Плетикоса Стипе - 17 20 - Игроки - clubspartak.ru

Плетикоса: "Спартак" некрасиво со мной поступил

У вратаря Плетикосы осталась обида на тренера Карпина

Наш футбольный мирок тесен и специфичен. Оттого-то большинство его обитателей и избегает категоричности в суждениях, ловко скрывая своё собственное мнение (если оно есть, разумеется) за туманными формулировками и набившими оскомину штампами: "это футбол", "претензий к самоотдаче нет", "мяч круглый" и т.д. Болельщики даже определение таким интервью придумали – "ни о чём".

Стипе Плетикоса – человек прямой, юлить не умеет. Многим его откровения не понравятся. Но, как мне кажется, всей своей жизнью в футболе хорват заслужил право на свою собственную точку зрения, отличную от банально-трафаретных заготовок.

— В январе вам исполнилось 33 года. Возраст Христа. Можно подвести первые, предварительные итоги спортивной карьеры?
— С одной стороны, мне грех жаловаться на судьбу – ведь я поиграл в ведущих клубах Хорватии, Украины и России. А с другой, будет неправдой сказать, что я не хотел бы себя попробовать в составе какого-то европейского гранда. Верю, что это желание всё-таки осуществится. У меня есть в запасе несколько лет – лучших, я надеюсь, лет активной спортивной жизни. 33 года – не возраст для вратаря. Да, у меня был период выступлений в Англии, но слишком короткий. Шанса показать всё, на что способен, я в "Тоттенхэме" не получил. Это было прекрасное время. Одно плохо – практически не играл.

Что касается карьеры в сборной, то она безоговорочно удалась – 90 игр, два чемпионата мира. Было бы столько же чемпионатов Европы, если бы не досадная травма – за три дня до старта турнира в Португалии в 2004 году. Ну да ничего. Если, даст бог, буду жив и здоров, ещё как минимум на одном крупном турнире выступлю – на полях Украины и Польши ближайшим летом.

— Есть ощущение, что всё-таки не доиграли своё – в Донецке, Москве, Лондоне, опять-таки?
— Конечно! В "Шахтёре" здорово помешала травма, о которой я говорил. Но была и моя вина. А в "Спартаке" мне не позволил себя полностью реализовать Карпин, только он. Жаль, что не получилось дать этой команде всё, что я мог ей дать. Этот осадок останется в душе навсегда. За три с половиной года в Москве у меня не было ни одной игры, ни одной тренировки, где бы я ни выложился по максимуму. Может быть, это только моё субъективное мнение, но мне не в чем себя упрекнуть.

Стипе Плетикоса игрок Тоттенхема

— Задержись вы на Донбассе ещё на пару лет – глядишь, и Кубок УЕФА выиграли бы. Не поторопились тогда с уходом?
— Так там тоже существовали проблемы с лимитом. Мне Луческу, тренер "Шахтёра", прямо об этом говорил. Чех Лаштувка, если помните, в "Шахтёре" тоже не закрепился. С тех пор ворота клуба защищают исключительно украинцы – Шуст, Пятов. Иностранцы у "Шахтёра" все в поле бегают. Клуб сделал акцент на бразильцев, и это его право.

— Выходит, вы не только в "Спартаке" стали жертвой лимита?
— Получается, что так. Несмотря на это, от работы с Луческу у меня остались хорошие воспоминания. Я многому у него научился. Он лучший тренер из тех, с кем я работал. Конечно, немного напрягали заезды на базу, карантины, но в профессиональном отношении Луческу для меня номер один.

— 63 матча чемпионата России вы играли в "Спартаке" без замен. А потом – раз! – и сели на лавку. Это был шок?
— Это был удар. Незадолго до этого болельщики признали меня лучшим игроком команды – и тут на тебе, вот так подарочек! Для меня признание людей дорогого стоило. Я очень хотел отблагодарить их – ещё лучшей игрой. И оказался в запасе…

Было тяжело. Очень. Болельщики подходили на улице, на трибунах – поддерживали, желали удачи, говорили: "Ты должен стоять. Карпин не прав". Спасибо им большое – мне это очень помогло. Слава богу, в конечном итоге мне удалось уйти из "Спартака".

— Больно было?
— Очень. Я был разочарован, не понимал, за что со мной так некрасиво поступили. Наверное, за три с половиной года служения этой команде я не заслужил, чтобы мне присылали письмо о намерении в одностороннем порядке разорвать контракт. Были и с деньгами проблемы. Мы договаривались об одной сумме, а оказалось, что я ещё должен выплатить с неё налоги. Об этом разговора не было. В конце концов, я решил для себя: пусть я потеряю в деньгах, лишь бы уйти. Нервы были на пределе. Я мог досидеть год контракта и заработать за это время приличную сумму. Но сидеть на лавочке — да если бы на лавочке, на трибунах! – больше не было никаких сил.

Я размышляю об этом и одного не могу взять в толк. Неужели в "Спартаке" не понимают, что мы, футболисты, общаемся между собой? Что такого рода информация очень быстро распространяется. А для "Спартака" такие истории – обычное, к сожалению, дело. Разве только со мной так поступили? Нет. Может быть, поэтому "Спартак" давно не добивается ничего серьёзного? Такое отношение, такой имидж… Пока ситуация не изменится, боюсь, он ничего не выиграет.

— Вы рвали со "Спартаком", чтобы уйти в "Селтик", но туда в итоге не попали. Почему?
— Я сам допустил ошибку. Не надо было раньше времени расторгать контракт со "Спартаком", нужно было сначала оформить договор с шотландцами. Но "Спартак" поторапливал: давай-давай, подписывай документы. В результате я остался официально без команды, и "Селтик" начал вести себя совсем иначе. Они вообразили, что если я безработный, то уже соглашусь на любые их условия. Мне это очень не понравилось. Это было просто непорядочно с их стороны. Поэтому я ответил отказом.

С годами всё больше ценишь человеческое отношение. Деньги? Да, они тоже важны, но, слава богу, я их заработал. Вот вам обратный пример: после последней игры прошлого года "Ростов" подготовил всем футболистам какие-то подарки, сувениры. Мелочь, но приятно. Само внимание приятно. В моих прежних клубах ничего подобного не было. Думаю, я правильно поступил, приняв предложение этой команды.

Плетикоса: ЧМ-2018? А почему бы и нет!

Именитый вратарь «Ростова» ещё не пресытился футболом

— Как вам работалось в "Тоттенхэме"?
— Супер! Возможно, это покажется странным (всё-таки я почти не играл), недолгий период в Лондоне принёс мне много пользы. Я увидел изнутри лучшую лигу мира. Поработал, пускай даже в основном на тренировках, с отличными футболистами. Команда у "Тоттенхэма" приличная, что доказывает и текущий сезон. Обидно, что не удалось проявить себя в полной мере. Реднапп пытался меня оставить, но – увы. У меня не набиралось нужного количества матчей за сборную в течение последней пары лет – не играя в "Спартаке", я, само собой, сел на лавку и в национальной команде. Поэтому англичане просто не продлили мне разрешение на работу, и я вынужден был уйти.

Мы неоднократно беседовали с Харри. Он очень тепло относится к хорватам. Предлагал остаться, подождать. Лондон, премьер-лига, "Тоттенхэм" — это всё прекрасно. Но мне нужно было играть, я уже не в том возрасте, чтобы только тренироваться. Поверьте, играя в "Ростове", я получаю больше удовольствия, чем сидя в запасе в Англии. Может быть, я ещё вернусь туда – кто знает? Я постоянно на связи с людьми из "Тоттенхэма". Никогда не говори "никогда".

— Почему не заиграли с первой попытки?
— Я пришёл перед самым закрытием трансферного окна, в последний день заявочной кампании. По личному контракту договорились ещё 1 июня, но Леви, президент клуба, всё тянул с его подписанием, сомневался, нужен ли его команде ещё один сильный вратарь. У них был Гомес. Был Кудичини – правда, Карло периодически получал всякие мелкие повреждения. Реднапп хотел меня и раньше пригласить – неоднократно звонил мне. Леви всё твердил: потом, обождите, бла-бла-бла. В итоге дотянули до последнего момента. И только после того, как Гомес получил травму, Леви наконец-то одобрил моё приобретение.

Естественно, к тому времени команда прошла полный подготовительный цикл, сыгралась. А я оказался фактически третьим вратарём в ней. Если бы пришёл раньше, шансов оказаться в обойме было бы больше. А какой тренер станет менять основу, которая на ходу? Этой-то пары месяцев межсезонья мне и не хватило, чтобы зарекомендовать себя. К 31 августа поезд, как говорится, ушёл. "Тоттенхэм" вкатился в сезон, провёл два-три тура чемпионата и квалификацию Лиги чемпионов с "Янг Бойз". А меня там не было…

— Что же, в таком случае, помешало реализовать себя в "Тоттенхэме" вашему старому знакомому Павлюченко?
— Даже не знаю. Рому очень любили болельщики, даже песню о нём сочинили – "СуперПав" называется. Когда он выходил на поле, по-моему, постоянно забивал. Но Харри, кажется, нужен был нападающий немного другого склада. Такой, который постоянно бежит, как они говорят, в channel. "В канал" — по-русски.

— Врывается в свободные зоны?
— Вот, точно! А Рома не такой. Наверное, поэтому он и не смог полностью раскрыться в Англии. Харри мне говорил: Павлюченко всё имеет – левая нога, правая, голова. Но ему нужно больше двигаться, открываться в этих "каналах", проникать в зоны, оставленные без присмотра защитниками. Это не Ромина игра. Думаю, он правильно поступил, вернувшись в Москву. В "Локомотиве" у него наверняка будет больше практики – в год чемпионата Европы это очень важно. А вообще, в "Тоттенхэме" у нас славная компания подобралась – четыре хорвата, русский. Атмосфера в раздевалке была замечательная. Но нам обоим нужно было играть, поэтому мы и вернулись.

— "Ростов" — первый клуб в вашей практике, который не ведёт борьбу за медали. Это не угнетает?
— Жалко, что я не оказался тут раньше. Может, нам и удалось бы заскочить в первую восьмёрку – к концу прошлого года разыгрались, набрали много очков. В любом случае, команда перспективная, с хорошим подбором футболистов. Поначалу пришлось непросто – было видно, что игроки зажаты, неуверены в себе. Боязнь ошибки довлела над коллективом. Но это прошло. Теперь надо двигаться дальше – впереди дюжина непростых игр. Мне, правда, тяжело понять, зачем было изобретать такую жёсткую формулу: две команды вылетают напрямую, ещё две играют переходные матчи. По-моему, это чересчур. Так или иначе, "Ростов" должен сохранить свои позиции и избежать стресса на финише чемпионата. Для этого следует хорошо стартовать и набрать в пяти-шести весенних турах достаточное количество очков. Матчи будут тяжёлые, напряжённые. Но игра команды и микроклимат в коллективе настраивают на оптимистический лад. Я даже думать не хочу, что мы можем очутиться в этих "стыках". Этого не должно произойти. Кроме того, остаётся Кубок. Верю, что мы можем его выиграть. Надеюсь, что и все остальные мои коллеги так думают. Не нужно бояться грандов. Я со своей стороны отдам всего себя, всю душу и сердце, чтобы завоевать этот трофей.

— У вас действительно была возможность зимой перейти в "Монако"?
— Были контакты с двумя командами. Одна из них – "Монако". Там сейчас мой друг Женя Смоленцев — генеральный директор. Проект, конечно, интересный, но я был и остаюсь футболистом "Ростова". Через три с половиной месяца чемпионат Европы, мне нужно к нему хорошо подготовиться. Ростов-на-Дону – подходящее место для этого. Я всем доволен в этом городе. С другой стороны, Евгений – мой товарищ. Я хотел бы ему помочь, просто сейчас не могу, занят. Может быть, в будущем. А пока "Монако" взял другого хорватского вратаря – Субашича из "Хайдука". Надеюсь, всё у него там сложится нормально.

— Компания, конечно, вам досталась на Евро не подарочная – Испания, Италия, Ирландия. Группа смерти?
— Думаю, Хорватии это только на руку. Другие наши ребята, кстати, тоже так считают. Лучше было оказаться в такой группе, чем в той, в которую попала Россия.

Стипе Плетикоса капитан Ростова.

— Даже так?
— Да-да. Все ждут от России лёгкой победы в группе, а уж поверьте мне: фаворитская ноша безумно тяжела. Мы это на собственной шкуре прочувствовали в последнем отборе. На первый взгляд, соперники Хорватии попались не самые сильные, но в каждом матче нам приходилось взламывать массированную оборону как бы аутсайдеров. Это было совсем не просто. Главное — хорошо начать. Если возьмём три очка у Ирландии в первом туре – думаю, выйдем из группы. Против грандов хорватская сборная традиционно хорошо играет. Италии, например, на моей памяти официальных матчей не проигрывали. Проблемы возникают во встречах с заведомо менее квалифицированными противниками.

— Я понял. Ваш принцип: чем хуже – тем лучше.
— Совершенно верно. На прошлом чемпионате Европы, например, мы выиграли у немцев – 2:1, а они тогда тоже были очень сильны. И с итальянцами поборемся. Я с оптимизмом смотрю в будущее.

— Вашему энтузиазму и молодёжь позавидовала бы. Вижу, футбол вам ещё не наскучил.
— Что вы! Как он может надоесть? Да, футбол – это не самая простая работа. Не верьте тому, кто скажет, что это не так. Но я по-прежнему получаю от него огромное удовольствие. Слава Богу, у меня всё хорошо в семье. Гармония в душе. Это позволяет полностью концентрироваться на работе. Посмотрите на Европу – в каком почёте и в каком порядке там так называемые старые вратари. В "Тоттенхэм" сейчас взяли американца Фриделя – 41 год человеку! И таких примеров масса. Я по себе чувствую, насколько мне легче тренироваться, играть сейчас, чем в молодости. К 23-24-м годам я уже трижды признавался лучшим игроком чемпионата Хорватии, играл в сборной. Тогда мне казалось, что я всё знаю о футболе. Как же я заблуждался! Теперь понимаю, как мало на самом деле смыслил. Лишь бы здоровье не подводило – насчёт всего остального я спокоен.

— Так, может, вы и на чемпионате мира в России ещё выступите?
— Это какой год, 2018-й? Так, мне будет 40 лет… Послушайте, а почему бы нет?! Я очень люблю Россию, ценю её людей. Это был бы красивый финал карьеры!

Автор: Олег Лысенко "Чемпионат.сом" 25.02.12.