Быстров Владимир Витальевич - 14 19 - Игроки - clubspartak.ru

Я вернулся в мой город
— Правда ли, что инициатором вашего возвращения в «Зенит» были вы сами?

— Я хотел домой. В Питер. Это было мое желание. Мне очень помогли мои друзья — Саша Анюков, Игорь Денисов. Я поделился с ними, а они нашли возможность рассказать о моих настроениях руководству.

— Обрадовались, что нашли понимание у руководства «Зенита»?
— Конечно. Обрадовался. Это же всегда приятно — осознавать, что в тебе заинтересованы, а в результате появляется и возможность исполнить свои желания.

— Играла ли финансовая составляющая вашего контракта серьезную роль в вашем намерении вернуться в «Зенит»?
Быстров полузащитник— Я возвращался домой. В свой город, в свою команду. Поэтому финансовый вопрос я и не поднимал. Это на тот момент было далеко не главным.

— У Мандельштама есть стихотворение «Я вернулся в мой город, знакомый до слез». Вы можете сравнить это с вашими чувствами?
— Да, пожалуй. В точку. Не могу сказать, что я город подзабыл. Бывал ведь в Питере постоянно. Но приезжать на матчи, к друзьям, к родным — это одно. Вновь ощутить себя питерцем в полном смысле слова — совсем другое. Это прочувствовать нужно. Вот как у меня сейчас получилось, тогда это хорошо понимаешь.

— Вы опытный футболист и зрелый человек. Вы, разумеется, представляли себе, что реакция болельщиков будет неоднозначной. Но представляли себе масштабы этой реакции?
— Скажу честно: я никогда ничего плохого ни про родной Питер, ни про зенитовских болельщиков не говорил и поэтому столь сильного возмущения фанатов не ожидал. Хотя понимал, разумеется, что негатива не избежать. Я много думал об этом, да и сейчас думаю. Наверное, это связано с тем, что когда я выходил на поле против «Зенита», действовал напористо и агрессивно. По-футбольному агрессивно. Такова моя игровая манера. Я игрок атакующего плана. Мой долг профессионала заключается в том, чтобы принести команде, за которую выступаю, максимальную пользу. А матчи двух этих команд — «Зенита» и «Спартака» — особые матчи. Тут и давняя предыстория клубных взаимоотношений, и то обстоятельство, что эти поединки, как правило, стыковые, это борьба за высокие места в турнирной таблице. А на такие игры и настраиваешься по-особому. Эмоции захлестывали. Но, повторю, ни о «Зените», ни о Питере я никогда не сказал дурного слова. Не было таких настроений. И сейчас я смотрю в будущее, что называется, открытыми глазами и думаю, что недовольных скоро не останется. Футбольное поле всех рассудит, все расставит по своим местам.

— Есть ли у вас обида на болельщиков, которые вели себя некорректно по отношению к вам?
— Нет. Я взрослый человек и все понимаю. Я ведь и сам могу пойти на футбол как болельщик и темпераментно поддерживать тех, кого пришел поддержать, а может и сорваться что-то резкое в адрес соперника. Таков спорт. Конечно, откровенных грубостей я в подобных ситуациях не допускал. Но сейчас чего обижаться? Тут один путь: доказывать делом. Отдаваться игре за «Зенит». За сборную. Пахать на тренировках. Надеюсь, люди оценят.

Дружить — так навсегда
— Вы стали любимцем огромной армии питерских болельщиков, когда вам еще двадцати лет стукнуть не успело. Рассчитываете вернуть к себе прежнее отношение?

— Конечно, очень бы хотелось. Надеюсь на восстановление прежних отношений с нашими болельщиками. Мне есть что доказывать. Есть за что бороться. И есть огромное желание добиться успеха.

— Вы ощущаете поддержку команды и ее руководства?
Быстров полузащитник— Я очень благодарен ребятам, которые меня очень хорошо приняли в команде и действительно поддержали. Это очень важно. Еще я знаю, что руководство клуба верит в меня и ни на секунду не усомнилось в правильности своего решения. Это то доверие, которое я очень ценю и которое предстоит оправдать.

— Капитан «Зенита» Александр Анюков — ваш близкий друг, как и один из самых авторитетных футболистов команды Игорь Денисов. Что значит для вас мужская дружба? Большую ли роль играют друзья в вашей жизни?
— Эти ребята действительно мои друзья. Настоящих друзей не так много. Дружбу очень ценю. Друзья — главное в моей жизни, наряду с семьей.

— Вы покидали один «Зенит», вернулись, по сути, в другой. Из ваших бывших товарищей по той, прежней, команде осталось несколько футболистов. Как вы можете охарактеризовать изменения, произошедшие за годы вашего отсут­ствия?
— Очень многое изменилось. Не только в плане ухода одних футболистов и прихода других. Но это хорошие изменения. Они к лучшему.

— Без вас «Зенит» выиграл Кубок УЕФА и Суперкубок Европы, стал чемпионом России. Не приходила на ум фраза из кинофильма «Бриллиантовая рука» — «На этом месте должен был быть я»?. Что вы испытывали в триумфальные для «Зенита» минуты? Поздравляли друзей?
— Конечно поздравлял! Ведь это мои друзья, добившиеся такого гигантского успеха! Я дружил с ними всегда. Сидел у экрана, смотрел, переживал за «Зенит». Если вы намекаете на чувство зависти, то его не было и быть не могло. Это плохое чувство. Как может быть плохое чувство к близким людям? Практически, можно сказать, родным людям.