Черчесов Станислав Саламонович - 12 15 - Сборная игроков - clubspartak.ru
- Однажды, помнится, такое с тобой уже было...
Черчесов вратарь - Ты имеешь в виду момент прихода в "Спартак"? Ну что делать - молодость... К тому же - можешь мне верить или не верить, но в раннем еще детстве мне кто-то словно свыше шепнул: тебе, парень, стоять в воротах московского "Спартака". Нет, серьезно! Я еще как следует не успел освоиться между штангами ворот нашей детской команды в моем родном Алагире, а тут такое вот знамение. Я легко дал себя убедить этому таинственному внутреннему голосу. Как другие хотят быть в детстве космонавтами или пожарными, так и я мечтал вырасти и работать вратарем "Спартака". И когда в двадцать лет меня действительно позвали в "Спартак", по рекомендации тогдашнего тренера орджоникидзевского "Спартака" Варламова, я словно сказал себе: "Ну вот, сбылось - наконец-то". Подхватил быстренько вещички, рванул в Москву и чуть ли не с трапа самолета встал в ворота дубля, который в тот день играл "двустороннюю" с основным составом. Спокойно, знаешь, так встал - двадцать лет уже, не мальчишка какой-нибудь семнадцатилетний, умею уже кое-что, раз пригласили. Я же не сам приехал, я же по вызову...

- И Черенков, Родионов тебя не пугали?
- Нет. Смотрел-то я на них, правда, как на богов, да только в душе считал, что не они, в сущности, горшки обжигают. Я ведь, как проклятый работал у себя в Северной Осетии, день и ночь готов был тренироваться (и тренировался!). Я в восьмом классе из дома в Орджоникидзе в спортивный интернат уехал, чтобы стать профессиональным футболистом, меня к тому времени уже в сборные разные - республики и страны - приглашали. Да и потом не переставали приглашать. Так что на том, историческом, можно сказать, для меня матче в воротах команд стояли два вратаря сборной: Дасаев и я, "кипер" молодежной. Первый пропустил один гол, второй - десять. Десять! Можешь себе представить?

- Сурово, однако, тебя в Москве приняли...
- Я был убит, раздавлен, уничтожен. Представляешь, еще полтора часа назад я был вратарем, а кем стал? Не Бог, выходило, мне тогда заветное слово шепнул, а дьявол, что ли. Единственно, что утешало, никто не сказал: "Давай-ка ты, как там тебя, Стас, собирай вещички". Все повели себя так. будто ничего и не произошло, словно десять пропустить - это нормально. Я вот только не мог понять - вообще нормально или только для меня? Но раз оставили... Вскоре после моего приезда дубль должен был играть календарный матч в Днепропетровске. Поставили меня, а кончилось это тем, что мы проиграли 0:4. После матча ко мне подошел сам Бесков и сказал: "Ты нам подходишь. Отправляйся сейчас в Москву и жди там на базе команду. Будем с тобой работать...". В тот момент я подумал, что не зря все-таки Бескова называют самым нелогичным тренером. Четырнадцать мячей за два матча пропустил, а он говорит: будем работать. Ну что ж, работать, так работать. Чего-чего, а это мы умеем. Не хуже, чем пропускать...

- А какое впечатление в работе произвели на тебя звезды "Спартака"?
- Колоссальное. В жизни не мог предположить, что Дасаев так на тренировках пашет! Да и остальные великие... В общем, я сразу понял, что попал туда, куда нужно. И начал вкалывать с каким-то радостным остервенением.

- Убрав на время свои амбиции...
- Я совершенно четко понимал, что основного состава мне несколько лет не видать. Моей задачей было брать все лучшее у Бескова, Дасаева, остальных. Моими играми на много дней вперед становились тренировки, и я нисколько не жалел об этом.

- Но были ведь и настоящие матчи...
- Да, когда Ринат получал травму или наш неуклюжий календарь наползал на какие-то матчи сборной. В таких матчах я старался, понятно, сыграть как можно лучше, но получалось это, увы, далеко не всегда. Перегорал, видимо, - слишком уж большими были паузы от матча к матчу. Я чувствовал, как взрослею рядом с Дасаевым, мужаю, прибавляю, но в редких своих выходах за основной состав реализовать накопившийся уже потенциал ну никак не мог.