в дубль? Иногда ты должен быть дипломатичным в подобных ситуациях. Мы всегда разговариваем с капитаном команды, вице-капитаном — Зобниным. Вместе с ними и обсуждаем: «Вот есть конфликт Мельгарехо и Джано, что будем делать? Штраф? Какой? Увеличить его или уменьшить?» Мы всегда вместе обсуждаем и принимаем такие решения.

— Джикия — хороший друг Джано. Как он вёл себя после этого конфликта или в ситуации, когда Джано ушёл из «Спартака»? Джикия сам по себе человек достаточно эмоциональный, а тут дело касается его друга.
Джикия — капитан «Спартака», а не капитан Джано. Конечно, когда футболисты долго играют вместе, с кем-то становятся друзьями, это нормально. Но самое главное — быть профессионалами. Джикия – профессионал, и профессионально повёл себя в той ситуации. У меня не было с этим никаких проблем. Затем мы должны были объяснить наше решение команде. Это было не сложно, потому что так решили игроки.

— В «Спартаке» была история, когда игроков отправили во вторую команду из-за лайков в «Инстаграме». Что должно произойти, чтобы вы приняли такое же решение?
— Посмотрим. Я не знаю. Во-первых, это не единственный вариант для меня как для тренера — отправить игрока во вторую команду. У нас есть много возможностей. Для меня самое главное — это игра «Спартака». Если что-то будет этому мешать, мы задумаемся о том, чтобы отправить игрока во вторую команду.

— Но это крайняя мера?
— Наверное, крайняя. Я надеюсь, что такой ситуации не произойдёт.

— Бакаев-младший не входил в ваши планы? Почему не попросили Томаса сделать так, чтобы он остался в «Спартаке»?
— Он был в моих планах. Перед «Ростовом» мы с Цорном встретились с ним и с его братом, сказали, что видим его в «Спартаке», объяснили, как именно мы хотим его использовать. Это главное для молодого игрока – он услышал от менеджера и тренера то, как его могут использовать. Также мы дали ему шанс сыграть в РПЛ, хотя в его возрасте это непросто. Мы просматривали его в «Спартаке-2», где он играл здорово, и дали шанс в первой команде. Поэтому уход Солтмурада стал для меня большим сюрпризом. Клуб и его система – самое важное. Руководство «Спартака» сделало всё возможное, чтобы оставить его здесь. Но Солтмурад сам решил уйти, и нам остаётся только принять это.

— Не скажется ли это на Зелимхане?
— Первым делом после новогодних праздников я поговорил с ним. Я хотел, чтобы он знал, что клуб сделал всё для того, чтобы Солтмурад остался. Он старший брат, семья очень важна для него, и, думаю, он хотел помогать брату. Но решение уже принято. Теперь Зеле надо сконцентрироваться на своём выступлении. А в голове у него всё в порядке.

— Баду хочет играть в основе, но фанаты недоумевают: почему он в команде?
— Когда мы с штабом пришли в клуб, была пауза на сборные – многие игроки разъехались в национальные команды, а Баду был с нами с самого начала. Он справлялся хорошо, использовал шансы и всегда выкладывался на сто процентов, поэтому и сейчас он с нами. На сборах мы впервые можем долго говорить о нашей философии с игроками, это надо услышать и ему. Но на правом фланге обороны у нас очень серьёзная конкуренция – есть Рассказов, он очень хорош на этом сборе, есть Зобнин, а также молодой и перспективный Маслов.

— На какую позицию вам нужно усиление?
— Мы всегда открыто говорим о подобном с руководством. Я сказал, что сейчас доволен командой и качеством игроков, но ясно, что наши глаза всегда открыты и мы присматриваем тех, кто может улучшить команду. У нас есть скауты, которые просматривают футболистов, сравнивают с уже имеющимися.

Тедеско Доменико тренер Спартака

— Со стороны кажется, что «Спартаку» не помешают левый полузащитник, центральный защитник и мощный форвард. У вас есть игроки на эти позиции?
— На позиции центрального защитника, к примеру, мы можем использовать Крала. В таком случае на месте Крала могут сыграть другие ребята: Гулиев, Тиль, Умяров. В центре обороны есть варианты с Гапоновым, Масловым. Я знаю, что Маслов фланговый защитник, но вижу, что он обладает достаточно хорошей техникой, чтобы сыграть и на позиции в центре. Поэтому я склоняюсь к мнению, что у нас хватает игроков на эти позиции. А по поводу форварда, вы правы, у нас нет высокого игрока, типа Дзюбы или кого-то другого. И мы ищем на поле другие решения, чтобы забивать голы.

— Слева в защите есть только Айртон?
— Есть Мельгарехо, способный сыграть на этой позиции. Сейчас он выбыл, но, когда он окончательно восстановится, в «Спартаке» будет два кандидата на позицию левого защитника.

— Контракт Мельгарехо истекает летом, он говорил, что хочет остаться в «Спартаке». А вы хотите этого?
— Он счастлив здесь, как вы видите. Я считаю его хорошим игроком. Мельгарехо — один из самых опытных и взрослых футболистов в нашей команде. Остальное зависит от него и от клуба. Мы говорили с Лоренсо о том, что он может остаться в «Спартаке». Но финальное решение за клубом. Посмотрим, у нас ещё есть время. Контракт заканчивается в июне, а сейчас только январь.

— Аренда Шюррле тоже рассчитана до лета, но у «Спартака» есть возможность выкупа. Вы уже консультировались на этот счёт с руководством?
— Всё будет зависеть от решения клуба и личного желания Шюррле. Первая часть сезона сложилась для него непросто. Он выбывал на три недели по болезни. Это не такой большой срок, но, если ты не играешь, то наверстать форму потом непросто. В декабре мы пытались вывести его на прежний уровень, но он снова травмировался. Сейчас у нас есть возможность поработать над его кондициями, вернуть его в хорошую форму. Шюррле сможет это сделать, я знаю возможности этого парня. Ситуация схожа с Мельгарехо. У нас есть достаточно времени. Мы не переживаем об этом.

— На последней пресс-конференции 2019 года вы сказали: «Увидимся после каникул, если я ещё останусь в «Спартаке». У вас действительно были сомнения, что продолжите работу в клубе, или это было сказано в шутку?
— Нет, если вы были на пресс-конференциях «Спартака», то помните: журналисты периодически спрашивали, буду ли я в клубе через две недели, через месяц. Поэтому я решил в шутку ответить именно так.

— Также в наших СМИ проходила новость, якобы вы сообщили друзьям, что планируете покинуть команду летом.
— Я серьёзно должен отвечать на это? Это же чушь! Я счастлив в «Спартаке», люблю город и клуб, наслаждаюсь каждым днём, проведённым здесь. Но если кто-то не хочет, чтобы я руководил командой, им придётся прийти за мной и силком унести отсюда. Так что эти слухи – на сто процентов неправда.

— Какой игрой вы гордитесь в «Спартаке»?
Против «Локо». Это была первая победа, ребята поверили в свои силы.

— А главная ошибка? Вы их совершали?
— Конечно! Возможно даже, я совершаю их каждый день. Но, пожалуй, скажу о матче с «Ростовом». Там было несколько ошибок. Мне пришлось менять кое-что, так как потеряли некоторых игроков перед матчем: решили сыграть в четыре защитника, одним из которых поставили Крала. Но дело даже не в выборе схемы. Нам надо было быть агрессивнее, где-то сыграть проще. Но и я, и команда учимся на таких поражениях.

Тедеско Доменико тренер Спартака

— Ваш идеальный «Спартак» весной – каким он должен быть?
— Физически сильным и уверенным в себе. Мы должны глубоко атаковать и искать свободное пространство на протяжении всего матча, но при этом не упускать моменты. Также играть надо вертикально. И побеждать.

Автор: «Чемпионат» 23.01.2020.