Парфёнов Дмитрий Владимирович - 12 14 - игроки 2004 - clubspartak.ru

— Вы, можно сказать, вернулись на поле из-за парты Высшей школы тренеров. "Корочку" успели выправить?

— Нет, не доучился полгода. Бесчастных, Радимов, Маминов, Беркетов получили категорию "Б", а я не успел.

— Будете заново с нуля начинать?

— Ну, пока этот вопрос не актуальный. Сейчас я футболист. Решать проблемы буду по мере их поступления. Думаю, Андрей Владимирович Лексаков, директор ВШТ, подскажет, как мне быть. Всему своё время.

— Ваш первый контракт с "Сатурном", если я не ошибаюсь, был рассчитан всего на полгода. Предложение продлить его ещё на сезон явилось неожиданностью?

— Ну почему же? Я с самого начала понимал, что моё будущее в команде зависит от меня самого. Проявлю себя – останусь, нет – уйду. Наверное, свой шанс я всё-таки использовал, был в порядке, раз предложили задержаться в Раменском ещё на год.

— По моим подсчётам, следующий сезон станет для вас юбилейным, 20-м во взрослом футболе…

— Но я-то ещё не знаю, буду играть или нет. Действующий контракт у меня истекает в конце этого года. А что дальше – кто знает? Спасибо, кстати, что напомнили про статистику. Хотя стоп. Я же ещё кусочек Кубка СССР в 1991 году застал. Получается, 20-й сезон – этот.

— Я брал за точку отсчёта первый чемпионат Украины.

— Тогда правильно. В чемпионате я действительно начал играть только в 1992-м.

— Для вас вообще статистика что-то значит?

— Абсолютно ничего. Это, наверное, больше вам, журналистам, интересно. Ну и нападающим, у которых по 100-200 голов на счету. У меня амплуа другое, поэтому за цифрами я не слежу.

— Вы один из немногих действующих футболистов, которые застали золотую эру "Спартака". Как думаете, она ещё вернётся?

— Так как я слежу за этим клубом, по-прежнему переживаю за него, отвечу утвердительно. Очень на это надеюсь. Хотя от меня сегодня это точно не зависит.

— В чём, по-вашему, был феномен романцевского "Спартака"? Он действительно играл настолько хорошо или настолько неубедительно выступали соперники?

Парфенов Дмитрий и Олег Романцев.— Я бы не сказал, что уровень чемпионата тогда существенно отличался от нынешнего. Все эти разговоры о слабости наших конкурентов – ерунда полная! Наша сила заключалась в собственном единстве, а не в чужих проблемах. Руководство, тренер, игроки, массажисты, персонал базы – все были объединены одной целью, всё было подчинено её достижению. И так из года в год. Мы каждый сезон начинали с внутренней уверенностью, что обязательно станем чемпионами. Не путайте с самоуверенностью, высокомерием – этого как раз не было. Никто дурака не валял, не хихикал на тренировках – все вкалывали. Поэтому команда и побеждала.

— А потом вдруг побеждать перестала. Только ли из-за ухода Романцева?

— Много факторов сошлось вместе. Не хотелось бы сейчас копаться во всём этом… Потом, ничего же вечного не бывает. Рано или поздно любая серия заканчивается – закончилась и эта.

— Из вашего "Спартака" в "Спартаке"-2010 остался один Баженов.

— Да? А ведь правда, только он…

— Контактируете?

— У меня свой круг друзей, у Никиты – свой, но это не мешает нам при встрече нормально общаться.

— Сегодняшний "Спартак" - он другой, не так ли?

— Неэтично с моей стороны проводить подобные параллели. Естественно, у нас была одна команда, сейчас – другая. А любые сопоставления обречены на необъективность. Невозможно сравнивать "Спартак" Черенкова и Дасаева с современным "Спартаком". Разное время, разный футбол, разные люди.

— Теперь ваш любимый 18-й номер в столичной команде носит Андрей Иванов, тоже крайний защитник. Признайтесь, с пристрастием следите за выступлениями "наследника"?

— Иванов молодец, что согласился на аренду. В Москве он не играл, а в Томске обрёл практику, окреп и получил ещё один шанс закрепиться в спартаковской основе. Желаю ему удачи! Впрочем, как и всем молодым спартаковским ребятам. А с "наследником" вы немного погорячились – ведь после меня под этим номером и Пьянович играл, и Прудников. Последнему хочу передать персональный привет. Набирай, Сашка, кондиции и начинай уже играть во взрослый футбол! Пора.

— Вам самому на какой бровке комфортнее игралось?

— На правой – я же правша. Но когда ставили налево, не привередничал. Надо – значит надо. Были сезоны, когда и в середине поля целый год бегал. Ничего. Большой роли для меня позиция не играет.

— Пока в "Спартаке" были одесситы – Никифоров, Цымбаларь, Парфёнов – команде не было равных в стране. А как вашего брата в Тарасовке не стало, ушли и победы…

— Вы ещё Пасулько забыли (смеётся)! Да, что-то в этом есть…

— Может быть, вы приносили удачу?

— Да там все приносили удачу. Я же говорю: коллектив был потрясающий. Даже в спаррингах и двусторонках мысли о поражении не допускали, рубились так, что искры из глаз летели! Мы так были воспитаны: проигрывать в "Спартаке" никто не любил.

— Беглого взгляда на статистику достаточно, чтобы сделать нехитрый вывод: вы с Романцевым ладили.

— Ну что значит – ладили? В футбол по блату не играют. У Романцева это было невозможно в принципе. А то, что я регулярно выходил на поле, свидетельствует об одном: работал на совесть. Видимо, моё отношение к делу не осталось незамеченным Олегом Ивановичем, только и всего.

— Помню, как впервые увидел вблизи Лобановского и буквально оторопел: настолько большим в прямом смысле слова он мне, 19-летнему мальчишке, тогда показался. У вас при знакомстве с Валерием Васильевичем подобных чувств не возникало?

— Поначалу, конечно, волновался, не без этого. Всё-таки сам Лобановский… Каждая тренировка у этого человека, каждый с ним разговор, как и годы работы с Олегом Ивановичем Романцевым, – это бесценные уроки жизни. Люди – глыбы! У них только хорошее можно было почерпнуть. Недаром у этих мастеров столько благодарных учеников.

— Лобановский держал большую дистанцию с игроками?

— Дистанция была. Но вместе с тем в обиду своих футболистов он никому не давал. Кого похвалить, а кому сделать выговор, он сам решал.

— Существует миф, что Валерий Васильевич почти не повышал на игроков голос и совсем не употреблял на людях ненормативной лексики. Это правда?

— То, что от Романцева я не слышал в раздевалке ни одного матерного слова, это точно. У Лобановского в сборной тоже ругани не было. Это правда. Даже в критических ситуациях они не поддавались истерии. Но, когда были чем-то недовольны, говорили таким тоном, что всем всё становилось ясно. Олег Иванович не орал на игроков. Мы по интонации понимали, когда наш тренер раздосадован и вот-вот может взорваться. Хотя эту тонкую грань – между строгими замечаниями и криком – он не переходил. Романцев и без этого мог встряхнуть команду в раздевалке.

— Корректно ли сравнивать двух футбольных классиков?

Парфенов Дмитрий и Старков— Я точно не хотел бы этого делать. Максимализм – вот, наверное, главное, что их объединяло. Они использовали разные методики в тренировках, а результатов добивались схожих. В основном победных.

— Сейчас поддерживаете отношения с Романцевым?

— Хотелось бы встретиться, пообщаться, да всё как-то не получается. Времени свободного вечно не хватает.

— Полная противоположность Романцеву и Лобановскому – Виктор Прокопенко. Душевный был человек, скажите?

— Не то слово! Для меня Виктор Евгеньевич как крёстный отец – ведь это он меня, 15-летнего школьника, в основу "Черноморца" взял. Он был открыт для игроков – постоянно шутил, сыпал какими-то историями, анекдотами. А его установки… Временами это были настоящие произведения искусства.

— Вспомните что-нибудь навскидку?

— Пожалуйста. Установка перед важным матчем. "Ребята, знаете, что главное в танке?", — спрашивает Виктор Евгеньевич. Все задумались, молчат. "А главное в танке – не обделаться!", — со смехом добавляет Прокопенко. Он другое слово использовал, менее литературное… После таких пассажей нервозность как рукой снимало.

— В середине 90-х у Украины сложилась замечательная молодёжная сборная – Шевченко, Ребров, Шовковский, Ващук, Парфёнов. Однако сообща вы так ничего и не выиграли. Почему?

— Наверное, чуть-чуть везения не хватило. Да и отношение федерации к той "молодёжке", мягко говоря, оставляло желать лучшего. О чём говорить, если мы в разных спортивных костюмах отправлялись на выезды? На нормальную экипировку денег не было. Тренер Мунтян пытался как-то изменить ситуацию, ходил по инстанциям, что-то выбивал, а потом плюнул на это дело и ушёл. Надоело. Цикл мы заканчивали под руководством Колотова. И ведь могли выйти на чемпионат Европы – в Италии не повезло. Сами себе привезли гол – и привет…

— А на взрослом уровне вы регулярно спотыкались в плей-офф…

— Да уж, намучились мы в этих стыках… Первый плей-офф, в 1997 году, наверное, проиграли закономерно. Хорваты суммарно были и старше, и опытнее, и, наверное, сильнее. Что ни игрок, то состоявшаяся личность – Шукер, Просинечки, Бобан. А у нас – сплошной молодняк. Потом была Словения, Германия… С немцами, помню, дома играли неплохо, 1:1 закончили, а в Дортмунде уже к 15-й минуте "горели" 0:3. В итоге проиграли 1:4 и, понятно, никуда не прошли. Всё время чего-то не хватало, вы правы…

— У вас есть специальный шкафчик для многочисленных медалей?

— Медали есть, висят вязанкой, а отдельной полки для них нет. Супруга что-то хочет придумать.

— Не подсчитывали награды?

— Да всё как-то повода не было. Появится стенд, тогда и посчитаю.

— Обычно самой памятной называют первый трофей.

— В таком случае и я не стану оригинальничать. Тем более что победа в Кубке Украины 1992 года мне действительно очень дорога. Всё-таки 18 лет, первый взрослый приз… Цымбаларь тогда единственный гол "Металлисту" забил. Потом были какие-то премиальные – уже не вспомню, сколько. А на память о финале у меня остался наградной жетон.

— Отдельного комода для маек соперников, я так понимаю, у вас тем более нет.

— Точно. Их у меня целая куча скопилась. Недавно открыл шкаф – и сам поразился тому, какая гора за годы выросла. Надо бы перебрать их как-нибудь. Руки всё не доходят.

— Какой из "трофеев" самый раритетный?

— Ох, один какой-то и не выделю. Есть Роберто Карлос, Лизаразю. Фигу, кажется… Никогда не преследовал цели собрать коллекцию футболок, специально ни за кем не бегал – она, можно сказать, сама собой собралась (смеётся).

— А собственные спартаковские майки сохранились?

— Есть несколько штук. В том числе одна уникальная – чёрная. Мы в таких с "Арсеналом" играли. Знакомый болельщик всё упрашивает меня продать этот раритет, хорошие деньги предлагает, но я не сдаюсь!

— Я заметил, что последние годы больше 10 матчей за сезон вы не проводили. Эхо перелома ноги 2002 года?

— Нет, разные были обстоятельства. А с тем переломом я промучился один год. Больше, тьфу-тьфу, он меня не беспокоил. Где-то тренер не видел в составе, где-то другие причины возникали. Не надо всё валить в одну кучу.

— За бывшие клубы душа не болит?

— Слежу за "Черноморцем". Его вылет в первую лигу – это не только для Одессы катастрофа, для всего украинского футбола. За "Спартак" переживаю – из-за того, что девять лет не может стать чемпионом. Эти команды мне по-прежнему дороги.

— С земляком Ворониным в Москве пересекаетесь?

— Периодически видимся, но редко. Разные графики, маршруты. Я в Раменское каждый день еду, Андрей – в Новогорск. Это только кажется, что всё близко. На самом деле расстояния в Москве большие.

— Кстати, сколько у вас обычно уходит времени на дорогу от Крылатского до Раменского?

— От часа с небольшим до двух.

— На тренировки из-за пробок не опаздывали?

— Пока нет (улыбается). Я с запасом выезжаю – не люблю опаздывать.

— В Одессе вы теперь, наверное, редкий гость?

— Да, вы правы. Там родители, брат. Видимся два-три раза в год, не чаще. На пару дней загляну к ним в гости – и обратно.

— Есть что-то одесское, чего вам не хватает в Москве?

— Есть. Море!

— Тем не менее отпуск вы проводите на заграничных курортах…

— Так отпуск-то у нас зимой, а в Чёрном море в декабре не покупаешься.

Автор: "Чемпионат.ру" 24.09.10.

ДМИТРИЙ ПАРФЕНОВ: НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ В ПОХОРОНЫ "САТУРНА"

В канун Нового года стало известно о том, что в российской премьер-лиге больше не будет подмосковного "Сатурна". Мыслями и ощущениями по этому поводу с корреспондентом "Спорт-Экспресса" поделился один из самых опытных футболистов черно-синих Дмитрий Парфенов.

Говорят, под Новый год случается всякое...

Случилось. Канул в Лету "Сатурн". И самое печальное, что никто этому особо не удивился: в наше непредсказуемое время случается и не такое. Но есть, оказывается, еще отчаянные оптимисты, которые и сейчас не верят в то, что произошло. Один из них - Дмитрий Парфенов, к имени и мнению которого в российском футболе всегда относились с большим уважением.

- С каким настроением встречали праздник? - спрашиваю у теперь уже экс-защитника "Сатурна".

- Признаюсь, не в лучшем. А каким оно еще могло быть в подобной ситуации? Единственное, что не позволяло впасть в хандру, - то, что у тренеров и ребят совесть перед болельщиками и футболом чиста. Нам было нелегко, но мы честно делали свое дело и можем смотреть прямо в глаза кому угодно.

- Есть поверье: как встретишь Новый год, так его и проживешь. Не опасаетесь, что оно может сбыться?

- В моей жизни уже случалось столько непредсказуемых поворотов судьбы, что можно было привыкнуть практически ко всему. Скажу лишь, что случившиеся с "Сатурном" побольнее того страшного перелома, который я получил, выступая за "Спартак".

- Сообщение о том, что "Сатурн" прекращает существование, стало для вас неожиданностью?

Шевченко, Ващук и Парфенов.- Не сказал бы. Мы с первых же дней прошлого сезона знали, что ситуация с финансами у клуба непростая. Но верили, что она изменится к лучшему. Тем более что накануне чемпионата губернатор Московской области Борис Громов на встрече с командой прямо заявил: "Я с вами до конца!" Согласитесь, слова такого человека дорогого стоят. Вот почему я и сегодня отказываюсь верить, что похороны "Сатурна" состоятся.

- От кого впервые услышали о расформировании команды?

- От главного тренера Андрея Гордеева, который позвонил мне 30 декабря. Гордеев посоветовал: если появятся какие-то интересные предложения от других клубов, отказываться от них не стоит. Это стало настоящим ударом. Ведь все мы в глубине души еще надеялись на чудо.

- Любимое высказывание Николая Петровича Старостина о том, что надежда умирает последней, в этот момент не вспомнилось?

- Если честно, то нет. Было ощущение какого-то невероятного опустошения и колоссального чувства досады. Словно на ровном месте ты совершенно неожиданно лишился чего-то родного и очень важного для тебя.

- Поговаривают, что, мол, "Сатурн" рухнул из-за тех непомерных требований, на которые был вынужден соглашаться, идя навстречу финансовым запросам игроков. Это так?

- О других говорить не буду. Лично я отрабатывал те условия контракта, которые мне предложил сам клуб. Своих, каких-то особых, не навязывал.

- Не случись этой беды, вы бы продолжили выступать за "Сатурн"?

- У меня уже была договоренность с руководством о том, чтобы провести в Раменском и следующий сезон. Здесь меня все устраивало - партнеры, тренерская команда, футбол, в который мы играли. В "Сатурне" меня поставили на ноги, дали возможность вновь поверить в себя. И вот - пустота...

- Долги перед вами у клуба большие?

- Такие же, как перед всеми: зарплата за полгода и премиальные за два матча.

- Нет тревоги за то, что клуб, объявив о своей финансовой несостоятельности, может эти долги самому себе "простить"?

- Не хотелось бы в это верить.

- Может, стоит нанять опытного юриста?

- Все зависит от того, что нам скажут на собрании команды.

- Когда оно состоится?

- 8 января. По идее там и должны быть расставлены все точки над i. Но сомневаюсь, что это произойдет. Скорее всего, объясняться с нами отправят какого-нибудь средней руки чиновника, который и доложит, что "...в связи с тем-то и тем-то...". Ведь только за последние три недели в клубе сменилось три генеральных директора - Ефремов, Пырский, Штыков. Это говорит о нынешнем к нам отношении.

- Банкротство "Сатурна" автоматически переводит всех его футболистов в разряд свободных агентов?

- Я не слишком силен в этих нюансах, но думаю, именно так и будет.

- О своей судьбе задумывались?

- Хочу играть. Надеюсь, мои опыт и желание еще пригодятся.

- На "Сатурн" обиды не держите?

- Ни в коем случае. У нас была хорошая команда, которая совершила маленький турнирный подвиг. Мы не ныли, когда вовремя не платили положенное, а бились ради своих болельщиков. Мне искренне жаль их...

Автор: "Спорт-Экспресс" 05.01.11.

ДМИТРИЙ ПАРФЁНОВ ТРЕНЕР

В недавнем прошлом один из лучших защитников российского чемпионата на этой неделе приступил к работе с клубом из Иванова .

Дмитрий ПАРФЕНОВ: БОЛЕЮ ЗА ИСПАНИЮ, НО ДУМАЮ О "ТЕКСТИЛЬЩИКЕ"

- Что вас заставило столь неожиданно покинуть тренерский штаб юношеской сборной и возглавить клуб второго дивизиона?

- Желание получить опыт самостоятельной работы. Ивановский "Текстильщик" такую возможность предоставил, за что его руководству очень благодарен.

- Предложение ивановцев стало для вас неожиданностью?

- Я бы сказал, приятной неожиданностью. А потому долго с ответом не раздумывал. Быстренько заглянул в инернет и узнал, что моя будущая команда имеет давние и хорошие футбольные традиции, а ее прошлогодняя посещаемость - одна из самых высоких в дивизионе: примерно по 5000 болельщиков в каждом матче. Будем интересно играть и побеждать - придет еще больше.

- Дав согласие возглавить "Текстильщик", вы реально представляли те сложности, с которыми придется столкнуться во второй лиге?

- В общих чертах. По тем городам, где предстоит выступать, уже успел поездить с ветеранами. За тульский "Арсенал" Дмитрия Аленичева довелось поиграть в турнире КФК. Так что представление о том, что ждет, имеется. Безусловно, у второго дивизиона своя специфика: поля, переезды, гостиницы. Но в начале тренерской биографии пройти через это и полезно, и необходимо. Кстати, Олег Иванович Романцев первые шаги тоже делал со скромной "Красной Пресней".

- О возможностях "Текстильщика" представление уже имеете?

- В какой-то мере. Посмотрел видиодиски матчей с его участием, получил распечатку статистических данных игроков, поговорил с тренерами клубов-соперников по прошлому сезону. Кстати, костяк того состава "Текстильщика", который минувший чемпионат завершил на третьем месте, удалось сохранить. Самый опытный - капитан Евгений Лосев, до этого выступавший за ярославский "Шинник". Конечно, пополнение необходимо. И сейчас полным ходом идет просмотр новичков, для чего требуется проводить много спаррингов.

- С задачами на сезон уже определились?

- Сделаем это по окончании предсезонной подготовки. Пока знаю одно: будем придерживаться принципа "Спартака" времен Романцева - стремиться к победе в каждом матче.

- Условия для работы этому способствуют?

- Вполне. Сейчас тренируемся на современном искусственном газоне Центрального стадиона. Перед матчами будем собираться в гостинице.

- А вот у вашего друга и бывшего партнера Дмитрия Аленичева в Туле, говорят, возникли трудности.

- Я тоже о них слышал. Но в четверг мы с Димой разговаривали, и он сообщил, что все сложности позади: губернатор обещал во всем поддержать команду. Кстати, мы можем оказаться с туляками в одной зоне. Очень бы этого хотел.

- Преставьте ваших помощников.

- С удовольствием. Это Игорь Тихонов и Александр Гущин, в прошлом выступавшие за "Текстильщик". О нашей команде они знают все, и это мне очень помогает.

- За "Спартаком" следите?

- Как и все, кто провел за него хотя бы один матч.

- Как думаете, стоило менять Валерия Карпина, с которым "Спартак" занял второе место, на испанца Унаи Эмери?

- Скорее всего, да. Наверное, это было сделано из желания сделать еще один шаг вперед. Карпину нужно время, чтобы переосмыслить тот период, который он провел в роли тренера, сделать выводы, прийти в себя. Правда, мы не знаем, что за испанец к нам прибыл. Как мы уже убедились, прошлые заслуги тренеров-иностранцев в России не в счет. Но пока, говорят, работа Эмери игрокам нравится.

Автор: "Спорт-Экспресс" 30.06.12.

КАК ДЕЛА?

Четырехкратный чемпион России в составе "Спартака" только начинает самостоятельную тренерскую карьеру: последние полгода возглавляет ивановский "Текстильщик" .

Дмитрий ПАРФЕНОВ: "СЫГРАТЬ С КОМАНДОЙ АЛЕНИЧЕВА БЫЛО БЫ ИНТЕРЕСНО"

- Подписав контракт с "Сатурном", вы прервали учебу в ВШТ. Сколько же прошло времени, прежде чем вы получили тренерскую лицензию?

- Если честно, не считал, - ответил Парфенов. - Я вернулся к учебе сразу же после того, как "Сатурн" прекратил выступления в премьер-лиге. Получил категорию Б, а сейчас готовлюсь подать документы на категорию А.

- И как сочетается учеба с каждодневной работой?

- Так я же еще не пробовал! И учеба у меня каждый день, но на практике.

- Насколько сложно перестроиться на тренерскую работу? Говорят, для этого надо убить в себе футболиста.

- Ну почему же убить? Правильнее сказать, что необходимо научиться смотреть игру глазами тренера. У меня с этим сложностей не возникло. К тому же некоторый опыт получил при работе в штабе юношеской сборной России. В принципе свою нынешнюю роль я себе представлял именно так, как и есть на самом деле.

- С "Текстильщиком" до вас достаточно успешно работал бывший защитник ЦСКА Александр Гущин. Он ведь стал вашим помощником?

- Он очень здорово помогает! Никаких проблем не возникло, сработались легко.

- Насколько турнир во втором дивизионе оправдал ваши ожидания? Удивило ли что-нибудь?

- Если что и непривычно, так это спаренные матчи, которые порой не позволяют проводить полноценную тренировочную работу. Когда две игры проводишь на выезде, больше приходится думать о восстановлении. Что удивило в хорошем смысле, так это огромное желание футболистов. Да, порой не хватает класса, но стремление играть многое компенсирует.

- В союзные времена вторая лига считалась кузницей кадров. Потом турнир стали критиковать. Вы заметили за полгода футболистов, способных играть на более высоком уровне?

- Так мы буквально на днях потеряли лидера команды. Костя Подкорытов теперь будет играть в ФНЛ за "Уфу". Есть и другие талантливые ребята как в "Текстильщике", так и в других командах.

- Валерий Есипов, возглавляющий одного из ваших соперников по Западной зоне "Север", назвал турнир силовым.

- Мне сложно об этом судить, потому что другие зоны второго дивизиона не видел. Но кажется, что по уровню они приблизительно равны.

- Дмитрий Аленичев со своим "Арсеналом" лидирует в зоне "Центр". Интересно было бы сыграть против бывшего партнера по "Спартаку"?

- С хорошими командами всегда интересно. Кстати, нашу зону отличает то, что в ней нет такого, чтобы кто-то был на голову всех выше. Большинство команд приблизительно равны по силам, и это делает турнир непредсказуемым.

- Но как раз фавориты, как та же Тула, выходят наверх. Во втором дивизионе немногие на самом деле стремятся к повышению в классе, ведь так?

- Это уже вопрос финансовых возможностей. И такую ситуацию надо воспринимать как должное.

- Какие задачи у вашего "Текстильщика"?

- Быть как можно выше. То есть максимальные.

- Сейчас, после относительно короткого периода работы, есть ощущение, что быть тренером - ваше призвание?

- Мне очень интересно, стремлюсь отдавать команде все силы. Я по натуре такой - если что-то делаю, то по максимуму. Стремлюсь прививать своей команде комбинационный футбол. Крайне важно убедить игроков в необходимости того или другого решения. Показать, как надо. И сделать так, чтобы футболисты тебе поверили.

Автор: "Спорт-Экспресс" 26.01.13.