Филипенко Егор Всеволодович - 6 7 - Сборная игроков - clubspartak.ru

 

Филипенко: «Если бы я сейчас оказался в «Спартаке», то все сложилось бы совсем по-другому»

Экс-защитник «Спартака» Егор Филипенко, признанный лучшим игроком обороны чемпионата Белоруссии, сейчас выступает за испанскую «Малагу». Еженедельник «Футбол» навестил игрока белорусской сборной в Испании и обсудил с ним дружбу с Артемом Дзюбой, танцы под Майкла Джексона, знаки Зорро и особенности употребления алкогольной продукции.

Лучший танцор Тарасовки

– Егор, когда я в прошлый раз встречался для интервью с футболистом «Малаги», это был Овусу-Абейе Квинси. Помните такого?

– Такое не забывается! В «Спартаке» мы совсем недолго пересекались с Квинси, но он успел произвести впечатление. Очень веселый парень! И танцует хорошо.

– И где же вы с ним танцевали?

– Танцевал только он, я был зрителем. В раздевалке «Спартака» это шоу происходило.

– Как лезгинка после побед?

– Нет, он еще перед матчами пускался в пляс. Исполнял для команды «лунную походку» под песни Майкла Джексона.

– Как Майкл Джексон мог быть включен в предматчевый саундтрек «Спартака»?

– Да сам же Квинси песню и включил. Каждый футболист тогда добавлял по одному-два трека к списку песен, звучавших в раздевалке.

– Никто в команде не горел желанием присоединиться к Квинси в танце?

– Нет, не находилось таких смельчаков.

– Игравшие в России иностранные футболисты часто говорят, что их очень удивляет угрюмость отечественных игроков. Дескать, после поражений российские футболисты переживают по несколько дней, тогда как испанцы даже после самых провальных матчей быстро начинают снова улыбаться и веселиться. Замечали такое?

– Разница в менталитетах очевидна, но тут все зависит от характера конкретного человека. Я не особенно замечал, чтобы в России все прямо-таки убивались из-за поражений. Сразу после игры люди выглядят расстроенными, но уже на другой день идут работа и концентрация на следующем матче. То же самое тут. Вот когда мы вылетели из Кубка, проиграв «Атлетику»… Я не летал в Бильбао на ответную игру и не видел, что там происходило в раздевалке, но на следующий день на утренней тренировке ребята по-прежнему выглядели очень расстроенными, переживали из-за поражения. Всем было обидно, потому что мы упустили очень хороший шанс дойти до финала и побороться за трофей. Если бы прошли «Атлетик», то играли бы в полуфинале с «Эспаньолом». В общем, финал турнира был близок, так что расстроились все в команде очень прилично из-за поражения в Бильбао.

Дебют против «Леванте»

– Несколько матчей подряд вы не попадали в заявку…

– Пока мне тяжеловато попадать в число первых 18 игроков. Сейчас восстановились от травм все центральные защитники, и среди них я оказываюсь пятым. После объявления заявки на очередной матч ко мне специально подошел главный тренер и сказал: «Не переживай, тебе нужно время для адаптации, все идет хорошо, учи язык, продолжай так же работать на тренировках, и все будет хорошо».

– Как вы понимали тренера?

– А он на английском говорил.

– Большинство испанцев довольно плохо знают английский язык.

– Тренер изъяснялся простыми фразами, которые всем известны и понятны: don’t worry, everything is OK. Говорил: «Я вижу, как ты работаешь на тренировках». Я и сам все понимаю: было бы странно приехать из чемпионата Белоруссии и с ходу начать играть в таком топовом чемпионате, как испанский. Но раз я сюда попал, то мое дело – доказывать, грызть землю, цепляться за этот шанс.

– В интервью белорусской газете вы отмечали, что «в Испании все матчи важные – словно на другой планете нахожусь». А что, в чемпионате России, например, бывают прямо проходные матчи?

– Не знаю, я давно там не был. Но когда лидер, то есть «Зенит», играет против… Я не хочу никого обидеть. Допустим, «Арсенал». Так вот, если «Зенит» играет с «Арсеналом», то вряд ли, ведь это суперважная игра для «Зенита». В «Малаге» же такого нет – у нас в календаре отсутствуют матчи с меньшим уровнем мотивации. Хотя, наверное, и в Испании бывают проходные матчи – когда «Реал» играет дома с каким-нибудь аутсайдером. Но у «Малаги» класс не такой, как у «Реала» или «Барсы», и для нас все матчи тяжелые. Даже с тем же «Леванте», который идет в зоне вылета, была очень сложная игра на Кубок. Даже после того как мы выиграли у «Леванте» первый, домашний, матч 2:0 и затем вели 2:0 в гостях и чуть-чуть расслабились, то сразу же пропустили три гола, проиграв в итоге 2:3.

– Вы как раз вышли в этой игре на замену при счете 2:0 за 25 минут до финального свистка… Почему вас выпустили – скорее из-за отсутствия в заявке сразу двух других центральных защитников или потому что победа по сумме двух матчей уже была практически обеспечена и было не страшно выпускать дебютанта?

– Я думаю, благодаря совпадению этих двух факторов. Дали почувствовать новичку уровень испанского футбола.

– И как?

– Как – тяжело! Очень тяжело было. На тот момент я тренировался с «Малагой» всего одну неделю, толком еще не освоился. Плюс ко всему – я же только из отпуска приехал… Вышел на поле – и вообще не понимал, куда попал. И это был матч всего лишь против «Леванте», а они оказались командой, играющей очень быстро и классно. Мне было очень тяжело.

– Один из трех пропущенных голов…

– Да-да-да, понимаю, о чем вы.

– Если называть вещи своими именами, то Барраль перед голом обыграл вас один в один, поставив на колени в самом прямом смысле этого выражения.

– Да, не очень круто для меня вышло. Что могу сказать: трудно выходить, когда давно не было игровой практики.

Совет Александра Глеба

– В бытность футболистом «Спартака» вы говорили, что в будущем хотите поиграть в чемпионате Италии или Германии. То есть Ла Лигой вы не сильно грезили?

– Нет, желание играть в Испании было ничуть не меньше. Попасть сюда – это мечта! Скорее я называл Италию и Германию просто потому, что они были больше на слуху. Футболисты из Белоруссии и России как-то чаще уезжали в Бундеслигу и Серию А, чем в Примеру. До меня вообще не было ни единого трансфера из Белоруссии в Испанию.

– Но до вас в Примере успели поиграть три белоруса – Зыгмантович в «Расинге», Гуренко в «Сарагосе» и Глеб в «Барселоне». Не так уж и мало для Белоруссии!

– Мне кажется, это очень мало. Всего лишь трое.

– Общались с кем-нибудь из них об испанском опыте?

– Только с Сашей Глебом. Он позвонил, поздравил с переходом. Сказал: «Это круто! Старайся». Все-таки испанский чемпионат – это совсем другой уровень игры. Единственный совет, который мне дал Глеб, – это учить язык. Саша говорил: «Ты можешь быть сильнее кого-то, но ты не будешь играть, если не знаешь языка, вот и все». Так что языком я сразу занялся со всей серьезностью. Четыре занятия в неделю, каждое по два часа.

– Какое самое странное слово выучили? У меня, например, первым выученным испанским словом после переезда в страну стало «штопор».

– Нет, я таких слов еще не учил!

– В Барселоне Глеба всегда приводят в пример, когда говорят о людях, проваливших адаптацию в стране. Сам-то он как раз так и не выучил толком язык, игнорировал общекомандные мероприятия, позиционировал себя суперзвездой рядом с Месси, Хави и Иньестой, хватал за грудки Гвардиолу, требуя ставить его в стартовый состав…

– Я отмечу, Глеб переходил в «Барсу», будучи реально звездой. Играя в лондонском «Арсенале», он входит в топ-10 лучших игроков Европы на своей позиции. По крайней мере, на мой взгляд. В «Арсенале» Глеб творил невероятные вещи, он был богом! А что касается его времени в «Барселоне», мы обсуждали с Сашей этот вопрос, и он сам признает, что совершил ошибку. Он привык иметь постоянное место в составе даже в таком топ-клубе, как «Арсенал», а тут он перешел в другую команду и постоянно не играет. Глеб не смог с этим смириться. От расстройства он и начал неправильно себя вести в отдельных моментах, как он сам говорит. Но время назад не вернешь.

– Глеб сильно расстроен тем, что у него не сложилось в «Барсе»?

– Сожаление есть, конечно.

Очоа, шейх и Зорро

– Вы уверены, что сможете сохранять спокойствие, если останетесь без игровой практики на несколько месяцев?

– Конечно, мне не хочется сидеть на лавке, но я отчетливо понимаю, куда попал. Нужно реально смотреть на вещи и оценивать ситуацию. Совсем прямо отчаиваться не стану – буду стараться доказывать свое право играть на тренировках.

– В «Малаге» есть очень показательный пример – Гильермо Очоа, который перешел в команду в статусе звезды чемпионата мира, но не играет и несчастен тут.

– Не знаю, счастлив он или несчастлив. Но ему дают играть в кубковых матчах. А в чемпионате в воротах всегда Карлос Камени, да.

– Откройте секрет: как Очоа выглядит на тренировках?

– Он в полном порядке. Видно, что это очень классный вратарь. Собственно, Очоа доказывал это и в кубковых матчах, он не раз выручал команду в сложнейших моментах.

– Неужели Камени сильнее его?

– Я не тренер по вратарям, мне тяжело оценивать. Но у меня, если честно, сложилось впечатление, что оба они – вратари топ-уровня. Наверное, раз играет Камени, то на это есть причины.

– Что можете рассказать о владельце «Малаги» – шейхе Аль-Тани?

– Я ничего толком не слышал о нем. Знаю только, что на матчи «Малаги» очень часто ходит актер, который играл Зорро. Как же его зовут…

– Антонио Бандерас.

– Да, точно. Он же родом из Малаги. Бандерас – большой фанат клуба, постоянно поддерживает «Малагу» на стадионе.

– Хотите с ним познакомиться?

– А я уже успел! Еще до подписания контракта был представлен Бандерасу. У «Малаги» была домашняя игра, меня подвели к нему, нас познакомили.

– И как вам Бандерас?

– Приятный человек. Но по телевизору он помощнее смотрится.

– В детстве вы болели за «Барсу» или за «Мадрид»?

– За «Реал». Даже не могу объяснить, почему, но в Испании симпатизировал «Реалу» постоянно. Возможно, потому что мне очень нравился Роберто Карлос. Жаль, что в России мы с ним не пересеклись.

– Кенни Далглиш как-то сказал, что не представляет, как могут спать защитники, зная, что на следующий день им предстоит играть против Месси, Неймара и Луиса Суареса. Вы как?

– А-ха-ха! Да я играл против «Барселоны» в Лиге чемпионов и, поверьте мне, спал прекрасно!

– Но тогда не было Неймара и Луиса Суареса!

– Как говорится, волков бояться – в лес не ходить. Играть против таких классных футболистов – это огромное удовольствие вне зависимости от того, как в итоге закончится матч. Все же понимают, что «Барса» и «Реал» – это несколько иной уровень.

Лучший друг – Дзюба

– Давайте вспомним ваше время в «Спартаке». Многие считают, что вы попали в московский клуб в слишком юном возрасте, когда были еще не готовы к игре за «Спартак».

– Я тоже пришел к такому выводу. Может быть, если бы я сейчас, в 26 лет, оказался в «Спартаке», то все сложилось бы совсем по-другому. Но время не вернуть. Тогда я был молодой и не смог справиться с конкуренцией. Когда надо было потерпеть и работать, я вместо этого занимался ерундой.

– То есть?

– Снизил к себе требования. Не полностью выкладывался на тренировках. Просто я видел, что тренер на меня не рассчитывает, и это сильно снижало мою мотивацию.

– Вы выглядели как отшельник, когда перешли в «Спартак».

– Да, поначалу вечно ходил один, ни с кем не общался. Никак не складывалось общение. Только к своему третьему сбору в составе «Спартака» я начал хоть как-то вливаться в коллектив.

– С кем начали общаться?

– С Артемом Дзюбой, с Ванькой Комиссаровым. Когда «Спартак» недавно проводил сборы в Марбелье, я подъехал к последнему товарищескому матчу, но провел там очень мало времени. Сразу забрал к себе в машину Дзюбу и поехали.

– Получается, что это произошло в тот самый день, когда Леонид Федун объявил, что контракт Дзюбы со «Спартаком» не будет продлен. Как у Дзюбы было настроение?

– В порядке. Все хорошо у него.

– Сказал тогда про «Зенит»?

– Вообще не говорили о футболе. Ну разве что в начале Артем спросил, как у меня дела в «Малаге».

– Какой ваш матч за «Спартак» выдался самым памятным?

– Наверное, первый. Тогда мы выиграли 3:0 у «Рубина».

– Какие воспоминания остались о спартаковских тренерах?

– Ну, не то чтобы я сидел и прямо их вспоминал. Но о Станиславе Саламовиче Черчесове в памяти осталось только лучшее. При нем у меня все хорошо в «Спартаке» складывалось.

– В «Мальорке» многие были очень удивлены высокомерностью Валерия Карпина. В России он был таким же?

– У всех тренеров свой стиль работы, который мало зависит от страны пребывания.

– Стиль работы Карпина создавал дискомфорт в «Спартаке»?

– Я бы не хотел тут вдаваться в детали. Кто я такой, чтобы судить о тренерах?

– А что насчет тренера Виктора Гончаренко, уволенного из «Кубани» за мягкость?

– В БАТЭ он не был мягким, это сто процентов. Когда надо было, он пихал, и очень серьезно. Я не понимаю, что это за определение такое – «мягкий тренер»? Он может быть мягким и каким угодно, но если команда решает поставленную перед ней задачу, то неужели имеют значение мягкость или твердость?

Трактора и виски

– Когда-нибудь бывали на Борисовском заводе автотракторного электрооборудования, имя которого носит команда БАТЭ?

– Внутри – нет. Я знаю, где находится завод, часто проезжал мимо. Единственный раз, когда я заезжал на завод, то был там только в кабинете у Анатолия Анатольевича Капского (гендиректор завода и председатель правления ФК БАТЭ. – Ред.). Ближе к тракторам я не подбирался, в цеху справляются и без меня.

– Провожая вас из БАТЭ в «Малагу», Капский сказал, что Филипенко – бесшабашный и загульный, но не пропил ни голову, ни здоровье. То есть вы все-таки пытались?

– Наверное, тут имелось в виду, что когда у нас в БАТЭ были большие победы, такие как выход в групповой этап Лиги чемпионов и победы в группе, то я всегда собирал команду и мы вместе шли и праздновали эти победы. Ну и плюс я никогда не скрывал, что вечером после игры, если на следующий день выходной, я могу пойти в бар выпить бокал пива и зайти потом в ночной клуб. Видимо, это и имелось в виду. Но я никогда не позволял себе лишнего. Когда идут сборы или на следующий день предстоит тренировка, то я никогда не нарушаю режим.

– Зато вы нарушаете стереотип, что спортсмен должен отказываться от алкоголя, ну или хотя бы не пить много.

– У каждого свое мнение. Что значит «много пить»? Если имеется в виду напиться вдрызг, ходить и блевать, образно говоря, то тут я соглашусь – такое спортсмену ни к чему. Но если выпить в пределах разумного в ночь перед выходным днем, то в этом я не вижу ничего плохого. Хоть даже если до утра быть в ночном клубе. Надо понимать, что спортсмены – такие же люди, как и все остальные, им тоже иногда нужен отдых. Главное – знать меру и позволять себе расслабляться только перед выходными днями. У всех же людей есть выходные, у большинства – по два выходных в неделю. У футболистов же – не больше одного, как правило. Так почему бы в этот единственный выходной за неделю не пойти куда-то и не расслабиться? Ничего страшного в этом нет.

– Что из напитков предпочитаете?

– Пиво или виски.

– Виски с колой?

– Нет, что вы! С колой не пью виски. Разбавляю яблочным соком.

Автор: "Советский спорт. Футбол" 24.04.2015.