Калиниченко Максим Сергеевич - 4 11 - Сборная игроков - clubspartak.ru

Полузащитник «Днепра» Максим Калиниченко: Благодарен Черчесову за новую жизнь!


Интервью «Советскому спорту» дал один из самых заметных игроков в новой истории «Спартака», двукратный чемпион России Максим Калиниченко. Мы вспомнили «разлучное» лето 2008-го. Красно-белый клуб сотрясали скандалы, команда терпела крупные поражения, грянула кадровая революция. Поговорили о нынешней эпохе – возрождающемся «Спартаке» и прогрессирующем «Днепре». По мнению Максима, и там, и здесь все хорошо.

Не ошибусь, если возьмусь утверждать: в России его любят больше, чем на родине. Часть днепропетровских фанатов видит в нем закоренелого «спартача», образ которого большинству украинских любителей футбола вообще несимпатичен. А у нас он стал любимчиком. Болельщики полюбили за броский стиль и принадлежность к последнему чемпионскому поколению. Журналисты – за приветливость, чувство юмора, добрую иронию. Ну и «внешний фактор» – девушки во множестве писали в Тарасовку трогательные письма (их складировали на столе у дежурной по базе; как говорят, вскрывались не все).

За «Спартаком» он уже года полтора наблюдает со стороны. И колеблется, ехать ли в гости (отели, в которых расположились «Днепр» и «Спартак», находятся друг от друга в десяти минутах езды).

«МНЕ ИНТЕРЕСЕН ТАНДЕМ ФЕДУН – РОМАНЦЕВ»
– «Спартак» – ваша альма-матер. Есть кого навестить?

– Есть кого. Но… в «Сатурне». Там Парфен, Бояра…

– Но в «Спартаке» еще не все футболисты сменились.

– Да одна молодежь осталась! Я с ними в дубле в 2008-м играл. Из хороших знакомых Слон (Прудников. – Прим. ред.), Павлуха (Павленко. – Прим. ред.). Я слышал, он все-таки в «Ростов» в аренду уйдет, Протасов его в своей команде видит.

– Не поедете, значит? Вот так рвутся старые связи.

– «Спартак» по-прежнему в моем сердце, в моей памяти. Но у меня он ассоциируется прежде всего со знакомыми людьми. А их осталось не так много.

– Чем объясняете кадровую политику гендиректора Карпина? Он устроил приличную перестройку в клубе.

– Футбол – это бизнес. Карпин затеял все это не случайно, прежде обозначив для себя моменты, которые его не устраивают. Дай бог, чтобы заслуженных людей из клуба проводили красиво или позволили бы им остаться в какой-то другой ипостаси.

– Зато Олег Романцев вернулся.

– Я обрадовался. Это тот человек, которому небезразлична судьба клуба. Слышал, они с Федуном нашли общий язык, вот и случилось возвращение. Если про общий язык – правда, то сотрудничество с Романцевым пойдет клубу только во благо. Олег Иванович знает, как должен играть «Спартак». А Леонид Арнольдович – как на этом «Спартаке» денег заработать. Вот это я понимаю – тандем, симбиоз! Мне интересно, что будет дальше.

– А какова роль Карпина?

Калиниченко полузащитник– Он ученик Романцева. Мне видится, он и в футболе понимает, и в финансах. Но так о многих можно сказать, а выше второго места никто не поднялся. Периодически я слышу возгласы: «Спартак» возрождается!». Возрождение это, конечно, хорошо. Но болельщикам нужны золотые медали.

– Вы имеете возможность следить за играми «Спартака»?

– У меня дома в Днепропетровске нет спутниковой тарелки. Во-первых, съемная квартира. Во-вторых, мне было сказано, что крайне нежелательно устанавливать на крыше какое-либо оборудование – дом такой… специфический. Зато на базе тарелка есть. Смотрю не только «Спартак», а все подряд.

«ВСПОМИНАЮ ЧЕРЧЕСОВА И УЛЫБАЮСЬ»
– Этот случай вошел в анналы истории: летом 2008-го Станислав Черчесов перевел вас вместе с Титовым в дубль, после чего вы с разницей в несколько дней покинули «Спартак». Не контактируете с Черчесовым? Вот его отношения с Егором Титовым, говорят, потеплели.

– Да ладно?! Со мной Черчесов не связывался. Хотя бы потому, что не знает моего нового номера.

– Что испытываете, когда напоминают о той истории с переводом в дубль?

– У меня появляется улыбка.

– Черчесов предвидел: Титов и Калиниченко еще займутся переосмыслением истории с изгнанием.

– Станислав Саламович помог мне открыть новую страницу в моей футбольной карьере. Я дома. В семье все хорошо. За свою команду играю и забиваю, разговариваю на своем языке…

– Простите, на каком языке?

– На русском. В Днепропетровске почти не говорят на украинском. Я им владею, но не вижу смысла переходить… Так вот, о Черчесове. Спасибо вам, Станислав Саламович, за все эти радости!

– Почему его творческий отпуск затянулся?

– Не знаю. Но, насколько мне известно, Станислав Саламович не хотел бы выпадать из обоймы.

– Тем летом сразу несколько человек оказались выброшены за борт спартаковского судна. Кажется, лишь у вас впоследствии все сложилось удачно.

– Не готов сравнивать, хотя иногда задумываюсь. Можно сказать, заповедь сработала: что ни делается – к лучшему.

– Какие футболки чаще спрашивают?

– Теперь уже днепропетровские. Из Москвы друзья-знакомые иногда позванивают, просят спартаковские. Но их лимит исчерпан. Есть несколько памятных, которые отдавать не хочется. Не обязан я всему миру футболки дарить!

«ОСВОИЛ «СУХОЙ ЛИСТ»


– Если даже по статистике судить, вверх пошла карьера: играете, забиваете…

– Меня и сами ощущения радуют. За последний год почти все игры провел. Причем в основном составе. Забиваю в среднем больше, чем за «Спартак». Останавливаться не хочу – и у меня, и у клуба большие амбиции. Все хорошо. Даже очень хорошо.

– И четвертое место, которое занимает «Днепр», вас радует?

– В тройке быть по силам. А вот первое и второе в нынешних реалиях вряд ли достижимы. До основного нашего конкурента «Металлиста» семь очков. Эх, разбазарили мы порядочно в первых турах… Ничего, как отдали, так и «отобьем».

– Где вам комфортнее – на базе «Днепра» или «Спартака»?

– Мне везде нравилось. В Тарасовке разве что бассейна нет, и кому-то из ребят наверняка водных процедур не хватает. Мне бассейн не нужен, не особый я любитель этого дела.

– Недавно вы забили уникальный гол – прямым ударом с углового!

– «Сухой лист» называется. Мяч залетел в ближнюю «девятку». Есть такой термин – «развал». Мяч вильнул на метр – и вратарь, и игрок на штанге не достали. Шедеврик получился!..

Слышал, Лобановский нередко такие забивал, но воочию не видел. Когда я молоденький был, Вова Шаран в «Днепре» однажды сделал образцовый «сухой лист».

– Разобралась ли днепропетровская публика: вы вражеский москаль или свой хлопец?

– Откуда пошла эта тема: болельщики «Днепра» недолюбливают «спартачей». Я как бы из вражеского стана приехал. И любое мое доброе высказывание о «Спартаке» и его болельщиках воспринималось как плевок в сторону «Днепра». И вот меня начинают полоскать. А о чем судачат – сами не понимают. Некоторые мои критики, когда я лет двенадцать назад за «Днепр» играл, в детский сад еще ходили. И эти люди пытаются свое некомпетентное мнение навязать остальным. Ну, я это понимаю, что-то народу надо обсуждать, правильно? Переход был громким; кому-то я понравился, а кому-то не очень. Оказалось, и общительность моя – не всегда хорошо. Дашь интервью – словно масла в огонь подольешь: а-а, Калиниченко опять пиарится, лучше бы в футбол играл.

«СТРАСТИ В ЧЕМПИОНАТЕ – КАК НА ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА»
– «В фамилии Годулян не хватает одной буквы» – ваше высказывание? Чем вам так не понравился этот украинский арбитр?

– Он обслуживал наш матч с киевским «Динамо». Экспертиза подтвердила, что судья был прав в своих ключевых решениях: и красная по делу, и пенальти. Но я не изменю своего мнения. Я участвовал в игре и видел все наяву, а не с плоского монитора. Невозможно передать, что он творил.

– Ну а фамилию-то зачем приплетать? Звучит крайне оскорбительно.

– Вы нашли что-то предосудительное? Что ж, каждый понимает в меру своей испорченности. Ни капельки не жалею о своем высказывании. Годулян знает, что он сделал. Это на его совести. Убил нас в нашем же городе!

– Нешуточные страсти у вас в чемпионате кипят. Прямо как на политической арене.

– На президентские выборы намекаете? Да я слышать о них ничего не хочу!

– Вы, кстати, принимали участие в голосовании?

– Ага, по SMS.

– Вот это новинка!

– Да вы что, поверили? Я против всех кандидатов. Я такой каламбур придумал: в стране кризис выхода из кризиса. Все хотят во власть, обвиняют друг друга в фальсификациях… Не силен в политике, но по-человечески неприятно наблюдать за этой драчкой. Народу-то хоть что-нибудь дайте! Бедная моя Украина и так трещит по швам, а они все делят ее и делят…

«ЛОБАНОВСКИЙ БЫЛ ОДИН ТАКОЙ»
– Вы, кстати, почему отказались от последних приглашений в сборную Украины?

Калиниченко полузащитник– Причина на поверхности: тренер Алексей Михайличенко делал ставку на других игроков. Сначала он говорил, что рассчитывает на меня. Но мне не 20 и не 23 года, чтобы сидеть и надеяться. Я хочу играть всегда и везде, только не на лавке.

– А впереди чемпионат Европы-2012 в вашей стране. Как можно отказываться от сборной?

– Во-первых, надо дождаться назначения нового тренера. И узнать, какие у него планы в отношении Калиниченко. Я на лавке не буду сидеть – даже на чемпионате Европы, даже в Украине, и даже в 33 года. Наше участие в чемпионате мира в ЮАР не состоялось. Но я точно знаю: попади туда – ставку сделали бы на других. Вышел бы лишь в случае травм кого-то из основных полузащитников.

– Что, по-вашему, случилось с командой Михайличенко в стыковых матчах между Грецией и Украиной?

– В футбольном, подчеркиваю, плане мне было неинтересно наблюдать ни за первым, ни за ответным матчем. Игра нашей команды представляла удручающее зрелище на протяжении всего отборочного цикла. Что Украина, что Греция – абсолютно равные, но неинтересные команды. Я поймал себя на мысли, что смотрю футбол на автомате. Команды будто выясняли, кому из них не повезет. Даже матч Словения – Россия больше понравился по содержанию. Была какая-то драма, нерв. И это несправедливость, что путевка досталась словенцам. Потому что Россия сильнее.

– Что же делать руководителям украинской федерации?

– На мой взгляд, нужен новый опыт. Необязательно звать иностранца. Но где-то нужно раздобыть глоток свежести. За те годы, что я при разных тренерах призывался в сборную, выполнял абсолютно идентичные упражнения. Результат зависит не только от этой работы, но и во многом от харизмы тренера. Мы были способны на значимые победы. Но наступил тот самый кризис идеи, прошедший цикл, как лакмусовая бумажка. Михайличенко нельзя назвать старым тренером, но он пользовался принципами, заложенными еще Лобановским.

– Чем они не годны?

– Лобановский был один такой. Он владел оригиналом. А копии – сами знаете…

Автор: "Советский спорт" 19.01.10.

Полузащитник «Днепра» Максим Калиниченко: Я не заканчиваю. Меня «заканчивают».

Максим Калиниченко, знакомый всем российским болельщикам по «Спартаку», уже несколько месяцев остается вне большого футбола. В январе главный тренер «Днепра» знаменитый испанец Хуанде Рамос отправил Калиниченко в молодежный состав, где 32-летний футболист по сей день пребывает в печали.

«РАМОС МЕНЯ «ОБРУБИЛ»
Договориться об интервью с Калиниченко большого труда не составило. «А я не особенно занят. Одно занятие в день – и свободен».

У меня возникло стойкое ощущение дежавю. Летом 2008-го, отстраненный Станиславом Черчесовым от «Спартака», Калиниченко наматывал круги вокруг поля вместе с Егором Титовым и Сантосом Моцартом как раз в статусе игрока «молодежки». И, как тогда делились павшие в немилость, «свободного времени образовалось 22 часа в сутки».

– Как отстраняли на этот раз, Максим?

– В лучших традициях. Вернулся из отпуска, прошел медосмотр, готовился вместе со всеми отправиться на сборы в теплые края. Накануне вылета тренер говорит через переводчика: не надо ехать, остаешься.

– Команда успела потренироваться перед вылетом?

Калинеченко в Днепре, игра против Шахтера.– Дважды. Едва ли можно сделать какие-то выводы за это время. Тем более Рамос прекрасно знал: осенью я повредил паховые кольца, оперировался… Решение у тренера созрело раньше. Так почему же с вердиктом он тянул до самых сборов?! Неужели нельзя было позвонить во время отпуска?! В таком случае у меня оставались варианты найти команду. А так – мне даже не позволили показать себя на сборах.

– Чем отстранение по Черчесову отличается от методов Рамоса?

– Абсолютно две разные истории. В «Спартаке» это были дисциплинарные меры. Главный тренер решил устроить встряску в надежде улучшить результаты. А Рамос меня просто… даже слова не могу подобрать.

– Отцепил?

– Скорее обрубил. Я хочу играть в футбол, заканчивать не собираюсь, но сложилось такое впечатление, что меня решили «закончить».

«СКОРО КОНЕЦ КОНТРАКТУ»
– Рамос что-то подробнее объяснял?

– Оказалось, что я не подхожу ему как футболист. А в дубле, по словам испанца, мне будет легче найти команду. Странно: на зимние сборы поехал расширенный состав, люди готовились, а потом, подготовленные, расходились по арендам. А меня сразу на выход, к молодым. За что такое наказание? Что я плохого сделал? До сих пор удивляюсь.

– Хуанде Рамос проработал в ЦСКА всего ничего. Пожалуй, в России не успели понять, что он за тренер. А вы?

– Ничего особенного. Будет результат – конечно, скажут: «Он особенный». Рамос – известный специалист, но работа на тренировках при нем – в пределах известных стандартов. Что касается его человеческих качеств, свое субъективное мнение я сформулировал и буду его впредь придерживаться.

– В чем содействовал клуб, что предлагал после неожиданной развязки?

– Узнал через прессу, что «клуб не обязан искать мне команду». А я и не просил. 30 июня истекает контракт, тогда и видно будет… Пока ничего конкретного. В моих интересах, как это ни мелочно, дождаться окончания контракта здесь, в «Днепре».

– Кто вами в дубле занимается?

– Дмитрий Михайленко. Наверняка помните его по Киеву. Так вот, он спрашивает: «Готов? Играешь?». Есть матчи, в которых принципиален результат и на меня как на опытного рассчитывают. Но мы сами себе боимся признаться: я не нужен Михайленко, а мне не нужен дубль. Тренер должен готовить смену, а я как профессионал в соревнованиях дублеров буду неизбежно деградировать.

– Возможно ли ваше возвращение в Россию?

– Я открыт для всего мира! Может, настало время поехать куда-нибудь подальше? Если уж оставаться в Украине, то в команде местом не ниже пятого. Далее по рангу идут клубы, которые будто на одно лицо и решают одинаковые задачи. Меня это не особенно привлекает.

– А условия? Деньги?

– Я говорю о футболе, а не о деньгах.

– Станислав Черчесов собирает под знаменами «Жемчужины-Сочи» бывших спартаковцев: Ковальчук, Бояринцев, Зотов, Рыжков… Не желаете присоединиться? Что если поступит звонок от Станислава Саламовича?

– Гипотетически можно рассуждать о чем угодно. С Черчесовым не общались со времен «Спартака», он мне не звонил, а я ему. Не сказал бы, что обижен на Черчесова за ту историю. Но непонимание осталось. Той громкой истории могло не быть, всегда можно что-то придумать и соблюсти этику расставания. В «Спартаке» с этим не всегда складывалось.

– Зато как красиво вернули Андрея Тихонова! Замолили давний грех перед болельщиками…

– Искренне порадовался за Андрея и за решение клуба. Буду ждать трансляцию 20 апреля – обещали в этот день появление Андрея на поле (в кубковом матче с «Краснодаром». – Прим. ред.). Не сомневаюсь, что отведенное время на поле он проведет на уровне, потому что Тихонов – двужильный.

– Ни выездов, ни сборов, ни теоретических занятий. Как время свободное убиваете?

– А могу фильм-другой посмотреть, пока жена не вмешается. Если смотреть много футбола, то в семье бунт. Жена не дает мне сойти с ума.

– За чемпионатом России следите?

– Урывками. Благодаря обзорам в курсе всего.

– Какое впечатление производит «Спартак»?

Максим Калинеченко игрок Днепра.– Команда может провести отличные игры с «Аяксом», а потом «завалиться» на внутренней арене. Поражения от «Ростова», «Кубани» – думаю, все это малопонятно для болельщика. О «Порту» даже говорить не хочу. Я, кстати, именно к болельщикам «Спартака» себя причисляю. Смотрю игры по «тарелке», переживаю очень.

Мне кажется, порой «Спартаку» не хватает целостности. Бросается в глаза: с Алексом и Веллитоном на поле одна команда, которая и по европейским меркам весьма хороша. Но без участия бразильцев – совершенно другая картина. Футбольная теория: если появляется зависимость от конкретных исполнителей, это не есть хорошо. Не покидает ощущение: нет такого единства в команде, когда один за всех и все за одного. Но это мое субъективное мнение, из «Спартака» могут ответить, что я ошибаюсь.

– Остались люди в «Спартаке», с которыми поддерживаете связь?

– Звонков практически нет. Наверное, я уже чужой для этой команды. Все те, с кем дружил и чаще общался, уже в других клубах. Подумать только, прошло всего два с половиной года со дня ухода, а в «Спартаке» практически полностью сменился состав.

Хотя постойте… Диканю Андрюхе могу позвонить. В «Спартаке» не пересекались, но хорошо знакомы по харьковскому спортинтернату, в котором Андрей учился на два года старше. Его поколению я благодарен. Волевым решением была отменена дедовщина в интернате, и наш возраст жил спокойно. Вспоминаются бытовые зарисовки. В то время были страшные проблемы с экипировкой, в каком-то рванье тренировались. И питание хромало… Дикань достойно все лишения переносил, как, впрочем, и остальные ребята.

Что еще помню – помимо вратарского мастерства, блестяще владел волейбольными навыками. Длинного роста, с мощными руками – любой блок пробивал. Все хотели играть с Андреем в одной команде.

Автор: "Советский спорт"  13.04.11.