Дзюба Артем Сергеевич - 3 33 - Игроки - clubspartak.ru

 – В этом году состоится чемпионат Европы. Есть хоть маленькая надежда попасть в состав сборной?
– Вряд ли за два месяца мне удастся убедить Хиддинка в том, что я достоин приглашения в сборную. Но если мне дадут хотя бы маленький шансик, я выжму из себя все, чтобы им воспользоваться. Хотя у нас большой выбор нападающих в сборной и не думаю, что именно в эту линию Хиддинк будет искать новых футболистов. Впрочем, для начала мне надо завоевать твердое место в основе «Спартака». Устал уже от ярлычка «молодой». В Европе мои ровесники играют по полной и никто не смотрит на их возраст.

 НЕ ОБРАЩАЙТЕ НА МЕНЯ ВНИМАНИЯ

– Ты форвард таранного типа, а «Спартак» любит комбинационный футбол. Легко ли вписаться с такими габаритами в кружевную команду?
– Тренер мне советует чаще брать игру на себя, исполнять самому. А я не меньше забитых голов люблю обостряющий пас. Для меня голевая передача приносит не меньше удовольствия, чем гол. И если партнер находится в лучшем положении – не пожадничаю. Хотя понимаю, что как нападающий должен чаще сам решать эпизод.
Есть у меня один недостаток – если по-настоящему не разозлюсь, то не покажу всех лучших качеств. Из-за этого не сразу могу войти в игру, как говорят, долго раскачиваюсь. Нужно, чтобы кто-то меня ударил на поле, только тогда получается. Недавно играли товарищеский матч, меня соперники цепляют и цепляют, я пару раз им ответил, разозлился, и у меня игра пошла совсем другая. Тренеры даже пошутили – может, Артём, тебя перед игрой палкой бить?

 – То есть простых слов на установке не хватает?
Дзюба нападающий – Меня слова не могут разозлить. Я достаточно открытый и в чем-то бесшабашный человек. Я могу шутить до самого начала матча, смеяться, веселиться, но когда выхожу на поле, думаю только об игре. К сожалению, в России не принято перед матчем показывать свое хорошее настроение. Знаю, что тот же Вагнер Лав может перед самой игрой танцевать самбу, ему тренер грозит пальцем, а Вагнер успокаивает его – спокойно, я выйду на поле и докажу. И доказывает. В западных клубах футболисты могут до самого начала матча шутить, смеяться, но, выходя на поле, превращаются в бесстрашных бойцов. Хочется также изменить менталитет российского футбола, чтобы не обращали на меня внимания, не спрашивали: «Чего ты улыбаешься?» Ведь как бывало раньше, улыбнешься перед игрой, потом команда плохо сыграет, тебе тут же все вспоминают: ну что, мол, досмеялся… Мне кажется, причину ищут не в том месте.

 – Против каких защитников тебе играть удобнее – шустрых или гренадеров?
– В каждом эпизоде по-разному. Бороться за мячи вверху, конечно, сложнее с мощными игроками, зато маленькие футболисты не дают тебе убежать, мяч мимо них просто так не пробросишь.

 – Для нападающего, как и для вратаря, очень важна психологическая устойчивость – не дрогнуть, когда у тебя появляется голевой шанс. У тебя с психологией все в порядке?
– По-разному бывает. Правильно кто-то советовал – в таких ситуациях не надо задумываться, все должно быть отработано до автоматизма. А когда бежишь и начинаешь думать, что делать дальше, – хорошего не жди. Поставил цель – приблизиться к воротам и пробить в дальний угол, – делай так и не губи момент. Тогда и залетают мячи. Хотя иногда после матча сидишь и думаешь, как же я забил?! Мог ведь и промахнуться.

 – Нервы у тебя крепкие?
– В каком смысле?

 – Например, пенальти бить готов?
– В школе, в дубле – я бил пенальти, хотя и не так часто. Нередко отдавал это право игрокам, которые боролись за лидерство среди бомбардиров. Они подходили и просили – дай пробью. Пожалуйста, нет проблем. Сумасшедшее волнение возникает, когда бьешь послематчевые пенальти. Нервишки начинают сдавать. Я в таких случаях стараюсь ни о чем не думать. Подхожу и бью.