Ярцев Георгий Александрович - 7 15 - Тренеры - clubspartak.ru
— Георгий Александрович, после того как вы ушли из тренеров сборной России, оказались где-то в тени. На вас это непохоже…

Ярцев тренер — Начнем с того, что за свои годы, такая уж моя тренерская судьба, я ни одной команды в хорошем состоянии не принял. Может быть, исключение  московское Динамо». Очень хороший состав подобрался на второй год и до финала Кубка дошли. А все остальное пришлось строить заново. Чаще всего выбирались из ямы. Со сборной у меня был подписан договор всего на три игры. То есть по большому счету я мог и не выходить на игры с Уэльсом. (На Евро-2004 Россия попала через стыковые матчи. — Ред.)

— Говорят, что вам предлагались большие деньги…

— Кто-то там говорит про какие-то миллионы. Во главе угла меркантильность у меня никогда не стояла. Нужно было выполнить задачу, кровь из носу, но выполнить. Поэтому были призваны в сборную те игроки, которых я знал, с которыми мог за неделю найти общий язык и пойти с уверенностью на любого противника. Что потом? Потом было, как и со всеми российскими тренерами. Ни одному же из них не дали поработать в сборной больше, чем два цикла. Разве что Романцев был исключением. Да еще все эти допинговые бромантановские дела полжизни моей унесли…

— Вряд ли кто оспорит этот факт, что вы многим молодым игрокам дали дорогу в жизнь. Романа Павлюченко и Евгения Алдонина вычислили в уже позабытом всеми Роторе»…

— А Быстров? А Анюков? Если собрать всех, кого я открыл для сборной, то соберется не одна команда, а две. Я ценю, когда человек рвется быть первым. Когда мне достался Спартак» в 1996 году, подошла целая волна подобных игроков. Но были моменты, когда приглашение того же Горлуковича вызвало смех, улыбки, покручивание у виска — мол, Ярцев совсем с ума сошел, приглашает отнюдь не спартаковского игрока.

Потом где были эти критики, когда Горлукович несколько сезонов на таком уровне отыграл, что дошел еще и до сборной?! Сейчас многие из ребят, которые начинали у меня, играют под руководством Хиддинка. Недавно в каком-то телерепортаже говорят: Адамов дебютировал в сборной Хиддинка». Нет, Адамов дебютировал в сборной Ярцева в Японии. Но я и на это не обижаюсь. Я не злопамятный, у меня просто память хорошая. Светлые дни оставляю себе.

— Из светлого, что особенно помните?

— Многие люди и до сих пор жмут руки, благодарят за то, что сборная попала на чемпионат Европы. Была трагедия, когда из шести защитников, которые поехали в Уэльс, смогли принять участие только двое. Я перед чемпионатом запретил говорить, что это подгруппа смерти, хотя все прекрасно понимали, куда мы попали. В группу, где были испанцы плюс два финалиста — португальцы и греки. Причем будущих чемпионов Европы, греков, мы в подгруппе обыграли. И нужно было построить за десять дней практически новую линию обороны, в связи с этим и были перестановки в составе.

— Может быть, вам повредило, что старались быть с игроками на короткой дистанции?

— Говорят, Романцев не разговаривал совсем с игроками. Я тоже не допускаю панибратских отношений. Игроки свое дело делают, я — свое. Вот почему я в сборной не имел претензий к цээсковцам. Там чувствовалась рука Газзаева — дисциплина, порядок, на тренировку без опозданий, без нытья.