Плетикоса Стипе - 12 20 - Игроки - clubspartak.ru

Вратарь «Спартака» Стипе Плетикоса: Хочу играть в «Спартаке»

Стипе Плетикоса вне игры уже почти год. Потеряв место в основе «Спартака» весной 2009-го, хорватский вратарь летом должен был перейти в «Тоттенхэм». Оставалось лишь пройти медобследование в Лондоне, но за несколько часов до отъезда он получил тяжелую травму колена, повредив мениск во время разминки. В разговоре с корреспондентом «Советского спорта» Стипе вспомнил, как получил травму, рассказал, как идет восстановление, и заверил, что готов и дальше играть в «Спартаке», несмотря на наличие трех российских вратарей в составе.

«МЕНЯ ОБДАЛО ХОЛОДОМ»
– В то утро мы уже подписали кое-какие бумаги. Вечером мне надо было вылетать в расположение «Тоттенхэма» и ставить подпись в арендном соглашении, – вспоминает Стипе.

– Но…

– Была легкая тренировка. Разминка. Мы передавали мяч друг другу руками, а забивать надо было головой. Самое смешное, что гол я как раз забил, а опустившись на ногу, получил травму.

– Полевые игроки рассказывают, что порой поначалу даже не чувствуют боли в такие моменты и продолжают играть…

– У меня сразу сильно заболело колено. Обдало холодом изнутри. Я понял, что сломался.

– Что было потом?

– Когда врачи поставили диагноз, пришел в комнату и позвонил своему агенту. Он не поверил. А главный тренер «Тоттенхэма» Реднапп, когда узнал о том, что произошло, был очень зол на меня. Он посчитал, что я его обманываю и в последний момент передумал переходить. Но потом он понял, что у меня действительно все серьезно.

– Вы думали потом, почему так произошло?

– Думал. Но разве поймешь, что это было? Может, мышца устала. Я много дополнительно тренировался, так как не играл в «Спартаке»… В итоге я полетел не в Лондон, а в Германию на операцию.

– Это самая тяжелая травма в вашей карьере?

– Да. Все остальное по сравнению с ней – мелочи.

– Сколько времени вам надо еще на восстановление?

– С момента травмы прошло уже четыре с половиной месяца. Еще три-четыре недели надо работать по индивидуальной программе, прежде чем выйти на поле. Нам, вратарям, в этом плане нужно быть более тщательными. Есть много микродвижений, каждую мышцу надо подготовить. Не хочу спешить, потому что много вратарей, которые рано выходили на поле после этой травмы, вскоре получали ее опять. Тим Визе из сборной Германии, например…

«МОЖЕТ, КАРПИН ИЗМЕНИТ МНЕНИЕ ОБО МНЕ?»
– После отставки Микаэля Лаудрупа Валерий Карпин в первом же своем матче доверил место в воротах Сослану Джанаеву. Что тренер сказал вам?

– Мы говорили с Карпиным. Но это останется между нами. Из-за лимита на легионеров мне не нашлось места в составе. Было непросто, ведь я отдавался максимально на каждой игре и тренировке. А то, что у меня нет российского паспорта, – не моя вина.

– Сейчас интерес «Тоттенхэма» к вам есть?

– Были разговоры, чтобы мой трансфер произошел уже в январе. Но с Реднаппом мы пришли к решению, что сейчас с переходом стоит повременить. Хотя он говорит, что в «Тоттенхэме» по-прежнему готовы просмотреть меня, когда я окончательно восстановлюсь.

– В «Спартаке» точно не останетесь?

– Никогда не знаешь, что будет завтра, – грустно улыбается Стипе. – Я, когда травмировался, сказал себе: «Может, бог захотел, чтоб я еще поиграл в «Спартаке»?». Как бы то ни было, я сейчас игрок этой команды. Думаю только о «Спартаке». Надо быть готовым сыграть в любой момент. Возможно, мнение Карпина поменяется.

– Сыграть будет сложно. Сейчас в команде, помимо вас, еще три вратаря-россиянина. Бывало ли в вашей карьере что-то подобное?

– Было. Но я всегда был первым номером, несмотря на то что в составе было несколько вратарей. За исключением одного периода в «Шахтере», когда получил травму. Меня конкуренция не пугает. Скажу, что молодым вратарям надо обязательно играть. Если не в «Спартаке», значит, в другой команде. Когда я начинал в «Хайдуке» в 17–18 лет, «тащил» мячи и всю команду. С тех пор я должен быть везде первым.

– Можете охарактеризовать своих товарищей-вратарей по «Спартаку»?

– Ну, так… Сос (Джанаев. – Прим. ред.) – хороший парень, отличный человек. Дима Хомич очень силен физически. А Песьяков – молодой. Скромный и добрый.

– С вами и вашими партнерами долго занимался Гинтарас Стауче, который ушел из клуба в конце прошлого сезона…

– Мне жаль, честное слово. Я сделал с ним шаг вперед. К сожалению, с Гинтарасом не продлили контракт. Почему? Это – решение тренера. Теперь будем работать с Семеновичем (Валерием Клейменовым. – Прим. ред.).

«КОГДА КОМАНДА ПРОПУСКАЕТ, ВСЕ СМОТРЯТ НА ВРАТАРЯ»
– Чувствуется, что отрезанным ломтем в «Спартаке» себя не ощущаете.

– Точно нет. У меня контракт еще на два года. Я повторюсь: хочу играть в «Спартаке». Если не удастся, буду искать варианты. Я провел здесь два очень хороших сезона. Но на лавочке сидеть не хочется.

– В свое время в такой ситуации вас отдали в аренду из «Шахтера».

– Да, залечив травму, я уехал в «Хайдук». Благодаря этому вернулся в ворота сборной, играл на чемпионате мира в Германии.

– Вам 31 год. Вратари в этом возрасте даже не задумываются над завершением карьеры. Согласны?

– Да. Но, мне кажется, сейчас время за молодыми. Правда, футбол все больше становится бизнесом, а не спортом. Нужны регулярные победы, а когда команда пропускает гол, все смотрят сразу на вратаря, у которого, скажем, мяч выскочил из рук. А не на кого-то из полевых, кто поскользнулся или не добежал. И ошибки молодым прощаться будут тяжело.

– Вот и в конце сезона, когда в двух матчах подряд ошибся Джанаев, все внимание было ему.

– Именно так. Главная проблема вратаря – в голове.

– А как же руки?

– Руки ты всегда потренируешь. А вот психология… Что у нас в голове, только мы, вратари, знаем. На нас всегда давит груз ответственности. Хорошо ты играешь или плохо. Ошибки Сослана? Я знаю, что в такие моменты тебе никто помочь не может. Ни папа, ни мама, ни жена, ни брат.