Дзюба Артем Сергеевич - 18 33 - Игроки - clubspartak.ru

Дзюба: Олег Иванович очень помогал мне в тот трудный момент.

В интервью обозревателю "Чемпионат.com" один из колоритнейших российских футболистов предстал во всей красе своего характера и увлечений.

Своей не сползающей с лица улыбкой и бесперебойными шутками Дзюба расцвечивает рутину предсезонного сбора. Его диалоги с Валерием Карпиным во время и после тренировок, его бросок клубного фотографа в морские пучины, его розыгрыш Сергея Песьякова за теннисным столом, вообще его спектр спортивных увлечений от настольного и большого тенниса (в каждый из которых он уже успел здесь выиграть) до Федерера и Емельяненко – всё это праздник, который всегда с тобой. Какая-то смесь "Прожекторперисхилтон", Comedy Club и… настоящей жизни. В которой, если она не искривлённая (как в большей части нашего футбола), всегда находится место улыбке.

Конечно, это преувеличение, что без 24-летнего нападающего тут было бы не о чем писать. Но краски для репортажей однозначно находились бы с неимоверно большим трудом. Думаю, и Карпину от дзюбовских проделок легче – ведь они раскрепощают всю команду и в период больших физических нагрузок позволяют не накапливаться негативной энергетике. Тем более что собственно на поле Дзюба работает от души: веселье прилагается к труду, а не подменяет его.

От души он и говорит. В чём по его прежним высказываниям, в том числе недавно обошедшимся в ползарплаты, и так-то не было сомнений. Но одно дело – лексический срыв в смешанной зоне, и совсем другое – обстоятельная беседа. В которой передо мной предстал предельно искренний, живущий сердцем и жаждущий справедливости, настоящий русский парень. Которому надо только одно – чтобы в него верили и не обманывали. И он будет готов сделать для этого человека всё.

"РАБОТА В МИЛИЦИИ ОТЦУ НЕ НРАВИЛАСЬ"

— Из историй, которые я о вас читал, меня больше всего проняли две. Первая – то, что после подписания первого контракта со "Спартаком" вы сказали родителям, чтобы они больше не работали. Они прислушались?

— Папа – да, он ушёл с работы сразу. Мама сначала сопротивлялась. Тогда я сказал: работай, если сама этого хочешь, но здоровье своё не гробь! В результате где-то ещё полгода она выдержала – и всё-таки тоже ушла.

— А чем они занимались?
— Папа был милиционером, мама – замом директора продуктового магазина на Щёлковской. Работа в милиции отцу не нравилась, это была чистая добыча денег для того, чтобы прокормить семью. Как из армии пришёл – так и пошло-поехало. Папа родом из Полтавской области, мама – из чувашского Цивильска, где бывал у бабушки с дедушкой особенно часто. Познакомились родители уже в Москве.

— Отец болел за "Спартак"?
— Сначала – нет, за киевское "Динамо". Всё-таки с Украины! Да и сам вратарём был, даже в "Динамо" (Киев) по юношам приглашали – вот только родители не поддержали. Но со временем, когда я уже попал в дубль, он начал наблюдать за мной и моей командой внимательнее. И переживать за неё. Сейчас, конечно, болеет только за "Спартак".

— Как же болельщик киевского "Динамо" мог отдать сына в спартаковскую школу?
— Ну мы же в Москве жили! Я и так год его, как и всю семью, упрашивал, чтобы меня отвезли на просмотр именно в "Спартак". Они думали, что это ребячество – но всё-таки уговорил. Почему в "Спартак"? Может, потому что в то время команда блистала, и какой-то отпечаток это наложило. Может, поскольку жили на "Чистых прудах", Сокольники близко. Но для меня другой команды не существовало.

— Но была какая-то отправная точка в болении за красно-белых?
— Отчётливо помню, как "Реал" в 98-м в Лужниках обыграли – 2:1. Мощнейшее впечатление, как Цымбаларь со штрафного забил. Мне тогда 10 лет было. В школе-то спартаковской к тому времени уже занимался, но первое осознанное воспоминание – именно от того матча.

— Вторая сильная история о вас – как кормили бездомных собак в Томске.
— Был там один пёс с очень умными глазами. Стоило нам приехать на базу – он сразу появлялся. Когда мы выходили с тренировки или перед тем, как разъезжались, – всё время был рядом. Я ему еду постоянно и выносил. Потом их стало двое, и они ко мне тут же шли. Нравилось с ними возиться. Почти два года, считайте, провёл с ними вместе. Они стали для меня кусочком томской атмосферы, и, возвращаясь в Москву, жалко было с ними прощаться.

— В Москве у вас собаки есть?
— Нет. Хотел ещё с детства, но родители были против того, чтобы животных в квартире держать.

"БЫЛО ОБИДНО ПРОЧИТАТЬ СЛОВА КАФЕЛЬНИКОВА"

— Ваши спортивные интересы, вижу, безграничны – и в болении, и в личном участии.
Артём Дзюба— Не только в настольный, но и в большой теннис здесь Песьякова победил (улыбается). Он очень хорошо играет, но мне всё-таки удалось выиграть – 2:1 по партиям. А ещё в волейбол играю, плаваю прилично, дартс люблю… Во всё, наверное, кроме шахмат играю.

— Разумеется, и в баскетбол?
— Поигрывал, но практики не было: площадок когда-то было очень мало. Чуть-чуть "Коби Брайантом" был, выпендривался. Но в баскетболе из всех игровых видов спорта я слабее всего. Несмотря на рост.

А увлекаюсь действительно многим – и НХЛ, и НБА, и теннисом, и боксом, и смешанными единоборствами, и биатлоном – иногда хочется покататься, пострелять… Болею за "Лос-Анджелес Лейкерс", переживаю, что они сейчас всё проигрывают. А в НХЛ любовь – "Ванкувер Кэнакс". И лично братья Седин. В команде всегда шучу, что братьев Седин трое – Хенрик, Даниэль и Артём. Когда играем в приставку, мы там творим втроём (улыбается).

Обожаю волейбол, сам прилично в него играю, а уж смотреть сборную, Олимпийские игры – хлебом не корми. С наслаждением! Знаю всех боксёров, бойцов в смешанных единоборствах. Фёдор Емельяненко – вообще мой кумир. Мы с другом Ваней Комиссаровым в четыре часа ночи вставали на сборах, искали в Интернете трансляции его боёв. Он всегда был Императором, им и остался. Хоть и подкосили его три неожиданных поражения, которые меня очень расстроили. Но я потому и спорил с Мовсисяном и Макгиди, что для меня Емельяненко – самый великий. У них свои предпочтения – бразилец Сильва… Но это так. Пустота.

В плавании любимец – Фелпс, в теннисе – Федерер. А раньше Марат Сафин.

— Знакомы? Сафин ведь болельщик спартаковский.
— Лично – нет. С удовольствием бы с ним пообщался. Очень его уважаю не только за игру, но и за характер. Мне кажется, мы по темпераменту очень похожи. Бьёмся за справедливость и иногда за это страдаем… Слышал пару историй, как он ходил и защищал некоторых теннисистов, с которыми неправильно поступали. Немножко знаком с Динарой – потрясающая спортсменка и девушка!

А Марат, мне кажется, такой же весёлый и озорной, как я. Люблю в людях позитив. Он должен проявляться даже в трудные времена.

— Коль скоро речь зашла о теннисистах, не было обидно, когда другой знаменитый болельщик "Спартака" Евгений Кафельников резко высказался после вашего "тренеришки", что, дескать, Дзюбу надо первым выгонять из команды?
— Было очень обидно. И вдвойне неприятно, потому что это очень уважаемый человек, к которому я с огромным почтением отношусь. Он сам спортсмен, и жаль, что он так некорректно высказался, не зная ситуации изнутри. Хотя Евгений наверняка в курсе, что я спартаковский воспитанник и для меня этот клуб не пустой звук. Впрочем, это его личное мнение, на которое он имеет право. Бог ему судья.

— Увлечение всеми возможными видами спорта – это с детства?
— Да. Но, конечно, футбол – во главе всего. Это моя жизнь, получаю от этого удовольствие. Футболистов любой команды, от "Волги" до всех ведущих, могу узнать со спины, по движению. Всю российскую Премьер-Лигу знаю, английскую, испанскую, немецкую. Составы ведущих команд всех лиг знаю наизусть.

"В АБУ-ДАБИ ВЗЯЛ ПОЧИТАТЬ "МОРСКОГО ВОЛКА" ДЖЕКА ЛОНДОНА"

— В интервью вы рассказывали, что в школе вас называли Шваброй и Столбом. А сейчас есть прозвище в команде?

— Сейчас в основном зовут Дзюбиньо. А когда только пришёл, ветераны – Калиниченко, Титов, Бояринцев — называли Малышом. В 16 лет я уже был на две головы выше всех – вот и прозвище.

А Дзюбиньо – дело рук бразильцев. Их активно поддержали Жано и другие. Так и закрепилось. Первый раз, по-моему, это прозвучало после красивого гола в ворота "Порту". Хотя до того и "Тоттенхэму" удался неплохой гол – обыграл Зокору и вратаря Гомеса, и с "Тулузой" пенальти заработал, обыграв четверых. Бывают всплески. Хотя хотелось бы, чтобы они были гораздо чаще.

— Сейчас идут сборы, свободного времени много. Как-то вы рассказывали, что читали исторические романы и даже маркиза де Сада...
— По-моему, я единственный из всех моих знакомых, кто осилил маркиза де Сада. "120 дней Содома" — это прочитать было принципиально, поскольку в Томске все, включая Федю Кудряшова, говорили: "Я её не осилил, на 15-й странице бросил, на 30-й". Это меня завело, и я прочитал полностью. Но там психика должна быть железная.

— В Эмираты сейчас книги взяли?
— "Морского волка" Джека Лондона в айпад залил. А так мне по душе романы Юрия Никитина. Отчасти исторические, отчасти фэнтэзи, они завораживают. Когда-то "Граф Монте-Кристо" так впечатлил, что месяц только об этом и думал… Даже не верится, что Жерар Депардье, потрясающе сыгравший в одноименном фильме, российское гражданство получил. Это круто.

— Судя по первым дням сбора в Абу-Даби, у вас замечательное настроение. Это от возвращения Карпина, продолжительности отпуска или чего-то ещё?
— Во-первых, оттого, что я сам по себе такой человек. Стараюсь улыбаться, даже когда очень тяжело. Если ходить угрюмыми и убитыми – от этого только больше травм будет, и психологических, и не только. Веселиться нужно!

И, конечно, Валерий Георгиевич знает нас всех и наши возможности наизусть. И будет объективно оценивать наше состояние: кто окажется лучше – тот и будет играть. Тут всё вместе. Действительно отдохнули хорошо. По многим ребятам соскучился. Футбол – наша жизнь, и когда 40 дней отпуска проходит, уже тянет на поле.

— Такой поздний выезд на первый сбор, 25 января, у вас первый раз?
— Да, в "Спартаке" при мне такого не было. Неожиданный и приятный сюрприз. И сейчас мы на тренировках пашем, чтобы доказать, что это только хорошо. Взяли с места в карьер – так, что главный тренер сегодня даже последнее упражнение отменил. За хорошую работу — так взвинтили темп.

— Далеко не все игроки взяли с собой семьи. У вас не было такого желания?
— Было. Но у меня на то была причина, о которой вы всё узнаете позже. Секрет. А так взял бы с удовольствием.

"ЗА ФЕДОТОВА ГОТОВ БЫЛ УМЕРЕТЬ"

— В команде сейчас шесть основных нападающих. Можно опять на лавку сесть.

— Поймите такую вещь. Моё возмущение происходит не из-за того, что я сижу в запасе. Это нормальное явление, всё решает тренер. Но я хочу, чтобы играли лучшие, чтобы решения были аргументированными и объективными. Каждый из нас понимает, кто сейчас лучше. Это видно по тренировкам на данный момент. Цикл идёт, ты всё чувствуешь – что сейчас похуже, чем другой, и приходится выходить только на замену. Когда всё честно, в лицо – я только приветствую. Тем более что прогрессировать можно только если есть конкуренция.

Хорошо, что у нас есть шесть нападающих. Но в основном все скоростные, поэтому у меня, наверное, есть небольшое преимущество в плане габаритов. С другой стороны, так же, как я, в подыгрыше могут играть Ари, Хурадо. Так что тоже расслабляться не приходится, и надо каждый день доказывать свою состоятельность.

— В какой конфигурации видите себя в нынешнем составе?
— В оттяжке. Не то чтобы свободным художником, но с возможностью перемещаться по всему фронту атаки. Если надо, в трудную минуту могу "столба" сыграть, и с удовольствием – как вверху, так и внизу. Надо, чтобы рядом был юркий, быстрый нападающий. Оба новичка – и Уорис, и Мовсисян – быстрые, взрывные. Как и Веллитон с Эменике. Им всем надо пасовать на ход, чтобы они на полной скорости врывались в штрафную. Мы по стилю более одноплановые с Ари, предпочитаем пас в ноги.

— Такое ощущение, что Карпин уделяет лично вам много внимания. Одни подколки чего стоят!
— Склад характера у нас не то что похожий, но… Многие ребята у нас молчаливые, спокойные. А я отвечаю в тон. И он надо мной подтрунивает, чтобы я ещё больше старался работать. Юмор на юмор – и это даёт эффект. Мне нравится. При этом понимаю субординацию "игрок – тренер", мне не надо быть друзьями, чтобы меня любили. Но сам по себе добрый и люблю шутки. Ходить как зомби – этого не понимаю. Стараюсь, чтобы атмосфера была хорошей и всем было комфортно, весело. Работа работой, но можно и пошутить.

— В связи с этим как относитесь к тому, что Александр Бубнов раскритиковал памятный гол Алексея Сапогова за вторую сборную головой лёжа? В футболе ведь должно быть место шоу!
— Вот Бубнов и то, что он говорит, как раз и есть шоу, не более того. Так это и нужно воспринимать, не относясь всерьёз. Все его и воспринимают с юмором.

— Карпин как-то высказался, что если вас, грубо говоря, по заднице не бить, то и не раскачаешь. Да и сами вы говорили о таком своём недостатке, как лень.
— Есть такое немножко. В своё время я с ним не соглашался, но сейчас понимаю, что он прав. Меня надо поддеть, прикрикнуть, сказать что-то. Но не постоянно. Не люблю, когда мне угрожают или ультиматумы ставят. Главное, чтобы всё честно было. Хорошо – хорошо, плохо – плохо.

— А помните какой-нибудь самый яркий случай, когда или Карпин, или кто-то из ваших предыдущих тренеров – Владимир Федотов, Валерий Непомнящий – какой-нибудь фразой вас завёл и поднял на большое дело?
— Мы играли в Новосибирске… А мне очень нравится человеческое отношение. Если начинаю уважать тренера, он становится для меня примером и доверяет мне, то готов пахать и умереть за него. Для меня это полководец, который ведёт меня на войну и за которого я готов умереть.

А вот когда другой полководец юлит, или я вижу, что он нечестен с нами, или ему безразлично – отношение совсем другое. Это ведь видно всем, просто большинство молчит. К сожалению, у нас в России предпочитают молчать. Если же кто скажет, это воспринимается полярно – или герой, или зазнавшийся сосунок.

Так вот, был эпизод, когда Федотов в Новосибирске сказал нам: "Ребята, спасайте. Нужно выигрывать, или меня уберут". Я в перерыве вышел на замену вместо сломавшегося Ромы Павлюченко. Меня трясло, а он подошёл и дарованием назвал. Так приятно было… Сказал: "Давай, вот твой шанс". И я забил свой первый гол за "Спартак", и команда выиграла.

Григорьич ко мне как дедушка к внуку относился. Я вышел, тут же отдал голевую передачу, потом забил – мы 2:1 повели. Когда бежал, помню, глазами пересеклись, и он взглядом показал: спасибо огромное. Меня это очень окрылило, я был счастлив. Понимал, что отдал частичку долга человеку, который меня поверил и в 17 лет привлёк в основной состав.

— Вы попали на похороны Федотова?
— Да, приезжал. И с супругой его общался. На сборах с Любовью Константиновной разговаривали много, она очень хорошая, добрая женщина. Бывало, рассказывала истории про своего великого отца — Бескова. Мне было приятно рядом находиться, слушать.

"ЖИЗНЬ НАКАЗАЛА ВСЕХ, КТО ИМЕЛ ОТНОШЕНИЕ К ИСТОРИИ С БЫСТРОВЫМ"

— Вернёмся к Карпину. Не всегда у вас с ним были такие отношения, как сейчас. Что стало переломным моментом, когда появилось взаимопонимание? Вы ведь сами говорили, что в томскую аренду в 2009-м уезжали из "Спартака" со злостью и даже ненавистью...

— Да, у нас была, грубо говоря, мини-война. Даже после возвращения не до конца мне Валерий Георгиевич доверял, испытывал. Были у него сомнения. И это его право. Но мы с ним много раз разговаривали – он практикует беседы с игроками, и индивидуальные, и общие. Как-то с ним поговорили – и поняли друг друга, объяснились, что делаем одно дело. Это нормально, когда два характерных – от слова "характер" — человека сходятся.

Мы оба не любим проигрывать. Он главный, и я прислушиваюсь. И чаще всего он оказывается прав… В общем, после серии объяснений Карпин в меня поверил, я начал забивать топовым командам – и мы заняли второе место. Тогда и поняли, что нас объединяет нечто большее, чем разъединяет. Называется — "Спартак". Недаром многие ветераны говорили: люби не себя в "Спартаке", а "Спартак" в себе.

— Это было сразу же после возвращения из "Томи"?
— На протяжении какого-то времени. Я же не сразу в состав попал. Мне импонировало, что Карпин конкретно объяснял, в чём надо прибавлять, с чем проблемы. Лучше, как говорится, горькая правда, чем сладкая ложь: всё, мол, классно. Или молчание.

— Если честно, мало кто верил, что вы вообще вернётесь в "Спартак" из Томска.
— Не то что мало верил – меня, грубо говоря, многие похоронили заживо! Тогда я осознал, что такое "с высоты больнее падать". Молодой, в основном составе, дарование – и тут тебя вот так… На самом деле это был жизненный опыт. Сильный удар. Но я выкарабкался.

Артём Дзюба Спартак-Зенит ГОООООООЛПонял, что главная ценность – семья, которая всегда рядом. Настоящие друзья, немногие – два-три человека – которые остались в той ситуации. А кто к известности примазывался – все тут же отсеялись. Плюс Валерий Кузьмич, который в меня поверил. Плюс коллектив – первый раз такое увидел, чтобы все были как семья одна…

Для меня очень страшно было первый раз в жизни уехать из дома, из Москвы. Далеко, в Сибирь. Очень неприятно было, что и большинство спартаковских болельщиков были настроены против меня. Утешал себя мыслью, что время справедливо, и оно расставит всё на свои места. Так и произошло.

— Ещё вы говорили, что в последние полгода перед инцидентом с Быстровым и отправкой в "Томь" вы выходили на поле только благодаря поддержке тренера-консультанта Олега Романцева.
— Да, Олег Иванович очень помогал мне в тот трудный момент. Я уже чувствовал, что рано или поздно что-то произойдёт. Но поддержка с его стороны была просто потрясающей. Он приходил на тренировки, подсказывал. Стоял, смотрел "квадрат", потом отводил меня в сторону, объяснял всё в деталях. В том числе и по играм – это сделал хорошо, это плохо, тут надо прибавлять. Расписывал всё от и до.

Трофеи говорят об этом человеке сами за себя. Как Алекс Фергюсон в Англии – так и Олег Иванович в России. Думаю, он мог бы ещё тренировать и тренировать, но делает так, как считает нужным. А почему – я не осмелился спросить… То, что человек с таким опытом так меня поддерживал, для меня было как манна небесная. Потом то же самое – Андрей Тихонов. Так что в чём-то мне не везёт, а в другом – очень везёт. Очень.

— Сейчас можете рассказать, что в действительности произошло в эпизоде с Быстровым? Недавно услышал такую версию – якобы вы выиграли те пресловутые 23 тысячи рублей у него в карты, но он их не возвращал. И тогда вы просто забрали у него этот выигрыш.
— Нет, это неправда. А что было на самом деле, пусть останется в тайне. На совести всех людей, которые имели к этому отношение. Время, повторяю, расставило все точки над i.

— Через пару месяцев Быстров вернулся в "Зенит".
— Не только, хотя он и был инициатором. Сейчас из той группировки, из-за которой мне пришлось уйти, в "Спартаке" не осталось вообще никого. Это уже в прошлом. Жизнь наказала их всех.

— На матче против США соприкоснулись с Быстровым? Не разговаривали?
— На поле могли парой фраз переброситься. А за его пределами – нет. Объяснение никому не нужно. Каждый и так всё прекрасно знает.

Дзюба: Не имел права высказываться в такой форме.

Артём Дзюба - о матчах с ЦСКА, судействе и сборной

Во второй части беседы с Артёмом Дзюбой – что спровоцировало "тренеришку" и об отношениях русских и иностранцев в "Спартаке".

"У РОЗЕТТИ ПРОПАЛ АППЕТИТ, КОГДА ОТМЕНИЛИ МОЙ ГОЛ ЦСКА"

— Ползарплаты штрафа за "тренеришку" — адекватное наказание со стороны клуба?
— Да, всё заслуженно. Не имел права высказываться в такой форме. Просто не знал, что меня снимают… Видел знакомых журналистов – вот так и отреагировал.

— Надо понимать, что в смешанной зоне съёмка возможна в любую секунду. Публичное пространство.
— Теперь понимаю. Как и то, что незнание закона не освобождает от ответственности.

— Лично я, осуждая форму того высказывания, встал на вашу защиту, поскольку важнее всего для меня не слова, а дела. В том матче с "Динамо", в отличие от многих других, вы вышли на замену при счёте 0:3 и бились до последней секунды, создав три голевых момента и один из них реализовав.
— Огромное спасибо. Я потом прочитал, и мне было приятно, что вы исходили из фактов, не присоединившись к толпе, которая на меня набросилась.

Понимаете, для меня изначально ударом стал невыход в стартовом составе на дерби с ЦСКА. До того звучало: "Ты будешь играть, если станешь забивать и отдавать голевые передачи". В предыдущем матче в Перми я по разу забил и отдал. Следующую неделю пахал как проклятый, всем видом показывая: поставь меня на ЦСКА! Потом можешь не ставить вообще, но на этот матч – поставь!

А он не поставил. В итоге выпустил на 33-й минуте, показывая, что ошибся. Но внутри всё кипело. И потом с "Динамо" — то же самое. Принципиальные матчи – они для меня на вес золота. Почему с "Динамо" так носился? Для меня было стыдно и позорно вот так, разгромно проигрывать.

С традициями "Спартака" должно быть стыдно просто проигрывать. А мы – ещё и с треском, нас разрывают. И слышать при этом: "Всё нормально, всё по плану...". Это меня очень сильно задело. Многие говорят, что после выхода на замену я улыбался, разговаривая с Семшовым, Кокориным, Кураньи. Да, я с ними в хороших отношениях. Но моя улыбка сошла в ту самую секунду, как началась игра. И я старался максимально сократить отставание. Однажды удалось забить, ещё пару раз Березовский спас…

— В общем, эмоциональное состояние, выплеснувшееся в такую фразу, сформировало решение Эмери не выпускать вас с первых минут в игре с ЦСКА?
Артём Дзюба и Эйден Макгиди— Да. Для меня каждая встреча с "армейцами" — это матч жизни. Как минимум матч сезона. Потом страшно обидно было, что завоёвывал с командой путевку в Лигу чемпионов, а в ней ни разу не вышел в стартовом составе. Результаты были не лучшие – а я оставался на лавке. И это отпечаток наложило.

Здорово, что мы прошли "Фенер" и вышли в групповой этап Лиги, но дальше выступили неудачно. Я Лигу особо не ощутил, но приятно, что болельщики её почувствовали. Опять же – "Барселона" приехала, на Месси и Ко полные Лужники собрались. Такой уровень! Желательно на нём каждый год играть.

— Кому досталась футболка Месси?
— Я так понял, что в основном аргентинцы их забирали. На "Камп Ноу" — точно Инсаурральде, он заранее договорился. А в "Лужниках" меня просто не было на игре – пропускал из-за травмы.

— В том дерби с ЦСКА вы при 0:2 забили гол, который непостижимо отменил лайнсмен Ерёмин, которого за тот ляп, как вчера объявлено, перевели в ФНЛ. Карпин тем не менее считает, что такую чудовищную ошибку невозможно совершить предвзято – так себя подставлять никто не захочет. Ваше мнение?
— Потом я находился в сборной, и к нам приехал Роберто Розетти. Увидел меня и отдельно извинился за тот случай. При этом обильно жестикулировал. Итальянец рассказал, что в тот момент кушал, и когда этот гол не засчитали, не смог даже дальше продолжать трапезу – аппетит пропал, был в шоке.

Ещё мы обсуждали этот момент со многими судьями в следующих матчах. Они рассказали, что Ерёмин сам в шоке. Не знает, что на него нашло, ступор какой-то наступил. Понимаю, что это человеческий фактор – но не настолько же!

Для меня важно забивать ЦСКА. 1:2, 75-я минута. Да, времени немного – но это футбол, и мы могли переломить игру! Умирали бы – но штурмовали ворота. Однако он не засчитывает гол, и "армейцы" спокойно доводят матч до победы. В главном матче страны невозможно такое допускать – когда Марио Фернандес был ближе меня к воротам на пять метров. Не совру – неделю после этого спать не мог.

— И всё-таки почему, по-вашему, у Эмери не получилось в "Спартаке"?
— Не хотел бы об этом много говорить – и так уже высказался, выставив себя не в лучшем свете… Причин, на мой взгляд, много. Но опять же, если начну на эту тему распространяться, меня неправильно поймут. Посмотрим, как сложится его карьера дальше.

Мне кажется, он пока не так долго тренирует и не таких успехов добился, чтобы считать, будто в "Спартак" прошлым летом привезли спасителя. Георгич (Карпин. – Прим. "Чемпионат.com"), думаю, не слабее ни в чём. Занимать с "Валенсией" третье место – хорошо, конечно, классно, но "Реал Сосьедад" и второе занимал. Всё равно Эмери ни разу не обогнал ни "Реал", ни "Барселону".

— Дмитрий Комбаров сказал, что в распоряжении Эмери был только пряник, а команде нужен был и кнут.
— Да, распустил он команду. Некоторым вообще всё позволял. Были непонятные перекосы. Мне кажется, ему не хватало справедливости и честности. Умения говорить правду в глаза.

— Микаэль Лаудруп вызывал к себе такое же отношение, как Эмери?
— Нет, к Лаудрупу у меня, наоборот, огромное уважение, хотя при нём я тоже мало играл. Но очень многое у него почерпнул, он классный тренер и честный человек. Тренировки были очень интересные, подход – правильный. Получал от него удовольствие. Мне кажется, Лаудрупу просто не хватило времени, иначе он добился бы многого. Дело ведь не в том, играешь ты или сидишь в запасе. А ощущаешь ли справедливость происходящего.

"НЕ ДУМАЛ, ЧТО СЕЙЧАС МОЖНО ТАК ВНАГЛУЮ "УБИТЬ", КАК МАЛЫЙ"

— Однажды Роман Павлюченко сказал, что никогда не перейдёт в две команды – ЦСКА и "Зенит". А что на этот счёт скажете вы?

— ЦСКА и "Зенит" — самые принципиальные соперники, и сейчас думаю, что никогда туда не пойду. Но правильно многие говорят: а если тебя из "Спартака" несправедливо выгонят, как быть? Конечно, не хочу идти в ЦСКА и "Зенит", потому что я – спартаковец, да ещё и воспитанник клуба. Но если в нём однажды о меня вытрут ноги, надо же мне как-то доказывать свою профпригодность. А как? Идти в клуб ниже рангом?

Но всё равно я – спартаковец. Я с семи лет здесь. И на футбольном поле, выходя против "Зенита" и ЦСКА, доказываю, что для меня это – враги номер один. И одни, и другие. В спортивном, конечно, смысле.

— Как считаете, один из лидеров этого самого "Зенита" Игорь Денисов пригодился бы "Спартаку"?
— Само собой. Его футбольные качества не вызывают ни у кого сомнений. Реально ли это? Как говорится, никогда не говори "никогда". Сейчас с "Зенитом" поругался, от него многие отвернулись – что ему делать? Если он перейдёт в "Спартак" и добьётся здесь многого, то докажет тем людям, которые плохо к нему отнеслись, их неправоту. Тут смотря с какой стороны взглянуть.

Артём ДзюбаИногда болельщики оголтело заявляют: мол, тот или иной человек – предатель. Но если клуб сам от игрока отказывается, о каком предательстве может идти речь? Что ему, в первую лигу в этом случае идти играть – потому что он патриот родной команды? А вот если тебе в своём клубе созданы все условия, то переходить куда-то – предательство, тут согласен.

В любом случае, если Денисов к нам придёт, это будет усиление. Но, думаю, это вряд ли произойдёт. "Зенит" его не отпустит.

— Есть ощущение, что на матчи с серьёзными клубами лично вы настраиваетесь гораздо лучше, чем на более рутинные игры.
— Чуть-чуть есть такое. Не скажу, что на другие клубы недонастраиваюсь, но тут – особые эмоции. Кроме двух названных – "Локомотив", "Динамо", теперь "Анжи". А другие, кроме всего прочего, уходят в глухую оборону – и начинается муторная осада. Но понимаю, что такой настрой, как на лидеров, должен быть на каждую игру. Что ж, буду работать над собой.

— Ага, настроился "Спартак" однажды на "Анжи". 0:3 дома в день 90-летия клуба (правда, на мой взгляд, мифического, поскольку Николай Старостин всегда говорил тому же Никите Симоняну, что "Спартак" родился в 1935 году) и парада ветеранов в перерыве.
— Мы знали об этом, и, возможно, этот праздник и сыграл с нами злую шутку. Но уверен, что это был несчастный случай. Все голы сами себе "привезли", а я вначале в перекладину попал. Забей – всё сложилось бы по-другому.

— А в этом сезоне в Махачкале отличился судья Малый, которого больше ни разу на матчи не назначали, а сейчас он вдруг резко завершил карьеру.
— Я в шоке был. Не думал, что в наше время, уже при Розетти, можно так внаглую "убить".

"ПРУДНИКОВ? ЖИЗНЬ РАССТАВЛЯЕТ ВСЁ НА СВОИ МЕСТА"

— Многие говорят, что вы – лидер русскоязычной части раздевалки. Согласны с таким титулом?

— Мне, конечно, приятно это слышать. Но лидеры – они проявляются в деле, на футбольном поле. Время покажет, удастся ли кому-то, в том числе мне, таковым стать.

— Какие моменты из спартаковской истории тронули вас больше всего?
— Читал много – и о братьях Старостиных, и о футболистах разных поколений. Что-то одно выделить трудно. Само слово "Спартак" для меня – родное.

— У вас номер Фёдора Черенкова. Знакомы?
— Когда-то в детстве мы победили на турнире в Калуге, и я выиграл приз Черенкова как лучший игрок турнира и получил трофей из его рук. Чуть-чуть общались, но я даже немного неловко себя чувствую, когда с таким легендарным человеком разговариваю.

— "Десятка" у вас с детства?
— Это всегда был мой любимый номер. Ещё со школы. Вечно его хотел, но никак не давали, забирали. Наконец получил. Понимаю ответственность. Для меня это многое значит.

— Отношение к своим воспитанникам в "Спартаке", признаем, так себе. Школа работает отлично, но сколько народу растеряли – Погребняка, Самедова, Шишкина, Григорьева, Тарасова, Торбинского, Ребко...
— А это вообще одна из особенностей нашей страны. Не ценим свои кадры – во всех сферах. И актеров, и музыкантов – кого угодно. Теряем людей, они уходят, уезжают из родных мест. Но большинство ребят в конце концов заиграло и находятся в тех местах, где им хорошо. Поэтому думаю, что никто из них уже не в обиде.

— Вы говорили о роли Валерия Непомнящего в вашем "восстании из пепла". Сейчас он – "армеец". Общаетесь?
— Давно не доводилось. Элементарно не пересекаемся – каждый занимается своим делом. А просто позвонить: мол, Валерий Кузьмич, как у вас дела — неудобно. Что не мешает мне отлично помнить, что Непомнящий для меня сделал.

— Из молодых, которые сейчас в команде, кто имеет наибольшие шансы пробиться в стартовый состав "Спартака"?
— Смотря кого ими считать. Макеева и меня, наверное, уже нельзя. Брызгалов, если травмы обойдут его стороной, может выйти на приличный уровень. Козлов потенциально очень сильный футболист, резкий. Тут опять же вопрос травм и уверенности. Сейчас на тренировках очень приятное впечатление хавбек Зубарев оставляет – и объём, и мысль есть. У него тоже в своё время травма неприятная была, но сейчас выглядит хорошо.

Каюмов – очень интересный футболист, недаром его лучшим игроком Кубка Содружества признали. Пуцко – фактурный, перспективный защитник. Да ещё и с отличным чувством юмора, что в коллективе важно. Главное, чтобы травмы ребят обходили стороной. И чтобы доверие было.

— Вы долго шли параллельными курсами с Прудниковым. Почему у него никак не получается во взрослом футболе и он меняет клуб за клубом?
— Это один из тех случаев, когда жизнь расставляет всё на свои места. Наверное, нужно любить футбол в себе, а не себя в футболе.

"НА ЮНОШЕСКОМ ЕВРО СЦЕПИЛИСЬ С НЕЦИДОМ ЗА КОТЛЕТУ"

— Недавно вы рассказывали, что в последнюю неделю перед нынешним сбором по вечерам ничего не ели и только кефир пили. С весом проблемы?

— Это моя вечная проблема. Многие едят постоянно – и ничего. Макеев – тот вообще феноменальный! По 3-4 килограмма за ночь сбрасывает, может есть сколько угодно – хоть бы хны. Жано такой же. Не знаю, как они килограммы эти сжигают. У меня особенность организма противоположная – как только что-то съем, вес растёт.

— Взвешивание на сборах каждый день?
— Да, каждое утро. Поэтому на ужине ем только фрукты. Тяжело.

— Как бы никто из вас не пошёл по пути Сергея Игнашевича, однажды на сборах ЦСКА укравшего из тренерской комнаты весы – чтобы спозаранку на взвешивание команду больше не будили.
— Да, ребята в сборной рассказывали, смеялись… Нам тоже было бы неплохо так сделать (смеётся). Правда, Игнашевича за это капитанской повязки лишили. Но я к нему с огромным уважением отношусь. Он – личность.

— На юношеском чемпионате Европы вы были так недовольны питанием, что, как рассказывали потом, у одного из чехов котлету еле вырвали.
Дзюба и Нецид— Это был Нецид! Просто я, когда рассказывал, об этом ещё не знал. Один из чехов – и всё. Втиснулся в клин этих гренадёрчиков, взял всё – а Нецид у них был самый борзый. Вот мы там с ним и сцепились. А здесь пересеклись как-то – они с Сухи хорошие друзья. Нормальный, весёлый парень.

— Правильно понимаю, что Сухи наиболее близок русской части "Спартака"?
— Да, мы его даже называем русским. Всё понимает и говорит, по менталитету на нас похож. Ещё Макгиди в русском на глазах прибавляет. Когда ему начинают что-то объяснять на английском, он возмущается, принципиально просит говорить по-русски: мол, всё понимаю.

— В Абу-Даби питание устраивает?
— Да, оно здесь потрясающее. Ещё можно было бы всё кушать – оценил бы все прелести этой кухни. Сейчас у меня вес – тютелька в тютельку. Надо держать. Пока Валерий Георгиевич ещё позволяет держать 300-500 лишних грамм, но не более.

— Верна ли общепринятая точка зрения, что в "Спартаке" существует жёсткое разделение на россиян и иностранцев?
— Не совсем. Когда-то оно было сильнее, но с каждым годом оно ослабевает. Конечно, определённые предпочтения есть: испаноговорящие друг с другом, бразильцы между собой, русские — тоже. Это связано с языковым барьером, тут никуда не деться. Но все группы между собой общаются, как могут. Такого, чтобы между группами была глухая стена, нет и в помине. Тот же Макгиди со всеми "контачит".

— Правда ли, что, когда после 1:5 от "Динамо" Дикань предложил обсудить итоги всего этого безобразия в неформальной обстановке, приехали только русские и Сухи?
— Да. Хотя звали всю команду. Нам здесь играть, нам за всё отвечать. Так что это нормальное явление. Позже, кстати, и Карпин приехал, разговаривал с нами около часа.

— А верно ли, что Карпин, вернувшись, создал что-то вроде тренерского совета, в который вошли Дикань, Ребров, братья Комбаровы, вы и Пареха?
— Не совсем. Есть капитан и его замы. В порядке того, сколько голосов люди получили при выборах капитана. Первый — Дикань, второй — я, третий — Дима Комбаров, далее Билялетдинов и Пареха. Но если что-то происходит, мнение старших ребят, таких, как Ребров, тоже играет роль. А кто надевает повязку, решает Георгич. В конце сезона, когда не играл Дикань, она досталась Диме.

— Именно вы были капитаном в майском Санкт-Петербурге, когда "Спартак" сенсационно обыграл "Зенит" — 3:2, что сыграло решающую роль в его выходе в Лигу чемпионов.
— Да, и ещё в паре матчей.

— Правильно ли я понимаю, что вопиющее удаление Эменике вызвало у команды эмоциональный всплеск, который и привёл к алогичной победе?
— Наверное, да. И эмоции, и везение, и настрой. Нас изначально возмутили общие настроения: мол, у нас шансов – ноль. И в "Зените" открыто говорили: мы их сейчас прибьём, не оставим камня на камне. У "Спартака" ни единого шанса, ведь нам золотые медали будут после матча вручать… "Зенит" недооценил нас – и поплатился. Настроение было – супер! В день, когда они у себя дома должны были отметить чемпионство, мы их обыграли и сделали громадный шаг к Лиге чемпионов.

"КАПЕЛЛО НИЧЕГО НЕ НАВЯЖЕШЬ. У АДВОКАТА ОКАЗАЛОСЬ ИНАЧЕ"

— Как вам работается с Фабио Капелло, который уже дважды приглашал вас в сборную России?

— Это классный специалист и сильная личность, человек, который знает, чего хочет. Строгий тренер и очень темпераментный человек.

— Как-то вы сказали, что Дик Адвокат вас разочаровал.
— Да, определённое разочарование было. Думал, человек с таким именем более независим. Кто, если не он, главный тренер, должен был определять, кто будет в заявке на Евро? Но этого, к сожалению, не произошло – у меня есть основания полагать, что некоторые решения принимались не им. А Капелло – тот человек, с которым особо не поспоришь и ничего не навяжешь.

— Многие считают, что вы заслуживали право поехать в Польшу и на Украину. Вопрос – вместо кого?
— Мне некорректно отвечать. Но для меня это, конечно, был определённый удар. Я действительно находился в форме, что и Александр Бородюк подчеркивал. Говорил: "Красавец, давай-давай!". Начальник команды мне уже билеты заказывал, спрашивал, сколько мест на стадионе нужно для семьи… И я уже было поверил, что еду. Хотя всё равно сомневался – столько проверенных ребят было.

Но забивал в каждой двусторонке, чувствовал прилив сил – и демонстрировал это на каждой тренировке. "Спартак" только-только занял второе место, я ощущал себя в потрясающей форме, настроение было замечательным. И тут – бах! Но в последний момент я уже чувствовал, чем дело кончится.

Кто-то скажет, что бог отвёл меня от участия в провале. Но я всё равно очень переживал, что не поехал. Неприятно было. Адвокат зашёл и объявил, ничего и никому по отдельности не объяснял. Спасибо многим ребятам, которые тут же подошли и поддержали.

— Кто именно?
— Братья Березуцкие, Акинфеев, Зырянов, Широков, Шаронов, Погребняк, Павлюченко, Глушаков, Шишкин… Боюсь даже кого-то забыть – всем большое спасибо. Говорили: "Ты должен был ехать". Но правильно говорят: "Всё, что не убивает, делает нас сильнее". Хотя, конечно, обидно, что такой форум пропустил. Но, значит, так должно было произойти.

"ПОБОДАЛСЯ БЫ С КРУПНЫМИ БРИТАНСКИМИ РЕБЯТАМИ!"

— У вас есть четыре серебряных медали в составе "Спартака". Чего всё-таки столько лет не хватает для решающего шага?

— Всего по чуть-чуть. Легче всего сказать – удачи, хотя, наверное, в какой-то мере и её. Но, значит, каждый из нас где-то понемногу недорабатывает. Обиднее всего было, когда золото уже "понюхали" — в 2007-м. Меня, правда, действующим футболистом тогда можно было назвать с большой натяжкой…

Дзюба ГООООЛ!Обыгрывай "Сатурн" — и мы чемпионы. Создали пять-шесть моментов – и 0:0 сыграли. Не выигрываешь в такой ситуации – а потом проходят годы, золота нет и нет, и ты понимаешь, как важно использовать каждый, абсолютно каждый шанс, который тебе предоставляется.

Думаю, когда наш стадион достроится и мы сможем принимать соперников на нём, от нас и будут ждать победы. Сейчас формируется костяк той команды, которая будет играть на стадионе "Спартак". Жаль, что Георгич ушёл в тот момент, когда мы завоевали путевку в Лигу чемпионов и оказались на подъёме. Только все начали воспринимать нашу команду как боевую единицу, как мы опять скатились. Ничего страшного – всё в наших руках, чтобы вернуться наверх и добыть первое место.

— Стадиона все ждёте с нетерпением?
— Конечно же! Это будет совсем другая атмосфера. Многие даже не мечтали об этом – и я, если честно, не верил, что смогу выйти на его поле в форме "Спартака".

— Летом "Лужники" закроют на реконструкцию. Где бы сами хотели играть вплоть до открытия арены в Тушино?
— На "Локомотиве", наверное. Если там, конечно, газон сделают нормальный, а не то, что там творилось прошлой осенью. Лучше играть на траве, поскольку искусственное поле вызывает у всех много проблем. Особенно у тех, кто на нём играет от случая к случаю – ребята из "Анжи" рассказывали, что их иностранцы вообще в шоке. Спина, ноги – всё по-другому. Так что – Черкизово. В крайнем случае – Химки.

— Есть ещё "Торпедо".
— У нас слишком много болельщиков для этого стадиона.

— О чём вы мечтаете в футболе?
— Знаете, скольких вещей я ещё ни разу не испытывал? Ни разу не был чемпионом России. Ни разу не выходил из группы в Лиге чемпионов. Ни разу не играл на чемпионатах мира и Европы, ничего там не добивался. Вот всего этого и мечтаю добиться.

— А попробовать себя за границей хотите?
— Хочу. Обязательно. Я не из тех футболистов, которые не стремятся никуда уезжать. Ставлю себе цель попасть в английскую премьер-лигу, но в команду не ниже 10-го места: неохота за выживание бороться. По психике, мне кажется, бьёт, когда две выиграл – 20 проиграл. А вот, допустим, в "Тоттенхэме" со временем можно картину не испортить. Рома, опять же, подскажет, он там всё знает. С удовольствием пободался бы там с крупными британскими ребятами!

Автор: "Чемпионат.com"  29\30.01.13.