Павленко Александр Евгеньевич - 2 12 - Игроки - clubspartak.ru
ПЕРВАЯ СТАВКА В «СПАРТАКЕ» — ТРИСТА ДОЛЛАРОВ

Начинаем по порядку – я попросил Александра вспомнить его путь в футболе.

— Меня не толкали и не продвигали. Я просто был влюблен в футбол – с мячом проводил, чуть ли не все свободное время. Не скажешь, что в моем родном Орджоникидзе (райцентр в Днепропетровской области. – Прим. ред.) большие спортивные традиции, но на стадионе народу хватает. Там-то я и пропадал. Смотрите, все рядом: мой дом, рядом улица Калинина, здание школы, а вот стадион, — Александр на пальцах объясняет, где что находится.

Павленко полузащитникС футбольными мячами у нас в Орджоникидзе было неважно. Дефицит! Но родители точно знали, о каком подарке я мечтаю. Но купленный к какому-то событию мяч быстро порвался…

В футбольную секцию я был принят во втором классе. В школу пришел тренер и спросил: «Ребята, кто хочет записаться?» Кстати, в секции был полный порядок с мячами.

Вышел я из семьи рабочих. Отец до сих пор трудится на горно-обогатительном комбинате, в карьере. Мама прежде работала на хлебозаводе и иногда брала меня с собой. Выходят буханки из печи – аромат божественный! Но, как известно, мякоть свежеиспеченного хлеба есть вредно. Я отламывал себе горбушку порумянее – в жизни не пробовал ничего вкуснее!

Мне было лет четырнадцать, когда наш тренер Геннадий Северов сообщил, что есть возможность съездить на просмотр в Москву. Смотрины проходили зимой на Большой арене стадиона «Динамо». Я приглянулся. Тренировался в динамовской школе, потом в юношеской команде «Академика». Вскоре уехал в Швейцарию, в «Лозанну». Условия в «Лозанне» были спартанские. Жил вместе со сверстниками в обычной казарме, солдаты храпели через стенку. Зато стадион был рядом – на тренировки ходили пешком. Всякое в «Лозанне» случалось. Некоторые воспитанники вели себя просто вызывающе. Не забыл, как чернокожие ребята у меня деньги украли. Но в целом о Швейцарии я сохранил самые лучшие воспоминания. Любимая страна!

Летом 2001 года агент предложил пройти просмотр в «Спартаке», хотя внутренне я уже настроился на зарубежную карьеру. В Тарасовке тренировался около недели. Предложили остаться. Для меня все произошло неожиданно. Я даже не все вещи из Швейцарии забрал. Где-то там до сих пор пребывают две мои сумки с вещами: бутсы, джинсы, свитера…

Это была фантастика: в том же 2001-м я провел первый матч за «Спартак». Заменил Бесчастных в гостевом матче с «Факелом». Помню лишь, как наш тренер по реабилитации Владимир Паников на замену вызвал, а вот установка Романцева в памяти не сохранилась. Выиграли тогда 5:0, и даже я мог гол забить.

Поселился на базе в Тарасовке. Квартира? А зачем мне, 16-летнему, квартира? Как я один справился бы? Готовить, стирать.… На базе живешь и забот не знаешь. Главное – тренируйся на совесть. Кроме меня на базе жили еще несколько ребят. Мы не скучали. Нам всегда разрешали съездить в Москву на прогулку.

В 2001 году у меня была ставка триста долларов. А еще за тот сезон я получил восемь тысяч долларов премиальных. Когда мне выплатили эти деньги, я ошалел. Сроду не видывал такой суммы!

Через пару лет я стал более самостоятельным. Когда заиграл в основе, наш президент Андрей Червиченко сам предложил: «Хочешь, квартиру тебе снимем?» Конечно, хочу! Андрей Владимирович и зарплату мне повысил, хотя я не просил. Такое отношение подкупало…

НЕ ВИНИТЕ ЖЕНЩИН!

Осторожно прерываю монолог Александра жилищным вопросом.

— Своей квартирой после семи лет в «Спартаке» обзавелись?
Павленко полузащитник— Нет. На московское жилье все эти годы мне не хватало денег – накопления никак не успевали за ростом цен на недвижимость. Но сейчас ситуация изменилась – намерен решить вопрос в ближайшем будущем. По-моему, самое оптимальное вложение денег. Недвижимости никакой дефолт не страшен.

— К вам в «Спартаке» всегда относились объективно?
— Когда пришлось уходить в аренду, ощущения испытывал неприятные. Стараешься, работаешь, а Владимир Григорьевич (Федотов. – Прим. ред.) этого не замечает. Все впустую. Могу признать, что при Скале я иногда неправильно себя вел. Снизил требовательность к себе, что-то упустил.

— Вы пытались объясниться с Федотовым? Почему он «зачехлил» именно вас, при том что смело вводил в состав юных дублеров?
— И без объяснений все было понятно: я лишний. Владимир Григорьевич не говорил ни да, ни нет. «Саша, я понимаю, тебе надо играть, но…» Эти «но» означали шлагбаум на пути в основной состав. С другой стороны, и тренера можно понять. Он видел меня левым хавбеком. А в команде еще Калиниченко, Торбинский, Бояринцев. Впрочем, проблески случались. В конце сезона-2006 вышел против «Томи» и с передачи Павлюченко голешник положил – самому понравилось.