Быстров Владимир Витальевич - 17 19 - Игроки - clubspartak.ru

 

Владимир БЫСТРОВ: "ДЛЯ МЕНЯ КАЖДАЯ ИГРА НА "ПЕТРОВСКОМ" - ИСПЫТАНИЕ"

НЕ ВЕРЬТЕ ТЕМ, КТО ПИШЕТ ГАДОСТИ

- Перейдем к "Спартаку". Вы четыре года выступали в этой команде. Чем они вам запомнились?
- Многим. Кроме хорошего, ничего сказать не могу. Ко мне нормально там относились и хорошо проводили.

- Уход из "Зенита" часто доводится вспоминать?
Быстров полузащитник - Стараюсь жить сегодняшним днем. Столько событий было после этого - если обо всем думать, голова разорвется.

- С Властимилом Петржелой помирились?
- В принципе мы и не ссорились. Только через прессу общались. В Либереце, где "Спартак" играл со "Слованом", он подошел ко мне, сказал пару слов, после чего я все понял.

- Главную тему с ним обсуждали?
- Конечно. Но каждый все равно останется при своем.

- В прессе он сказал, что вопрос о вашей продаже решил Илья Черкасов ( бывший генеральный директор "Зенита". - Прим. "СЭ").
- Вы знаете, все, что писалось, преподносилось так, как было интересно конкретному человеку и изданию. Точно так же сейчас, после поражения сборной России, появилось немало "специалистов", которые якобы многое видели или слышали о том, что футболисты не "режимили". Это полный бред: все готовились к этому матчу! Доверять "левым" журналистам, которые пишут какие-то гадости, - низко. Когда команда выигрывает, лижут одно место, стоит проиграть - ищут чернуху.

- Так кто же все-таки решил вопрос о вашей продаже - генеральный директор или главный тренер?
- Не знаю. Меня тогда поставили перед фактом, и муссировать эту тему я больше не намерен.

- У вас было желание уйти?
- В Питере мои друзья, родные, дом - откуда же взяться такому желанию?! Другое дело, что я должен был играть и прогрессировать. Думаю, не играй я хорошо в "Спартаке", вряд ли позвали бы обратно в "Зенит".

- В 2007 году "Спартак" уступил спор за чемпионство "Зениту". Не было мыслей о том, что и вы могли бы получить золотую медаль, если бы играли за Питер?
- Никогда об этом не думал.

ЧЕРЧЕСОВ - ТРЕНЕР СВОЕОБРАЗНЫЙ
- В Москве вам довелось поработать под руководством нескольких тренеров. Что можете о них сказать?
- Когда пришел в "Спартак", Старков понимал, как меня настроить на игру, работать с ним мне нравилось, и я знал, чего от меня хочет тренер. При Федотове тоже все было замечательно. Станислав Саламович (Черчесов. - Прим. "СЭ") - тренер своеобразный. Можно сказать, самый тяжелый из всех, с кем приходилось работать. Что касается Карпина, то, когда он пришел, энергии прибавилось вдвое, да и тренировки у него очень интересные.

- А что скажете о нашумевшем интервью Дмитрия Аленичева?
- Скажу честно: на тот момент не до конца понимал ситуацию, поскольку лишь незадолго до этого пришел в команду. Дима - мой друг и хороший игрок. Он сделал так, как посчитал нужным, и имел на это право. Поэтому могу его понять.

- Каково было играть вместе с таким титулованным футболистом?
- Замечательно. Правда, общаясь с ним, никакой его титулованности я не ощущал.

- Есть ли заслуга Старкова в серебряных медалях того года?
- Да. Он работал с командой, и она при нем добилась результата.

- Но ему в вину ставили то, что "Спартак" перестал играть в свой футбол.
- Это не "Спартак" перестал - просто время не стоит на месте. Наверное, с той игрой, которую "Спартак" показывал до этого, тяжело было добиться результата - требовалось что-то менять.

- При Федотове как раз все вернулось?
- Да, изменились тренировки, "Спартак" заиграл открыто. А при Старкове предпочитали закрытый футбол, было больше организации, упор на "стандарты".

- Олег Романцев как-то заметил, что Федотову трудно было работать главным тренером из-за мягкого характера. Согласны?
Быстров полузащитник - Согласен. Кроме того, Владимир Григорьевич не был настолько самостоятелен, как, например, нынешний тренер. Когда человек обладает крепким словом, которое еще и выполняется, все намного проще.

- Что у вас не сложилось с Черчесовым?
- Не хочу говорить, что он плохой тренер. Просто характер у него очень тяжелый. Поначалу это было не так заметно, а потом вскрылось.

- Когда именно случился спад?
- Думаю, когда (у Черчесова. - Прим. "СЭ") произошел конфликт с футболистами, в результате чего были вынуждены уйти Моцарт, Калиниченко и Титов.

- Как считаете, они уже не могли принести пользу "Спартаку"?
- Конечно, могли. Но дело-то было не в двух-трех игроках, а во всей команде. Какой же смысл было говорить про кого-то конкретно? Я думаю, это был последний шанс для тренера, и ему пришлось пойти на резкие перемены, которые, как впоследствии выяснилось, на пользу не пошли. Матч с киевским "Динамо" в Москве все и показал.