Булатов Виктор Геннадьевич - игроки 2001 - clubspartak.ru

Булатов Виктор Геннадьевич

Булатов Виктор Геннадьевич

Годы жизни: 22.01.1972.

Гражданство: Россия.

Карьера: игрока:   1990 Звезда (Москва); 1990/92 Волгарь (Астрахань); 1993 Дититровград (Белорусия); 1994 Динамо (Ставрополь); 1995/97 Крылья Советов; 1998 Торпедо (Москва); 1999/01 Спартак; 2002/03 Крылья Советов; 2004/05 Терек; 2006/07 Алания; 2007 Астана (Казахстан); 2008 СКА-Энергия (Хабаровск); 2009 Торпедо (Москва)

амплуа:   полузащитник.

рост:     182.

вес:       77.

номер:   

сборная:  играл за сборную России 1998/01: 6 матчей, 0 голов.За олимпийскую сборную 1999: 2 матча, 0 голов.

прозвище:

тренера: 2008 СКА-Энергия; 2009 Ника (Москва); 2009 Черноморец (Новороссийск); 2009/12 Днепр (Смоленск); 2012 Химки; 2012/14 Зенит (Пенза); 2015/16 Арсенал (Тула); 2016/17 Торпедо (Москва); 2018 Чайка (Песчанокопское); 2018 н.в. Спаргак-2.

Достижения: Является первым футболистом, кому удалось стать обладателем золотых медалей всех профессиональных лиг России и Кубка страны, а также единственным в России игроком, перешедшим из большого футбола в мини, затем вернувшимся обратно.


Чемпион России: 1999, 2000, 2001.
   
Обладатель Кубка России: 2003/04.

Биография:

Начал играть в футбол в детской команде в Челябинске, после турнира в Калининграде переехал в московский спортивный интернат. В 1988 году в составе сборной РСФСР стал чемпионом Спартакиады народов СССР, которая проходила в Нижнем Новгороде. С 1990 года играл в астраханском «Волгаре».

В сезоне 1992/93 играл в мини-футбол за челябинский «Феникс», становился с ним бронзовым призёром чемпионата России.

В 1993 году вместе с тренером «Волгаря» Владимиром Юлыгиным уехал играть в болгарский клуб «Димитровград». В 1994 году дебютировал в высшей лиге в составе ставропольского «Динамо». В 1995-1997 г. выступал за самарские "Крылья Советов". В 1998 году стал лучшим бомбардиром ФК «Торпедо» Москва. После этого его пригласил к себе московский «Спартак», в составе которого он провёл три сезона, став трёхкратным чемпионом страны.

В 2007 году играл в составе казахстанского клуба «Астана». В 2008 году выступал в клубе первого дивизиона России «СКА-Энергия» (Хабаровск), также исполняя обязанности тренера. В конце июня 2008 года принял решение о завершении игровой карьеры и покинул «СКА-Энергию». В январе 2009 года начал обучение в ВШТ (Высшая школа тренеров).

4 июня 2009 года был заявлен в качестве игрока средней линии поля московского «Торпедо», выступавшего в первенстве России среди ЛФК. В середине июля было сообщено о вхождении Булатова в тренерский штаб новороссийского «Черноморца».

11 ноября 2009 года Виктор Булатов назначен главным тренером смоленского «Днепра», из второго дивизиона, зона «Центр». На этом посту он сменил Армена Адамяна. 5 июня 2012 год Булатов покинул «Днепр», написав заявление об увольнении по собственному желанию. Причиной заявления стал конфликт с руководством команды, в частности с Львом Платоновым. Под его руководством в сезоне 2011/2012 годов Днепр занял наивысшее в своей истории место в первенстве России — четвёртое.

После увольнения из смоленского «Днепра» Булатов стал помощником главного тренера в «Химки».

2 октября 2012 года Булатов приступил к работе в качестве главного тренера пензенского «Зенита».

С 2014 года являлся главным тренером молодёжной команды тульского «Арсенала».

15 июня 2015 года был назначен главным тренером «Арсенала» вместо ушедшего в московский «Спартак» Дмитрия Аленичева. В феврале 2016 года был отстранен от своей должности, хотя на тот момент туляки занимали третье место в турнирной таблице ФНЛ.После отставки вошёл в тренерский штаб Молодежного состава Сборной России по футболу.

5 мая 2016 возглавил московское «Торпедо».

Булатов Виктор игрок Спартака

«Я ЕЩЁ НЕ НАЧИНАЛ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ»

Спустя четыре года он вернулся в Самару — вернулся известным и уважаемым футболистом, многократным чемпионом России. Ему уже за тридцать. Так что по логике вещей пик карьеры остался позади. Но есть еще логика булатовская, которая, как всегда, специфична.

«Умение мужественно преодолевать самого себя — вот что всегда казалось мне одним из самых величайших достижений, которыми может гордиться разумный человек», — сказал Пьер Бомарше…

ГОСТЬ ИЗ БУДУЩЕГО

Не знаю, придерживается ли Булатов тех же взглядов, что и известный французский драматург, но гордиться он собой все-таки может. Виктор — тот, кто сделал себя сам, не имея для того никакой стартовой площадки. В детстве он не вылезал из больниц и буквально задыхался в своем родном, отравленном радиоактивными газами Челябинске. Каждый шаг вперед давался ему ценой титанических усилий. Однако Виктор скрежетал зубами, рвал жилы, но карапкался все выше и выше и даже взобрался на футбольный Олимп.

— За четыре года пребывания в Москве почувствовали, как изменился ваш статус?

— Он поднялся. Я имя приобрел — теперь, как-никак, трехкратный чемпион России. Узнал, что такое настоящая популярность. В «Спартаке» она несравнимо выше, чем в других клубах, независимо от твоего индивидуального мастерства.

— Вы же человек очень целеустремленный и всех своих глобальных рубежей — чемпионство, сборная, Лига чемпионов — достигли. Сейчас всего этого для вас уже нет. Трудно находить новые стимулы?

— По большому счету я ведь еще и не начинал играть в футбол. Так что стимулов хоть отбавляй!

— Найдутся люди, которые в свете последнего сезона удивятся вашему оптимизму.

— В 2001-м все было не так. Вдобавок жутко подвело здоровье. Можно было, конечно, лечь под скальпель, но вся моя суть рвалась на поле. Если малейший шанс был, то я играл, пусть на уколах, пусть на таблетках.

— И не зря! На сегодняшний день вы один из немногих обладателей «золотого хет-трика». Лелеете свои успехи?

— Как начнешь любоваться на свои медали, наверное, уже ничего не выиграешь.

— Но хотя бы супруга ваша пытается создать домашний музей славы?

— Старается куда-то гвоздик вбить, чего-то на него повесить, чтобы хотя бы чуть-чуть видно было. Но я за этими ее маневрами не слежу. Для меня закончился год, я сразу думаю о грядущем.

— Вы, наверное, никогда и воспоминаниями не живете?

— Я весь в будущем. Настолько, что это мешает, не позволяет мне полностью сконцентрироваться на дне сегодняшнем.

«РОДСТВЕННИК» ПЕЛЕ

— Тем не менее такая политика приносит результат.

— Я с детства привык смотреть далеко вперед. Я быстро понял, что футбол — мой единственный шанс выбиться в люди. Я ведь родом из очень простой семьи самого бедного района Челябинска.

— Вы прямо как бразилец. Полагаю, 99 процентов соотечественников Пеле, заявивших о себе в спорте, приняли бы вас как родного.

— Недаром говорят: футбол — игра для нищих. Кто испытывает финансовое благополучие, вряд ли будет каждый день напрягаться.

— Если б вы сейчас стали миллионером…

— Даже если б меня сейчас засыпали деньгами, я все равно не бросил бы дело, которому посвятил свою жизнь. Прикипел я к нему всем своим существом, хотя себя фанатиком не считаю. Футбол не затмевает все остальное. Многие мои друзья, знакомые удивляются тому, что я спортсмен. Уж больно я выбиваюсь из общепринятого стереотипа, да и вообще никаким образом о своей профессии не напоминаю.

— Странно, а мне казалось, что людей, столь сильно зацикленных на футболе, единицы. У вас ведь все подчинено самосовершенствованию — бесконечные индивидуальные тренировки, просмотры видеокассет, строжайший режим.

— Не боюсь показаться нескромным, но просто я профессионал. И причина моего профессионализма одна — желание чего-то добиться в этой жизни.

— За два с половиной месяца бездействия успели почувствовать себя обыкновенным человеком?

— С психологической точки зрения это, безусловно, был полезный период. Я ведь загонял себя из года в год. Занятия, напряжение, постоянные «пихания» себе: надо, надо, надо. И вдруг все это оборвалось. Я понял, необходимо было перевести дыхание, чтобы оценить пройденное, осмыслить, чего я хочу и как буду этого добиваться.

Я ВИНОВАТ ПЕРЕД ДЕТЬМИ

— Подведенные вами итоги оказались утешительными?

— Только в том, что я стал более командным игроком, прибавил в понимании футбола, приобрел психологию победителя, но в индивидуальном плане в «Спартаке» я многое потерял.

— Фактически все то время, что вы подводили итоги и строили планы, вы пребывали в подвешенном состоянии…

— Будь я здоровым, способным творить, я и не волновался бы за свою судьбу — я всегда уверен в своих силах. Тут же все сплелось воедино. Одна операция, затем другая. Неизвестно, когда начну, в какой команде, вдобавок к сезону необходимо как-то готовиться. И в таком положении понять, что тебе надо, очень непросто.

— Жизни-то радовались при этом?

— Задача стояла одна — восстановиться. Опять пришлось таблетки пить. Как-то особо не до радостей было.

— Но с дочками хотя бы наобщались вдоволь?

— Я вообще за собой ощущаю вину перед ними, чувствую, что недодаю как отец. И времени нет, и о себе слишком много думать приходится. Вот и в отпуске три недели мы с женой провели в путешествиях по миру, без них. Наслаждались красотами Италии, были в Малайзии.

— Понравилось?

— Получил очень сильные эмоции. Особенно Италия поразила.

— Вы за 13 лет разъездов всего насмотрелись. Даже удивительно, что при этом сохранили чувство прекрасного.

— Можно сказать, мне даже крышу снесло от впечатлений. Мы же по полгода сидим на сборах, ничего не видим. А столько мест на земле! Одна Венеция чего стоит! Я, конечно, знал, что это город на воде, но чтобы до такой степени!..

— Вы и впрямь кажетесь немного необычным человеком. Многие бывшие футболисты уверяют, что спорт выворачивает людей наизнанку, нарушает их представления о плохом и хорошем. Как выбирались из так называемых «грязных» ситуаций?

— Что бы ни случилось, важно оставаться самим собой. Я никогда через себя не переступал. В интриги не лез. Главное, играть достойно, и проблем не будет. Впрочем, судьбоносных, трагических в квадрате или в кубе моментов в моей судьбе пока не случалось.

Булатов Виктор игрок Терека

У МЕНЯ НЕТ РАЗОЧАРОВАНИЙ

— При слове «квадрат» ассоциаций со «Спартаком» не возникает?

— Иногда. Ведь в других командах нет таких квадратов.

— Каково принципиальное отличие красно-белых от соперников?

— Психология.

— Это какое-то мифическое понятие. Как оно материализуется?

— Мысль всегда одна: во что бы то ни стало выиграть матч, чемпионат, что угодно! В каком бы ты состоянии ни находился. Победа, победа и еще раз победа. Все из себя выжать, на всю катушку выложиться. И такой настрой у всех спартаковцев.

— Что же мешает остальным командам захотеть настроиться?

— Там нет таких традиций. Десятилетиями создавалась эта особая аура. Люди приходят, попадают в спартаковскую среду и автоматически пропитываются духом победителей.

— Вам этот процесс безболезненно удался.

— На самом деле ужасно тяжело было себя ломать. Да еще нагрузки в «Спартаке» колоссальные.

— С Олегом Ивановичем хоть раз по душам разговаривали?

— В «Спартаке» не приняты доверительные беседы, и я не был исключением. Но я и без того благодарен Романцеву, что он меня учил и переучил. Ведь до 27 лет я варился совсем в другом футболе. А тут игра в касание — в два, необходимость видеть на ход вперед. Теперь мне предстоит опять перестраиваться, ведь «Крылья Советов» — это совсем иной стиль.

— Не задумывались, почему, покидая «Спартак», подавляющее большинство футболистов себя в других клубах не находит?

— Не мог не задумываться. Наверное, потому, что привыкаешь быть наверху, а потом приходится бороться совсем за другие «высоты». Я это учел и постараюсь на новом месте подняться еще выше и помочь это сделать «Крыльям».

— Вам бы сына. Вы бы ему многое заложили.

— Стану тренером, буду закладывать своим ученикам.

— Полагаете, найдете себя на тренерском поприще?

— У меня должно получиться. Но в России сейчас в плане продвижения по службе определяющую роль играют не профессиональные качества, а мохнатая лапа.

— Вы ВШТ не закончили?

— В том году уже сдал все документы, подготовился к поступлению, но в самый последний момент вышел закон, запрещающий действующим футболистам учиться на тренера.

— Большое разочарование?

— Нет, у меня не бывает разочарований, разве что совсем малюсенькие. Вот и здесь, я не сомневаюсь, все равно стану дипломированным специалистом. Я ведь в «Спартаке» основательно вел конспекты, анализировал. Когда долгие годы «перевариваешь» работу всех тренеров, уже имеешь неплохую базу знаний и свою определенную концепцию, с которыми можно с оптимизмом смотреть в завтрашний день.

Автор: "Советский спорт" 05.02.2002.

«ТВОРЧЕСТВО В ФУТБОЛЕ – ПОНЯТИЕ УСЛОВНОЕ»

Судьба неоднократно испытывала Виктора Булатова, проверяя его на верность избранному пути. Несмотря на трудности, которые готовила ему жизнь, Виктор всегда выходил достойно из самых сложных ситуаций.

Виктор БулатовБулатов не опускал рук и верил в лучшее даже в сезоне 1992/1993 года. Именно тогда он был вынужден поменять большой футбол на гораздо менее перспективный со всех точек зрения мини. Вера в себя, а также умение без черной злости и сетований на невезение извлекать из жизни правильные уроки помогли Виктору стать по-настоящему уникальным игроком. До сих именно Булатов является единственным в России футболистом, без проблем поменявшим газон на паркет, а потом проделавшим этот же трюк в обратном направлении.

Позже, попав в «Крылья Советов» транзитом через болгарский «Димитровград» и ставропольское «Динамо», Виктор Булатов продолжал стремиться к большему. Его переезд в Москву, в клубных командах которой на тот момент были собраны самые талантливые футболисты страны, помог Булатову прибавить в мастерстве. Тогда в первый год выступлений за «Торпедо» Виктор не раз подвергался жесткой критике со стороны одного из самых опытных представителей тренерского цеха нашей страны Валентина Иванова. Однако Булатов продолжал путь вверх, попав в 1999 году в «Спартак». В этой команде за очень короткий срок он стал не только одним из лидеров, но и игроком, к которому без натяжки можно применить эпитет «незаменимый». Не случайно после ухода Виктора «Спартак» долгое время не мог найти на позицию опорного полузащитника футболиста, который сумел бы достойно принять эстафету у Булатова.

Булатов Виктор игрок Спартака. Лига Чемпионов игра против Баварии

— Виктор, прошлогодний чемпионат наметил тенденцию — сокращение числа команд, исповедующих комбинационный стиль игры. Многие тренеры премьер-лиги делали ставку прежде всего на функциональное превосходство над соперником. На твой взгляд, в стартовавшем первенстве страны будет наблюдаться такая же картина?

— Да, на первое место сейчас действительно вышла мощь и атлетизм. Например, «Крыльям Советов» в сезоне-2003 пришлось как раз столкнуться с серьезными проблемами из-за стиля своей игры. Если бы состязаться в технике и тактике, созидать на поле, думаю, удалось бы добиться каких-то успехов. А когда соперничаешь с теми, кто ставит перед собой одну задачу — разрушать, результата достичь тяжело. Так сложилось, что в России своеобразные погодные условия и соответственно поля неважного качества. Получается, мешать проще, чем состязаться в настоящей игре. Думаю, болельщикам тоже не доставляет особого удовольствия смотреть на «бей-беги». Однако ожидать в 2004 году тотального превосходства созидания над борьбой не стоит. В отдельных матчах такое и возможно, но в целом тенденции сохранятся.

— Принято считать, что наше первенство год от года становится все больше непредсказуемым. Способна ли какая-то команда преподнести в нынешнем чемпионате России настоящий сюрприз?

— Неожиданности, наверное, будут, но попытаться их предсказать я не берусь. Уверен, ЦСКА и «Локомотив» своих позиций не сдадут, они по-прежнему останутся в числе лидеров. Есть, правда, ощущение, что к армейцам и железнодорожникам подтянется «Спартак». А остальные команды… Им будет весьма непросто составить конкуренцию трем перечисленным.

— Отличительной чертой последнего времени стало активное привлечение к работе с российскими клубами иностранных специалистов: португалец Артур Жоржи — в ЦСКА, итальянец Скала — в «Спартаке», чех Гжебик — в «Динамо», француз Курбис — в «Алании». Вместе с Петржелой, проработавшим с «Зенитом» весь прошлый сезон, это уже пять человек. Не слишком ли такое количество велико для премьер-лиги?

— Так российские специалисты оставляют желать лучшего! В нашей стране ведь очень мало квалифицированных наставников. Помню, раньше в 70-80-е годы вопросу подготовки кадров уделялось много внимания. Принято было друг у друга учиться, перенимать опыт, то есть совершенствоваться в профессии. Теперь складывается такое впечатление, что все прекратилось. Наверное, тут и кроется главная причина, из-за чего в нынешнем чемпионате в трети команд премьер-лиги работают тренеры-легионеры. Сейчас в футбол пошли большие деньги. Появилось много богатых людей, которые стремятся вкладывать средства в наш вид спорта. Но все они хотят видеть, как работают их финансы, хотят гарантий, результата. Отсюда понятно, почему сейчас пришло время зарубежных специалистов.

— Нежелание совершенствоваться — это своего рода непрофессионализм, последствия которого могут быть самыми плачевными…

— Безусловно. Когда-то Россия являлась законодателем мод в физической подготовке футболистов, а теперь мы отстаем от Европы на два-три шага. Посмотрите, они давно ушли от уравниловки. Сейчас на первый план вышло индивидуальное отношение к игрокам. Ну, не может двадцать человек готовиться по одной программе! У каждого же свои особенности организма. А у нас все футболисты в общей группе тренируются. Где продуманные упражнения, способствующие совершенствованию игроков? На Западе. А Россия застыла в девятнадцатом веке. Большая часть упражнений вообще к футболу имеет весьма отдаленное отношение. Наблюдаешь матчи Англии, Испании, Италии — у игроков там даже ноги по-другому работают. А ведь это тоже результат упражнений на тренировках.

Помимо «физики» в тактике российских и зарубежных команд тоже разница весьма существенна. У иностранных специалистов новые схемы, новаторские взгляды на футбол, а в России все по старинке — топтание на месте.

— Получается, футболисту с российским тренером работать неинтересно?

— Я бы, например, с удовольствием поиграл под руководством какого-нибудь западного специалиста. Хочется ведь освоить что-то новое, неизвестное. У российских наставников как обычно происходит? В начале сезона избирается тактика, и весь год она остается неизменной. Домашняя, выездная игра — разницы никакой. О сопернике вообще никто не думает. Гнут свою линию, и все. Гибкость отсутствует, а куда без нее теперь?! Иностранные тренеры стараются максимально разнообразить действия своих команд. Пытаются делать так, чтобы соперникам приспособиться к игре их клубов было чрезвычайно трудно. Варьируется очень многое: построение обороны, взаимодействия средней линии, наступательная тактика. Постоянно идет корректировка задач с учетом действия оппонентов. Зарубежные тренеры думают, просчитывая ходы вперед! Во всем они обогнали российских, во всем!

Булатов Виктор игрок Спартака

— Неужели эта пропасть столь велика? Разве на тренировках в клубах, где ты выступал, совсем не уделялось внимания тактике и моделированию комбинаций?

— Ну, у каждого тренера свой подход, своя методика. Тарханов комбинации вообще не наигрывает. Гаджиев, наоборот, уделяет серьезное внимание коллективной памяти команды. Впрочем, подходов много. Я не говорю сейчас, что кто-то из них правильно делает, а другой ошибается, просто констатирую факт. Например, Тарханов ставит перед собой задачу прежде всего подготовить индивидуально сильных футболистов. Стремится, чтобы каждый из игроков был способен выходить из любой ситуации, даже самой сложной, за счет своих личных качеств. У Романцева тоже конкретных комбинаций нет, но за счет игры в квадратах автоматически в память футболистов вводились взаимодействие друг с другом, умение действовать в любой ситуации за счет одного касания мяча. Романцев в «Спартаке» на тренировках сам расставлял игроков на поле, растолковывал, кому куда бежать. В итоге в официальных матчах вся игра получалась на уровне интуиции, на автомате ногу ставишь, как в квадрате.

— Неужели действия не в угоду схемам, а с выдумкой уже вчерашний день?

— Творчество в футболе — понятие весьма условное. В «Спартаке», казалось, мы выдумывали все на ходу, а на самом деле никогда не выходили за четко определенные рамки. Все было подчинено командным взаимодействиям, игре в одно касание, в крайнем случае два. Откуда в такой обстановке импровизация? Да к тому же в «Спартаке» я действовал глубже, чем в других командах, поэтому места для творчества было крайне мало. У Тарханова же наоборот. Он всегда призывает на занятиях: «Импровизируй, решай индивидуально ситуацию!» После «Спартака» перестроиться крайне сложно, партнеры же под тебя не открываются, командное движение подчинено совсем другим принципам.

— И что, по-твоему, должно стоять на первом месте — прагматизм или раскрепощенность?

— Однозначно прагматизм, коллективное взаимодействие. Футбол — это командная игра, ей все и должно быть подчинено. А уже потом сюда накладывается индивидуальность.

— Тренеров в твоей карьере было немало, а кто из них в большей степени сделал тебя Игроком?

— Юлыгин Владимир Михайлович. Я с ним прошел несколько этапов жизненного пути. Встретились мы в московском спортивном интернате № 6, потом под его руководством я выступал в астраханском «Волгаре», болгарском «Димитровграде», ставропольском «Динамо». В высшую лигу, можно сказать, мне путевку дал именно Владимир Михайлович.

— Челябинск, Москва, Астрахань, Димитровград, Ставрополь, Самара, Москва… Одно перечисление этих городов сразу позволяет представить расстояния, которые пришлось преодолевать на пути к признанию. Всегда ли маршруты, по которым отправляла тебя жизнь, были справедливы?

— Роптать на судьбу повода никогда не было. Считаю даже мини-футбольный «Феникс» — страница в биографии, которую можно занести в актив. Для расширения кругозора мне мини очень пригодился. Работа с мячом на ограниченном пространстве приносит огромную пользу. Ну, не зря же «Спартак» раньше при подготовке к сезону всегда играл в мини-футбол. Я год выступал за «Феникс», причем проблем при переходе с газона на паркет и обратно не испытал. Кстати, примеров возвращения в большой футбол из маленького история вроде бы не знает. Чем не повод гордиться собой?

— Ты попробовал себя и в роли легионера, когда защищал цвета болгарского «Димитровграда». Поделись опытом, каково жить и работать в чужой стране?

— Года проведенного в Болгарии хватило, чтобы понять, что к чему. Когда команда побеждала — футболисты, свои и чужие — хорошие. Ну, а если уступали, то во всем виноваты были иностранцы. Спрос с легионеров везде повышенный. В Болгарии не скрывая говорили: раз мы тебя купили, платим большие деньги, значит, ты должен всегда быть лучшим. Теперь я прекрасно понимаю, что чувствуют сейчас иностранцы, выступающие в России.

— Принято считать, что легионеры, приезжающие в нашу страну, мягко говоря, не относятся к элите мирового футбола. И все же, на твой взгляд, российскому игроку есть чему у них поучиться?

— Техника у них высокая, на это невозможно не обращать внимания. Глядя на то, как латиноамериканцы, а именно они в основном и едут в Россию из квалифицированных футболистов, обращаются с мячом, убеждаешься — предела совершенству не существует. Ну, и отношение к профессии у легионеров на порядок выше, чем у нас. Есть у них, впрочем, и отрицательные качества — перешагнуть через себя, потерпеть боль бразильцы и аргентинцы если и могут, то с огромным трудом.

Булатов Виктор игрок Спартака. Лига Чемпионов игра против Баварии

— Наверное, приходилось задумываться о том, какую профессию ты бы выбрал, если бы не удалось связать свою жизнь с футболом?

— Я вырос в бедном районе города Челябинска. Жили с матерью и братом без отца. Наверное, если б не футбол, найти хорошую работу было бы трудно. Спорт дал мне возможность чувствовать себя уверенно в материальном плане, воспитал дисциплинированность и пунктуальность. Без футбола я свою жизнь даже не представляю.

— А твоя невозмутимость и спокойствие на поле — это черты характера или приобретенные качества?

— Врожденные (улыбается). Мне поэтому амплуа опорного полузащитника по характеру подходит. На этом месте необходима прежде всего надежность, а она у меня как раз присутствует, как на поле, так и в жизни. Хотя, конечно, такие громкие слова о себе, может, говорить и не надо (смеется).

— В свое время тобой активно интересовались такие известные клубы, как «Кайзерслаутерн», «Сошо», «Фулхэм». Это были только разговоры или за ними стояли серьезные переговоры?

— Когда «Спартак» вышел во второй раунд Лиги чемпионов, в первом матче взяв верх над «Арсеналом» со счетом 4:1, практически у каждого футболиста нашей команды было минимум одно серьезное предложение. Но в то время у всех были действующие контракты со «Спартаком», а руководство продавать никого не хотело. Ну, а после того, как мы стали проигрывать на европейской арене, интерес со стороны заинтересованных клубов автоматически уменьшился.

— Виктор, ты покинул «Спартак», имея действующий контракт, и отправился в «Крылья Советов». Как это произошло?

— Да, подписал в конце года соглашение со спартаковским клубом и… ушел. Для меня переход в «Крылья» стал спасением. Последний год в «Спартаке» получился очень тяжелым, загнали тогда команду. А у меня проблема была — три месяца на антибиотиках играл. Выжали из меня все силы. Поэтому я срочно нуждался в отдыхе. Дальше в том же темпе в «Спартаке» просто не выдержал бы. К тому же я всегда старался ответственно относиться к тренировкам. В каждом матче выполнял большой объем работы. Даже Романцев всегда удивлялся, как такое возможно. А вот перейдя в Самару, получил необходимую передышку. Провел два года в «Крыльях» и теперь окончательно восстановился, готов играть еще несколько лет.

— В свое время, когда Романцев тренировал сборную России, попасть в ее состав футболистам «Спартака» было значительно проще. Тем не менее ты выступал за национальную команду не так часто. Почему?

— Сам виноват. Романцев постоянно меня брал на сборы, но до официальных матчей дело не доходило. Видимо, на тренировках надо было проявлять больше наглости. Ну и вторая причина — в центре полузащиты в сборной всегда хватало народу. Россия во все времена славилась хавбеками: Мостовой, Титов, Хохлов, Смертин, Лоськов. Конкуренция сами понимаете какая.

— Но все равно в твоем активе шесть матчей за сборную, а какой вспоминаешь до сих пор с удовольствием?

— С Бразилией в Форталезе. Бышовец тогда еще командой руководил. Уступили мы 1:5, а я отыграл второй тайм. Полный стадион болельщиков, атмосфера потрясающая. Такое не забывается. Есть еще одна встреча — с Исландией, отборочная встреча чемпионата Европы 2000 года, 1:0 тогда победили.

— В июне этого года состоится чемпионат Европы. Наша сборная способна добиться каких-то результатов или саму поездку в Португалию можно считать для России уже успехом?

— Сюрприз наша команда преподнести может. В России есть сильные футболисты, да и Ярцев очень хорошо подходит на роль тренера. Этот человек может завести игроков, поднять боевой дух. У Ярцева есть те самые идеи, о которых я уже говорил. Испанию и Португалию можно победить, если играешь в их футбол, то есть комбинируя, контролируя мяч. Газзаевская манера — задавить соперника, используя длинные передачи и подбор на подступах к штрафной, на чемпионате Европы не прошла бы.

— Виктор, у тебя осталась нереализованная мечта в футболе?

— В идеале хотелось в составе сборной попасть на чемпионат мира или Европы. Да и в индивидуальном плане стать более умелым игроком. Пусть я трехкратный чемпион России в составе «Спартака», но сейчас понимаю: мог бы стать футболистом более высокого уровня. А еще хочу поиграть несколько лет, хотя это и не просто. Отношение к возрастным игрокам у нас предвзятое, на тридцатилетнего смотрят с настороженностью. При равных показателях ветерана и молодого играть будет второй. На нем ведь легче заработать, продав в другой клуб. К тому же если опытный футболист неважно провел матч, сразу говорят — он уже старый, пора заканчивать. Из-за этого ветеранам нужно очень тщательно следить за игровым тонусом. В России выступать, скажем, до тридцати пяти лет намного тяжелее, чем в Европе. Погодные условия и трехмесячные сборы — именно от этого игроки и заканчивают карьеру раньше времени.

Булатов Виктор игрок Спартака.

— В футболе не принято выносить на суд общественности многие вещи. Что это — забота об имидже или подчинение корпоративным правилам?

— Каждая команда — это своего рода семья. Поэтому надо быть корректным по отношению к партнерам и тренерам. Постоянно следить за собой, чтобы не сказать лишнего. Ни один футболист не может говорить то, что думает на самом деле. Согласитесь, это требует определенных усилий.

Автор: "Журнал «2х45»" №3, 2004