Крутиков Анатолий Федорович - 6 8 - Сборная игроков - clubspartak.ru
  ВРЕМЯ КРУТИКОВА

Крутиков защитник На "Парк де Пренс" в победном финале против югославов (2:1) атакующий защитник оставался верен себе. Им восторгался в отчете о матче даже его бывший армейский тренер Григорий Пинаичев: "Сильно бьет под перекладину Крутиков, и вратарь еле успевает отбить мяч на угловой!" "К розыгрышу углового подключается Крутиков. Из выгодного положения он сильно бьет по воротам. Но Виденич ликвидирует и этот опасный момент". Решительность в атаке левого защитника сборной СССР отметила и французская \'Equipe, а белградская "Спорт" назвала его "одним из самых острых советских футболистов".

А ведь когда тренер сборной Гавриил Качалин взял Крутикова на финальный этап Кубка Европы, многие недоумевали: "Лучше, что ли, не нашел? Видимо, на безрыбье"...

Франция окончательно убедила не только самого Крутикова, но и нашу футбольную общественность в его правоте. "Именно сейчас, как никогда, наступило время Крутикова", - заявил поклонник "Спартака" писатель Юрий Трифонов.

Первоначальное недоверие болельщиков тоже сменилось восторгом. Едва Крутиков начинал разгоняться от своей штрафной, как на трибунах возникало волнение, а по мере того как он приближался к чужой, гул нарастал и разражался громовым раскатом в момент атаки ворот, сменяясь мощным вздохом, если выстрел мимо, или восторженными аплодисментами - если в рамку.

Чемпионат 1961 года он единственный в "Спартаке" отыграл весь и без замен. "Отлично играет Крутиков, при малейшей возможности, уходящий в агрессивный поиск к воротам соперников, - писал только что закончивший играть замечательный мастер атаки Сергей Сальников. - Есть в этом, конечно, риск. Но он с лихвой оправдывается непосредственной угрозой, возникающей каждый раз, когда Крутиков на большой скорости вторгается в опасную зону. Так логично и смело, по-моему, и должен действовать защитник при системе 4-2-4".

ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

На следующий год Анатолий Крутиков забил шесть мячей, а "Спартак" завоевал восьмой чемпионский титул. Верный поклонник красно-белых известный драматург Алексей Арбузов нарек Крутикова "источником энергии и темперамента спартаковской команды". "Игра Крутикова - несомненное открытие прошедшего сезона, - писал он. - Суть, конечно, не в снайперских качествах этого защитника, а в той его тактической роли, которая не раз приносила "Спартаку" решающий успех".

Источник энергии - лучше и не скажешь. В товарищеском матче "Спартак" проигрывал в Лужниках итальянской "Сампдории" - 1:3. "Хозяева поля постепенно приходят в себя, - описывал перипетии игры Сальников. - Во многом этому содействовал гол, забитый капитаном "Спартака" Крутиковым после штрафного удара. Он подхлестнул москвичей и придал им веру в свои силы. Окрыленный удачей Крутиков несколько раз порывается вновь добиться успеха, но теряет чувство меры. Тем не менее, его рейды оказались тем импульсом, который растормошил форвардов. И в итоге ничья - 3:3".

Соперники свыклись с манерой игры Крутикова, знали ее в деталях и самым решительным образом пытались пресекать его вылазки, но контраргументы срабатывали редко. Плакали от Крутикова соперники и тогда, когда он оборонял свои ворота. Сам он, вспоминая о своей репутации грубияна, признался как-то: "Молодой был... Логофет тоже иногда чересчур резок, играет в корпус, на снос, но это пройдет. Это по молодости". У Крутикова не прошло до седых волос: фразы типа "бесцеремонно снес нападающего" сопровождали всю его карьеру. Возможно, из-за этого, а может быть, все-таки потому, что считали его стиль чересчур авантюрным, тренеры сборной после Качалина пристальным вниманием спартаковца не баловали. Только Никита Симонян, а вслед за ним и Константин Бесков в 1963 году вновь привлекли Крутикова в сборную. И той осенью он вместе с партнерами навел шороху на считавшуюся тогда лучшей в Европе оборону сборной Италии - Бурньич, Факкетти, Гуарнери, Сальваторе. Крутиков внес весомую лепту в выход нашей сборной в финальный этап очередного Кубка Европы, на который сам, увы, не поехал.

В последний раз Крутиков сыграл за сборную у Симоняна в ноябре 1964-го против Алжира. Больше он в ее составе не появлялся. Но шли годы, а он и не собирался вбивать в стену гвоздь для бутс. Смеялся: "Боюсь, болельщикам "Спартака" я еще надоем", - и играл до 35 лет. Да как играл!