Скала Невио - 5 14 - Тренеры - clubspartak.ru

Невио Скала"Такой магнолии в Москве не найдешь. Но я по вашей столице все равно скучаю, - улыбается Скала. - Удивительный, фантастический город, который постоянно меняется. Попомните мое слово: пройдет несколько лет - и Москва станет столицей мира. И я очень, очень хотел бы туда вернуться".

Невообразимо разнообразна все-таки человеческая натура. Казалось бы, не может быть двух больших противоположностей, чем Москва и Лоццо Атестино. В Москве - суетно, пыльно и динамично. Здесь, в 45 минутах езды на такси от и без того провинциальной Виченцы, - умиротворенно и вечно. Как все это совместимо для одного человека? "Когда у тебя совесть чиста, когда ты живешь в мире с самим собой, можно себя прекрасно чувствовать хоть на кремлевской башне, хоть в самой отдаленной деревне, - рассуждает Скала. - Главное - это чувствовать себя человеком. Я ни перед кем не опускаю глаза, мне ни за что не стыдно. Я ничего не украл,никого не унизил. Конечно, у меня бывают ошибки, но нет ничего важнее отношений с людьми, и во время моей работы в "Спартаке" очень хотел, чтобы все видели: я не только тренер, но и человек".

Эту философию стоило бы перенять многим нашим футбольным деятелям. Да и не только нашим, что подтверждают другие слова Скалы - о кальчо. "Итальянский футбол сильно заражен всякой гадостью. Его надо вернуть в то состояние, которое было лет десять назад. Тогда он был чище, все было не так уж и плохо. Однако затем мы потеряли чувство меры, кальчо утратил те самые человеческие отношения, стал какой-то сухой наукой по добыванию результата любыми средствами. Так нельзя".

По рассказу тренера-переводчика Скалы в "Спартаке" Андрея Талалаева, в Тарасовке итальянец не раз ходил в православный храм: "Мороз, зима, тропа снегом завалена, а Мистер надевал валенки, которые ему достал Александр Хаджи, и шел в церковь. Шел, потому что хотел почувствовать и понять нашу страну. Ни я, ни кто-то другой его не сопровождали, поскольку он настаивал: "Я один пойду". Однажды за ним увязался, было охранник, но Скала попросил меня: "Скажи ему, что это не нужно".

- Да, было такое, - подтверждает Скала. - По воскресеньям ходил на службу. И на людей мне там было интересно смотреть - такие бабушки замечательные, лица светлые. Я вообще обожал Тарасовку. Гулял вдоль реки, на уток смотрел... Там замечательно!

Скала - человек от земли. Ее у итальянца много - целых 150 гектаров. В какой-то момент, чтобы объяснить нагляднее, он поясняет: "Вот до того дыма - мое". Дым вьется где-то на горизонте. Но когда мы просим тренера подняться на построенный им самим мостик через искусственный канал и широко развести руками перед фотокамерой - смотрите, мол, сколько у меня земли! - на последнее Скала не соглашается. Не хочет бравировать тем, что по-настоящему любит.

Садимся в его старенький "ауди", стекла которого слегка залеплены землей. И Скала рассказывает. Предки его переехали на эту землю в 1929 году, но тогда ее было намного меньше. С 1976 года хороший игрок Скала (его, к примеру, купил в свой "Интер" из "Фиорентины" легендарный Эленио Эррера) начал вкладывать заработанные на футбольных полях деньги в поля сельскохозяйственные. И делал это все в больших и больших масштабах, перейдя на тренерскую работу - впечатляющий результат чего мы и видим. Скала выращивает табак и свеклу, горох и зерновые. "Земля здесь не самая плодородная, но хорошая. Главное - есть система ирригации, потому что табак требует большого количества воды. А вот это - земля моего кузена, тут растет соя", - уточняет синьор Невио. И тут же указывает на помещения, где идет переработка табака.