Веллитон Соареc Мораис - 14 23 - Игроки - clubspartak.ru

«Ради России готова выйти замуж за Веллитона!»

РАКУРС

ВИКТОРИЯ БОНЯ.Болельщики острят: если РФС и «Спартак» не смогут решить вопрос о предоставлении Веллитону российского гражданства, тогда это под силу только Боне. В откровенном интервью «ССФ» теперь уже экс-девушка Веллитона рассказала о трансформации их отношений, о вмешательстве Карпина в личную жизнь бразильца и о том, что после гола в ворота «Сатурна» 11-й номер «Спартака» «звонил» именно ей…

СЛУХИ, КАРПИН, БЛИНЫ
– Для начала – точки над i. Вы с Веллитоном…

– Уже полгода как просто дружим. Но вообще-то я от него беременна. Вы разве не слышали?

– Читали где-то...

– Мы будет судиться с изданием, первым опубликовавшим эту клевету. С адвокатами уже собрали все документы. По-моему, до такой степени придумывать – это уже слишком.

Самое интересное, как Веллик узнал об этой статье. Ему позвонила из Бразилии мама: «Почему ты мне не говоришь, что Вика беременна?». – «Мам, ты чего?! Какая беременность?». Видимо, в Бразилии статью из Интернета перевели. Представляете, как слухи распространяются!

– «Мы просто дружим». Это было чье решение?

Веллитон и Виктория Боня– Мое. Страсти улеглись, и я решила, что так будет лучше для нас обоих. Веллитон все правильно понял. Хотя мне иногда кажется, что, если бы мы очень захотели, вполне могли бы и пожениться. Он ведь предлагал на первом свидании, но я тогда восприняла все как шутку…

Сегодня по возможности перезваниваемся, он называет меня сестрой, я его – братом. У меня ни с одним мужчиной такого не было! Я безумно люблю Веллитона как человека, он мне очень дорог и близок, я рассчитываю, что мы всегда будем друзьями, тем более пока он живет и работает в Москве. Хотя, если уедет играть в Англию, к примеру, за «Челси» или «Арсенал», я буду за него только рада. И, как сейчас болею за «Спартак», так же буду болеть за его новую команду.

– Правда, что Карпин ставил Веллитону ультиматум: или Боня, или «Спартак»?

– Ультиматума не было, но то, что у нас с Карпиным не сложились отношения, – факт. Хотя мы с ним виделись только один раз – зимой, когда Веллитон был уже в Бразилии. Случайно пересеклись в ресторане. Он сразу выдал: «Странно: пятница, вечер, а ты еще не пьяная». Нормально? Я, правда, тут же нашлась: «Да вот Веллитон уехал, пить стало не с кем».

Карпин очень любит Веллитона, но, на мой взгляд, чересчур вмешивается в его личную жизнь, не имея на это права. Он только тренер, не более того. А берет на себя…

Я уверена, что в итоге такое высокомерие обернется ему боком. Его просто подсидят, «съедят», если хотите, и очень быстро. Максимум через год.

Да, он был против наших отношений. Более того, за глаза говорил обо мне всякие гадости. Это было безумно неприятно. Я даже как-то после одной из игр звонила Роме, помощнику Карпина: «Ром, зачем он так?». – «Да нет, перестань, все нормально». И Веллитона пару раз просила, чтобы подошел к Карпину. Но и эти разговоры заканчивались тем же – tres biene…

А потом я подумала: зачем мне оправдываться? И перед кем? «Она плохая девочка!». Почему плохая? Что именно я сделала плохого? Да, вокруг меня много сплетен и слухов. Но разве это повод, чтобы судить человека? Мне нужны были деньги Веллитона? А он что, такой богатый? Не знаю, я иногда за него в ресторане платила…

С самим Веллитоном Карпин никогда не разговаривал жестко – только по-дружески. Со мной же не разговаривал вовсе, кроме того случая. Обращая внимание на статьи в «желтой» прессе, он делал свои выводы. Якобы со мной Веллитон ходит в клубы, выпивает… То есть до меня он был такой пай-мальчик, сидел дома, мультики смотрел? Ну ерунда же! Как они ходили раньше компанией гулять на выходных, так и продолжали ходить. Только уже со мной.

Другое дело, когда он куда-то выходил один – это было мало кому интересно. И Карпин не получал по башке от Федуна. А когда со мной, это уже везде освещалось. И не всегда правдиво…

– Писали, что за один такой «выход в свет» Веллитон был серьезно оштрафован.

– Вот, кстати, отличный пример! Это была вечеринка журнала «Максим» – сто самых сексуальных женщин Москвы. Она начиналась в восемь. Веллитон ушел в девять, я – в десять, но в газетах на следующий день написали, что мы там чуть ли не всю ночь бухали-гуляли. Хорошо, что у руководства «Спартака» хватило ума всему этому не поверить – обошлось без штрафов.

Знаете, я иногда читаю о себе статьи и думаю: та Боня-скандалистка, о которой пишет «желтая» пресса, – просто какой-то несуществующий человек, мифический образ. Ведь в реальной жизни я не ругаюсь ни с кем и никогда. Вообще! Но вот создали имидж…

Единственный штраф Веллитона, к которому я была причастна, – за лишний вес. Я его кормила блинчиками с мясом. Он их так любит! Но есть проблема – поправляется быстро. Почти пять килограммов лишних набрал…

– Самого Веллитона все это не напрягало? Недовольство Карпина, статьи, слухи.

– Нет, он напрягался, только когда нас в клубах фотографировали…

ЗВОНОК, ПАСПОРТ, РЕНАТА-МОНИКА
– Как часто ходишь на футбол?

– Когда есть время и возможность. Кстати, «Спартак» при мне ни разу не проиграл! На спартаковских форумах даже талисманом называть стали.

– На игре с «Сатурном» не была?

– Нет, не получилось.

– Почему спрашиваем – интересно узнать, кому все-таки Веллитон «звонил»?

– То есть?

– Забив первый гол, он подбежал к телекамерам и изобразил звонок по мобильнику.

– В первый раз слышу. Сердце он мне как-то в камеру показывал – было. Но чтобы «звонить»… Даже самой интересно, кому это он мог звонить. Мне? В смысле: Бонь, перезвони? Нет, вряд ли…

– «Советский спорт» предположил: это был сигнал Дику Адвокату. Мол, не пора ли нам созвониться и наконец решить вопрос с моим паспортом.

– Интересно, да. При первой же возможности обязательно узнаю!

– Вообще, как считаешь, нужно ему давать российский паспорт, нет?

– Я бы по-другому поставила вопрос: кому это нужно? Если Веллитону, то, по-моему, – пятьдесят на пятьдесят. Мне вообще поначалу казалось, что все это шутка. Если сборной России, тогда да, нужно.

– Но сам Веллитон говорит, что хочет играть именно за Россию, для него это большая честь… 

– Он выучил одну фразу и теперь все время повторяет ее с выражением: «Я русский, б…я!». Мне очень нравится, как он это говорит, и я бы очень хотела увидеть его в форме сборной России. Представляю – Аршавин, Павлюченко, Веллитон… Он играет, забивает…

Когда мы с ним в последний раз общались на эту тему, Веллитон говорил, что хочет получить российский паспорт. Он действительно не против играть за нашу сборную. Мотивация? Ну все-таки это определенный уровень, престиж. Ведь играть за сборную страны важно для футболиста, я правильно понимаю? И для карьеры неплохо…

– Насчет мотивации, кстати, ходит слух, будто Веллитон просит у Федуна несколько миллионов долларов за то, что он, бразилец, примет российское гражданство и тем самым высвободит в «Спартаке» место еще для одного легионера в составе.

– Я вообще думаю, что изначально история с паспортом – идея Федуна. Он умный мужчина, увидел рядом с Веллитоном русскую девушку…

Какие там условия оговаривались… Наверное, Веллитон со своей стороны тоже что-то попросил. Если он собирается здесь жить, играть за сборную… Возможно, и деньги. Но разговора «или деньги, или я не играю!» быть не могло. Я знаю Веллитона, не надо выставлять его меркантильным рвачом. Деньги для него никогда не были на первом месте.

– Веллитон не против играть за сборную России, против – лидеры этой самой сборной. Погребняк: «В ситуации с Веллитоном речь идет о том, что он, на мой взгляд, не усилит сборную, и команда его не примет». Аршавин: «Веллитон – нет, а вот, к примеру, Одемвингие – да. Я сейчас говорю не об их футбольных достоинствах, а о принципе: первый никогда не имел никакого отношения к России». Акинфеев: «Веллитон — гражданин Бразилии, значит, должен играть за сборную Бразилии. Если он нужен сборной своей страны, пусть приглашают».

Виктория Боня и Веллитон – Мне кажется, что в ребятах, нападающих, говорит страх конкуренции. Все-таки из легионеров в России Веллитон – безусловно, номер один, самый яркий. А с Акинфеевым (я его, кстати, как игрока очень люблю, считаю сверхталантливым парнем) у Веллитона в чемпионате стычка произошла – Игорь, видимо, до сих пор на него обижается. Хотя это футбол… Им всем нужно понять: если сборная России хочет подняться на более высокий уровень, она не должна отказываться от таких игроков, как Веллитон.

Думаю, тут еще причина в наших зашоренности, закомплексованности и консерватизме. Иностранец в сборной России? Ни за что! Хотя весь мир давно так играет. Нигде нет этих гребаных рамок, стен – только у нас! Как было бы здорово собрать все эти рамки и сжечь. Сколько можно уже?! Нужна новая кровь, сила!

– У Веллитона есть другой вариант – сборная Бразилии. Там как раз строится новая команда…

– Он мне говорил, что даже очень хорошим игрокам сложно попасть в сборную Бразилии. Конкуренция бешеная! У нас с этим, видимо, попроще.

– Так, может, вам оформить фиктивный брак – такой вариант не рассматривали?

– Шутили на эту тему, мол, пойдем в ЗАГС, распишемся – паспорт получишь. Я это уже где-то говорила и сейчас повторю: если Веллитону понадобится свадьба для того, чтобы выступать за сборную Россию, я готова пойти на это. Хотя я страшный бракофоб – жутко боюсь свадеб, замужества. Но в случае с Веллитоном – почему бы нет? Пусть я никогда не возвращалась к своим прошлым отношениям, но ради благого дела, ради России хоть сейчас готова выйти замуж!

– Пафосно звучит: «Выйти замуж ради России»...

– Почему? Я действительно очень люблю наш футбол. И если хоть такой мелочью буду ему полезна – пожалуйста. Для наших футбольных болельщиков! Хотя, уверена, они все равно не оценят. Опять будут гадости писать: «Боня воспользовалась последним шансом и наконец-то вышла замуж!».

– Кстати, Веллитон уже женат вроде бы…

– Кто это придумал? Откуда это пошло? Глупости! Веллитон никогда в жизни не был женат! Я это точно знаю. Да, у него есть ребенок. От Ренаты. Но, когда она была беременна, Веллитон уже встречался с Моникой…

– Стоп-стоп-стоп, бразильский сериал какой-то…

– Что тут непонятного? Рената – мать его ребенка, они до сих пор в очень хороших отношениях. А Моника – девушка, с которой Веллитон встречался, расставшись с Ренатой, до отъезда в Россию.

Понимаете, в Бразилии очень строго с рождаемостью. Мне Веллитон рассказывал: если твоя девушка забеременеет, ты по закону не можешь ей сказать – давай, делай аборт. За это можно и в тюрьму сесть. Она должна рожать, и мужчина, если не собирается жениться, должен платить ей хорошие алименты. Вот Веллитон и платит. Каждый месяц высылает по десять тысяч долларов. Но он никогда не был женат.

«ПИТБУЛЬ», НОГИ, ЯЗЫК
– Как бы ты тремя словами охарактеризовала Веллитона-футболиста? Чисто женский взгляд…

– Мне Веллик чем-то напоминает Эдгара «Питбуля» Давидса. Помните такого футболиста? Я его очень люблю, и Веллитон такой же, боец. Это во-первых. Во-вторых, всегда идет напролом. Но не агрессор. Ну и, конечно, у него удивительно мощные ноги.

– Вы словно сговорились с Егором Титовым. Тот – то же: «Веллитон удивляет мышцами на ногах. Это картина!».

– Но у него действительно безумно мощные ноги! Я этот момент для себя отметила, когда еще не была с ним знакома и смотрела какой-то матч «Спартака» по телевизору. На экране Веллитон казался таким конем! Высоченным гигантом! И когда я его в первый раз вживую увидела, даже удивилась: Господи, такой маленький, худенький! Чуть выше меня ростом, футболка моего размера…

– Говорили о сборной России, а что у Веллитона с русским языком? «В его контракте есть пункт об обязательном изучении русского», – три года назад утверждал тогдашний гендиректор «Спартака» Сергей Шавло.

– Насчет пункта ничего не знаю – я не видела его контракта. А с русским так же, как и было: почти все понимает, но не говорит. Только если с водителем, и то по мелочи: «право», «лево», «прямо»… Не хочет просто. Я ведь пыталась еще и английским его заинтересовать: «Как ты поедешь в Англию играть, если ни слова не знаешь?». Но тоже не пошло, не захотел. Такой вот он – не полиглот…

– Ты-то с ним на каком языке общаешься?

– Я лет десять назад занималась испанским – так что на испанско-португальском.

– В сборную России попадет – надо будет наш гимн учить…

– Уж в этом я ему помогу, не переживайте. Надо будет – выучит!

P.S.
Прощаясь с Боней, договорились: как только она раскроет тайну веллитоновского «звонка», даст знать. Через пару дней тайное стало явным. Ну или почти явным…

– Говорит, мне «позвонил», – сообщила Вика. – Только я ему не верю. Мне кажется, Веллику просто неудобно было сказать, что он кому-то другому «звонил», вот и сказал, что мне…

Автор: "Советский спорт. Футбол" № 37 21-27.09.10.