Калиниченко Максим Сергеевич - 2 11 - Сборная игроков - clubspartak.ru

   - Что самое трудное во время лечения?
- Находиться дома. И я, и семья привыкли к другому режиму. Постоянно наблюдать, как жена хочет тебя выпроводить на тренировку, не очень-то приятно. Мужчина не должен чувствовать себя беспомощным, но, когда у тебя гипс на всю ногу, это предательское чувство все равно прокрадывается внутрь. Потом находить себя прежнего – пытка несусветная.

   - Получается, лишь два спартаковских года из семи вы можете себе занести в актив?
- Истинное удовлетворение получил лишь от первого сезона. Отчасти выделю и 2005-й.

Татьяна: А прошлый год?

Максим: Чем же это был хорош прошлый год?

Татьяна: Да ты что?!

Максим: А-а-а, чемпионат мира! Так он, как сон. Яркие впечатления от него быстро были погребены под слоем негатива. Для меня загадка, почему здесь из футболиста пытаются сделать НЕфутболиста. Приезжаешь после сборной в приподнятом настроении, а тут говорят: фиг ли он там сыграл, за эту сборную? Пусть он здесь так сыграет! Праздника в душе, как ни бывало. Думаешь, ну как людям доказать, что ты собой чего-то представляешь?!

ХОТЕЛОСЬ БРОСИТЬ В РОМАНЦЕВА ГРАНАТУ

   - В чем, на ваш взгляд, главная причина того, что человек, который создан для «Спартака» не достиг в этой команде тех высот, которых должен был достигнуть?
- Человек не идеален. В силу своих недостатков, характера, обстоятельств, окружающих людей. Но я этими воспоминаниями не заморачиваюсь. Это я с вами могу в себе покопаться, в одиночестве же бередить старые раны совсем не хочется. И потом, я человек позитивный. Всегда отыщу что-то хорошее. Можно ведь сказать, не раскрыл Калиниченко весь свой потенциал. А с другой стороны – это здорово, что после первой травмы я вообще в футбол вер нулся. С дочкой гулял и грохнулся, дум ал – конец. Гипс сломался, шов разорвался, оттуда кровь течет. Я час метался по комнате на костыльманах и как в бреду повторял одну и туже фразу: это – все! На деле оказалось, мне нашили такой толстенный ахилл, что порвать его полностью – нереально.

   - Возвращаясь к разговору о вашей карьере: как думаете, почему все тренеры требовали от вас большего, чем от других?
- Наверное, я сам виноват, что даю людям возможность думать о себе, как о Зидане. Но я же не специально. Если у команды не идет игра, всегда крайним оказываюсь я. У любого наставника! Почему? Видимо, я одной-двумя играми когда-то задрал себе планку, и все решили, что я постоянно должен на ней находиться. Ребята, даже Пеле и Марадона на высоченном уровне играли далеко не всегда! Тот же Зидан, гениальный и великий, в «Реале» по полгода «валял кизяк» и на поле отыскать его было трудно. И ничего! Ни слова упрека! Меня же и на двадцатой минуте первого тайма могли убрать. Олег Иванович, случалось, выпускал на замену и вскоре возвращал назад.

   - Страшно в такой ситуации было идти к скамейке запасных и видеть уничтожающий взгляд Романцева?
Калиниченко полузащитник- Наоборот, хотелось тренера убить. Достать гранату и бросить в него. Уверяю вас, в такой ситуации, когда тебя публично высекают, злоба душит всех, даже самых флегматичных футболистов.

   - Кто-нибудь из многочисленных тренеров вам объяснил, почему от вас принято требовать больше, чем от других?
- Нет!!! Единственное, Федотов как-то сказал: «Калина, у тебя все проблемы - в голове». Так я это знаю! Но я не могу сам со своей головой разобраться. Сколько раз пытался – не получается. Объясните мне, что с ней не так и направьте ее в нужную сторону. На то вы и тренеры. Я помощи от вас жду. Проще всего: заменить и «убить» меня на несколько игр, чтобы я вынужден был смотреть на любимое дело со стороны и психологически опускаться все ниже и ниже.

   - Мне пару лет назад показалось, что вы наконец-то обрели психологическую стабильность. Ошибся?
- Я тогда почти в себе разобрался, но вновь нашлись люди, которые не позволили мне до конца ощутить почву под ногами. В спорте я осознал одну неприятную вещь: всегда отыщутся те, кто подставят тебе подножку. Разумеется, глупо списывать свои неудачи на кого-то другого. Но знаете, иногда так хочется услышать хотя бы один совет и почувствовать, как в тебя верят. Мне же все предлагают сыграть в одну и ту же игру: «Помоги себе сам!». Сколько можно?!

   - С приходом кого из тренеров связывали наибольшую надежду?
- Конечно, с назначением Федотова. Тем горче было разочарование. Григорьича я считал чуть ли не вторым папой, чудом, которое снизошло после долгих испытаний. У меня был на носу чемпионат мира, я землю готов был грызть и тешил себя иллюзиями, что Федотов даст мне возможность себя проявить. Но у него тоже была непростая ситуация, ему надо было выживать в «Спартаке». Мне он ничего объяснять не захотел. Когда я сделал встречный шаг, разговор не получился. Кошка между нами пробежала почти сразу, я резко изменил свое мнение о Григорьиче и он, видимо, обо мне тоже.

   - И каким же образом вы целый год просуществовали бок о бок?
- А куда деваться-то? Зато я научился «читать» Федотова без слов. Если он меня менял, а потом не разговаривал, демонстративно не замечая, я знал, что играть не буду. Если он начинал со мной общаться, шутить, то я догадывался: Калиниченко в составе.

   - Болельщики болезненно отреагировали на ваш выпад в адрес Федотова.
- Сам никогда ни на кого первым не наеду. Григорич меня «куснул» – я ответил. И впредь всегда всем отвечать буду. Независимо оттого, какую это повлечет реакцию среди бол ельщиков.

ВСЕ ГДА БУДУ ЦЕПЛЯТЬСЯ ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

   - Старкова умели «читать»?
- Будь у тебя хоть семь пядей во лбу, Александра Петровича не «просветишь». Непроницаемый человек. Свинцовый! Но я быстро определил, что Старков – консерватор. Только что-то невероятное могло заставить его скорректировать свои взгляды. Меня он не замечал. Как-то я у него для интереса полюбопытствовал: вы на какой позиции меня видите? Было впечатление, что Александр Петрович долго собирался с мыслями: кто это вообще такой? Ответ был настолько невнятным, что я его даже не запомнил. Но мне повезло, выйдя на поле на 90-й минуте матча с «Тереком» я забил гол со штрафного – спасибо боженьке за подарок. Только после этого Старков обратил на меня внимание. Но после первой же осечки я, по традиции, отправился на скамейку…

   - Ужасно, когда не доверяют и не дают играть?
- Ужасней, когда не доверяют и дают играть! Тренер, выпуская человека, ждет, когда тот ошибется, чтобы с радостью его заменить. И сам футболист, зная, что от него ждут ошибку, эту ошибку совершает и возвращается туда, откуда пришел. Закон диалектики!

   - Странное дело: все тренеры веря в ваш талант, боялись верить в вас самого.
- Может быть, мой минус в том, что из меня сделали суперуниверсала. А при всех равных, предпочтение всегда будет отдаваться классическому крайнему хаву, классическому центральному полузащитнику, а не футболисту, гипотетически способному эти позиции закрыть. Так и с Серегой Ковальчуком сейчас происходит.

   - Для футболиста важно найти свою команду, своего тренера и свою позицию. Когда все сходится, то…
Калиниченко полузащитник …Получается сказка! Мечта в реальности. Универсализм – это несчастье, это обуза, это горе мое, что я могу сыграть и там, и там, и там. Когда тобой начинают затыкать дыры, ты перестаешь расти.

   - С другой стороны, ваша любимая позиция в «Спартаке» оказалась на целое десятилетие застолблена Егором Титовым. Вам же нужно было выживать…
- Вот я и выживал. И сегодня выживу! Не уверен, что в «Спартаке», но то, что я себя еще покажу – это точно. Будьте уверены: никуда я не денусь из большого футбола. Всегда буду цепляться за место под солнцем. И всегда буду говорить то, что думаю!

   - Вот этого у нас не любят.
- Я и судьям всегда все в глаза высказываю. Всем подряд, без разбору. И ни с кем у меня конфликтов нет. За единственным исключением…

   - Захаров?
- Угу. В нем все еще футболист играет, он хочет быть главным на стадионе, и никак не поймет, что лучший судья тот, который незаметен.

   - Очень часто можно наблюдать такую картину – сыграв неудачно, Калиниченко начинает себе что-то выговаривать…
- Когда ошибаешься в элементарных вещах – досада разрывает изнутри. А, если еще кто-нибудь, тренер, например, ткнет носом, тут вообще эмоции зашкаливают. Я же не баран! Сам все прекрасно понимаю. Разумеется, от этого надо уходить - лучше не расплескиваться.

   - Тренерам в запале отвечали?
- В игре – нет. Не до этого. На тренировках в дискуссии вступал. Не привык тупо соглашаться с тем, на что у меня есть иное мнение.

   - После Романцева, по-моему, только Скала избежал полемики с вами?
- Скала при адекватных шагах руководства мог сделать «Спартак» чемпионом на многие годы. По человеческим и профессиональным качествам – это был наставник европейского уровня. Но, столкнувшись с нефутбольными проблемами, он не обуздал собственные переживания и утратил контакт с игроками. Да и состав у нег о был не тот, что нужно.

ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК

   - В «Спартаке» вообще все воспринимается обостренней.
- Да, причем на всех уровнях. Но самые бурные эмоции у наших болельщиков. Они нам не прощают вообще ни-че-го! Такого в мире нигде больше нет. 365 дней в году мы должны держать марку! Хотелось бы видеть побольше поддержки. Неужели люди думают, что, уступая кому-то, мы бываем от себя в восторге? Кошки раздирают душу, а тут еще любимые фанаты тебя закопать пытаются.

   - Нарисованные доллары на трибунах сильно задевают?
Калиниченко полузащитник- Еще как задевают! Если бы «художники» хоть малейшее представление имели, как эти доллары зарабатываются! Никто же им не мешает добывать такие же деньги: идите, играйте вместо нас! Поверьте, иной раз приходится прилагать каторжные усилия для того, чтобы выдержать обрушившиеся испытания, в том числе, и мощнейшее психологическое давление с их, фанатской стороны. Посмотрел бы я на некоторых: как они себя будут ощущать, когда окружающие станут забрасывать их грязью?! Сомневаюсь, что у людей от этого вырастут крылья. Тем не менее, я люблю наших болельщиков и дорожу ими. Иногда мы их бесим, иногда они нас. Но, в любом случае, мы одна семья и все конфликты, которые в нашей семье случаются, разрешим сами.

   - Что самое тяжелое в вашей профессии?
- Терпеть поражения! Одно, второе, третье… Муки адские! В такие периоды ты едешь на тренировку с таким настроением, будто тебя везут сажать картошку или забивать сваи. Любимое дело перестает таковым быть. И абстрагироваться от ситуации никак не получается. Ты всю тяжесть этих мук беспрерывно таскаешь с собой. И избавиться от них можешь только через победу. Если будешь играть. А когда ты сидишь на скамейке и во всех процессах как бы и не задействован, то и боль, и радость воспринимаешь приглушенно. Врагу не пожелаю жить в эмоциональном вакууме. В этом вакууме тебе все известно наперед. Дорога – тренировка – дом. Скамейка запасных – волнение – дорога домой. Приехал, поплакались с женой друг другу в платочки, хоть как-то от негатива избавились, а со следующего дня – негатив начинает накапливаться заново. Для футболиста не играть – это все равно, что не жить.

   - То есть, если футболист не играет, он не способен быть счастливым? Даже при условии, что в остальном у него все супер?
- Если муж и жена живут единым целым, то не может в семье быть все хорошо, когда у одной половинки что-то не клеится. Наступает период затмения. Солнца не хватает. Появляются ссоры. После моей первой травмы Таня перестала быть просто женой, она сделалась «женой футболиста». Сегодня футбол для нас с супругой – это очень значимая часть нашей жизни. И быть счастливыми, когда эта часть окрашена в серые тона, у нас не получается.

   - Кажется, у вас отношение к футболу какое-то детско-непосредственное. Вы от футбола хотите не того, что принято. Он давно другой.
- Футбол – он не другой. Футбол сам по себе чист. К нему ничто не примешивается: и уж тем более, деньги. Футбол - это не работа! Это игра! Когда я выхожу на поле, чтобы играть, у меня получается все. Но как только я выхожу с установкой не ошибаться и кому-то что-то доказывать, у меня мяч валится из ног.

   - Ваше отношение к футболу, пожалуй, можно назвать пафосным словом «романтизм».
- Можно. И я этого не стесняюсь.

Татьяна: - Если на предматчевой установке выясняется, что Макс – в составе, он мне присылает эсэмэску: «Сегодня плету». Понимаете: плету!

Максим: - Да, плету. Кружева. Спартаковские. А Таня мне на эту сэмеску отвечает: сыграй, как во дворе. То есть, получи и подари удовольствие.

Калиниченко полузащитникТатьяна: - Макс мне и с чемпионата мира прислал: «Солнце , смотри, я – плету». Он даже в сборной Украины – прагматичной и дисциплинированной - пытается оставаться романтиком.

   - Только вот в сборную без игровой практики попадать все трудней и трудней.
- Это точно. В «Спартаке» для меня все сводится к слову «шанс». Почему большинству дают играть, а мне дают только шансы?

   - Будь ваша воля, чтобы выбрали: очередной шанс в «Спартаке» или гарантированное право играть в другом клубе?
- Я достаточно натерпелся и мне хочется определенности. Я спартаковец каждой клеточкой, но если я «Спартаку» не нужен, скажите, я не маленький – не обижусь. Я землю грызть буду, если какая-то команда в меня поверит и даст мне возможность быть самим собой, а не затыкателем дыр.

   - Верите, что руководство «Спартака» вас отпустит?
- Из «Спартака» без клейма «отработанный материал» не уходят. Если только в «Манчестер». Год назад я уже дал согласие на переход в «Москву», но в последний момент что-то сорвалось. Не знаю всю цепочку этих странных переговоров, но то, как все это происходило (и потом не раз повторялось), наводит на мысль, что уйти я смогу только, став свободным агентом.

   - Это же долго ждать придется!
- Но я не буду сидеть сложа руки, буду доказывать. Опять! Теперь уже Станиславу Саламовичу...

Автор: “sovsport.ru” 17.07.2007.

ОСЕННЕЕ ЦВЕТЕНИЕ КАЛИНЫ

   Когда на исходе матча "Спартак" - "Химки" замененный Егор Титов передал капитанскую повязку Максиму Калиниченко, с трибун Лужников раздались аплодисменты. Хлопали и Титову, забившему мастерский, истинно титовский гол, и Калиниченко. Человеку, который, будем надеяться, сумел преодолеть такую полосу роковых событий, с какой смог бы справиться далеко не каждый.

   В поединке с "Химками" украинец 90 минут вел красно-белых за собой, сделал голевой пас и еще массу полезных атакующих действий, "стелился" в подкатах - словом, поймал кураж. А однажды даже изыскал время перед угловым энергичными взмахами рук зажечь своих болельщиков. И те вдруг вспомнили, что Калиниченко играет в "Спартаке" восьмой год - и в момент передачи капитанской повязки устроили двум главным спартаковским ветеранам овацию.

 Калиниченко полузащитник  Я слушал ее - и думал о том, что никакого сентябрьского кошмара в карьере Калиниченко могло и не быть, сложись головоломка из обстоятельств чуть-чуть по-другому. А именно - если бы на 120-й минуте матча "Селтик" - "Спартак" после его роскошного диагонального паса Денис Бояринцев сделал то, что привык делать на последних минутах. И все бы восхищались не только героем концовок, который вывел бы красно-белых в групповой турнир Лиги чемпионов, но и его ассистентом.

   Увы, у Бояринцева не вышло - и с того момента удача резко повернулась к Калиниченко спиной. Спустя несколько минут он вслед за Титовым не забил Артуру Боруцу послематчевый пенальти - и "Спартак" не попал в Лигу. А четыре дня спустя черная полоса получила самое ужасное продолжение на последней добавленной минуте матча с ЦСКА. То самое, после которого он в смешанной зоне заявил журналистам: "Валите все на меня". В футбольной жизни подобные фразы - и то в самых крайних случаях - можно услышать разве что от вратарей...

   В ту атаку, последнюю у "Спартака", пошли всего двое - Павлюченко и он. Павлюченко отдал ему пас на край и, казалось, побежал открываться в штрафную. Более того, говорят, Калиниченко даже услышал его голос - почему и отдал, не глядя, вместо того чтобы держать мяч у углового флажка. Но, видимо, в последний момент уставший снайпер команды почувствовал, что сил на рывок у него нет, а у Калиниченко сработал рефлекс. Мяч попал к Мандрыкину, и пошла контратака. Но ведь после паса обстоятельства тоже еще должны были совпасть удивительным образом! Чтобы Павлюченко, все-таки совершивший дикий для 94-й минуты рывок назад, на мгновение не успел сыграть в мяч, а не в Рамона. Чтобы из-за травмы Штранцля применяемая красно-белыми при "стандартах" соперников комбинированная персонально-зонная система обороны дала сбой - и Игнашевич во время штрафного остался без опеки. Чтобы Янчик после сброса Игнашевича сориентировался на полсекунды раньше Дедуры...

   Спустя несколько дней Калиниченко отправится зализывать раны в сборную Украины - но и там его будет ждать продолжение кошмара. Выйдя на замену в матче с Грузией, он сначала не реализует выход один на один, а потом проиграет верховую дуэль сопернику, сравнявшему счет. "Я уже не знаю, плакать мне или смеяться над собой", - в отчаянии скажет полузащитник в телеинтервью.

   Ощутите себя на его месте. И оцените, чего ему стоило преодоление.

   Вначале Калиниченко вызвал к себе Олег Блохин. И, видимо, в беседе с ним почувствовал что-то такое, что заставило эмоционального тренера вопреки всяким прогнозам выпустить его в стартовом составе на матч с Италией. Свой час против чемпионов мира он провел вполне достойно. Как знать, не жалел ли позже Блохин, что решил заменить его на Воронина, с которым после второго гола "Скуадры адзурры" у тренера прямо во время матча возник серьезный конфликт?

   После возвращения в клуб был матч с "Локо", в котором Калиниченко не играл. Слева действовал Торбинский, который провел очередной блеклый матч, - и у Станислава Черчесова лопнуло терпение. Как и в отношении ряда других футболистов. Жизнь, похоже, вносит коррективы в изна чальные черчесовские установки: если прежде он вносил в стартовый состав не более одной - двух перестановок (список первых 11 у него вообще выглядел куда более узко, чем у Владимира Федотова), то на "Химки" вышли сразу пять новых игроков по сравнению с "Локо", из которых только один - вынужденно. И тот же новичок Иванов, долгожданно сменивший Шоавэ, смотрелся весьма недурно.

   Сменились и оба крайних полузащитника. Серьезная травма колена Владимира Быстрова стала для спартаковцев ударом наотмашь, силу которого только предстоит оценить в более важных матчах. Торбинский, слухи о подписании которым предварительного контракта с "Локо" достигли апогея, играет все хуже. Бояринцев, выйдя на замену в концовке матча в Черкизове, сфолил на Ивановиче, после чего Асатиани забил четвертый гол...

   Так парадоксально и вышло, что Калиниченко - после всех своих бед - в одночасье стал на сегодня крайним полузащитником "Спартака" номер один. С учетом его способности играть на обоих флангах очевидно, что до конца сезона (если будет здоров, конечно) он из стартового состава выпадет вряд ли. Любопытно, кстати, что с "Химками" украинец впервые в черчесовские времена сыграл слева: до сих пор тренер, по-моему, ставил его только на правый фланг. Лучший же свой отрезок за последние годы - осень 2005-го при Старкове - Калиниченко провел именно слева.

Калиниченко полузащитник   Но это - технические детали. Суть же заключается в том, что у Калиниченко, человека глубокого, тонкого и ранимого, - очень подвижная нервная система. Я бы назвал его рефлексирующим интеллигентом от футбола. Он очень многое умеет - но постоянно сомневается в себе. И, как мне кажется, в куда большей степени он может реализовать свои таланты, когда имеет твердое место в стартовом составе, а не вынужден добиваться его в жесткой конкурентной борьбе.

   Наконец, осень - это его время. Время цветения Калины. Осенью 2005-го он издали забил красивейший победный гол "Торпедо", после чего забронировал себе у Александра Старкова место в составе. После чего стал одним из героев нежданного спартаковского серебряного похода, да и решающий гол в последнем туре "Локомотиву" Титов забил именно с его подачи. Прошлой осенью Федотов доверял ему меньше - но два красивых гола "Баварии" и "Спортингу" в двух последних турах группового турнира Лиги чемпионов стали убедительным подтверждением "конвертируемости" таланта Калиниченко на высшем международном уровне. Как и ЧМ-2006, собственно.

   Теперь доверил ему и Черчесов, который, кстати, и после кельтско-армейских бед не сказал о Калиниченко на публике ни одного дурного слова. Зная тонкокожесть натуры хавбека, его восприимчивость к каждому нюансу взаимоотношений с тренерами, не сомневаюсь, что он оценил это по достоинству. А когда Калиниченко спокоен, уверен в себе и в окружающих его людях - тогда и оказывается возможным его кураж, который мы после долгого перерыва увидели в матче с "Химками". И, надеюсь, увидим в спартаковской форме еще не раз. Потому что человека, проведшего в "Спартаке" восемь лет и верно прошагавшего с ним через самые сложные времена клуба, невозможно не уважать. И не дорожить им.

Автор: “ Спорт-экспресс” 01.10.2007.

Никогда не смирюсь со скамейкой запасных

«Иногда мне убить его хочется за эту его фразу: «Валите все на меня!» – ближе к концу трехчасового разговора на кухне с горечью произносит супруга полузащитника московского «Спартака» Таня Калиниченко...

«КОСТЫЛЕМ ПУГАЕМ СОБАКУ!»
Жизнь в доме Калиниченко начинает бурлить как раз ко времени моего прихода – в шесть вечера. Когда Максим возвращается из восстановительного центра, где занимается по пять–семь часов, Таня хозяйничает на кухне: включает чайник и достает из духовки яблочный пирог. Восьмилетняя Саша то и дело проскакивает туда из комнаты, чтобы стащить кусочек и показать тетрадку с домашним заданием. А рыжая собачонка Чапа задорно «танцует» возле хозяйки на задних лапах.

– К нам то и дело ездят из Харькова мамы, – угощая чаем, делится семейными радостями Таня. – Тогда я в разгуле: ничего не делаю и не готовлю! Сейчас у Сашки начнутся каникулы – и мы с ней отправимся в Харьков. Хоть свежим воздухом с дочкой надышимся! Мы и на солнышке этой зимой погрелись! Нам с Максимом, в отличие от Титовых, повезло: Егор и Вероника десять дней просидели в Эмиратах под дождем.

Калиниченко полузащитник– Мне приказывали месяц ходить на костылях! – вспоминает Максим. – Но я уболтал врачей – и они скостили срок до трех недель. Костыли закинул через семнадцать дней. Не выдержал!

   – Что сделали с ними? Ваш одноклубник Ренат Сабитов по совету врачей: «Не спеши выкидывать: может, пригодятся» – возил их в багажнике машины…
– У нас бы они давно улетели в окно – если бы не проблемы вот с этим кадром, – Максим указывает на собаку. – Она любит сходить по нужде там, где не надо, а костыля боится…

   – Какое у вас главное событие в прошлом году?
– Дочка в школу пошла, – не раздумывая, отвечает Максим. – Сашка краси-ивая, с бантами! Жаль, школьный дворик маленький, толпа народа, ничего не видно. Даже на камеру ее не сняли.

   – А событие в футболе?
– Да черт его знает! Все было то плохо, то очень плохо, то опять неважно.

«С БЛОХИНЫМ «РУБИЛИСЬ» ВСЕ ЛИДЕРЫ»
Кроме очередной серебряной медали в «Спартаке» у Калиниченко в прошлом году было разочарование посерьезней. Сенсационно выстрелив на последнем чемпионате мира, через два года сборная Украины не заработала путевку на чемпионат Европы.

– Все стало ясно после нашей поездки в Италию, где при равной игре судьи придумали пенальти. Не «хлопни» нас тогда итальянцы – они бы откололись от гонки. Административный ресурс, – улыбается Максим, – без Италии и Франции с их популярностью на чемпионате Европы не обойтись!

   – Максим, чего ждать от вашего бывшего наставника сборной Олега Блохина в «Москве»?
– Блохина как клубного тренера я пока не знаю. А на Блохина – тренера сборной мне грех жаловаться: он взял меня на «мир». Но работать с ним несколько лет или даже месяцев нелегко. Он тяжелый человек: самодостаточный, самоуверенный, где-то даже самовлюбленный.

   – Давит футболистов своим «я»?
– Пытается. До какого-то момента это терпится – потом не выдерживаешь. В сборной с ним периодически «рубились» все лидеры, кроме Тимохи (Анатолий Тимощук. – Прим. ред.): у него никогда не бывает конфликтов с тренерами. Ребров с Блохиным долго не мог найти общий язык, у Олега Владимировича и с Шевой (Андрей Шевченко. – Прим. ред.) недопонимания случались. Может, в «Москве» и по-другому все будет: все-таки это не Украина. Но интересные пресс-конференции после игр я вам гарантирую!