Парфёнов Дмитрий Владимирович - 11 14 - игроки 2004 - clubspartak.ru

СОЛДАТ НА КРЫШЕ

- Когда-то на Мемориале Гранаткина вы Янкера опекали. Помните?


- Персонально против него не играл - но несколько раз на поле пересекались. Со стороны, думаю, смотрелось забавно. Янкер уже тогда был высоченный - почти на полметра выше меня. Но вверху, как ни странно, почти ему не проигрывал.

- Разве такое возможно?

- Возможно. За счет прыгучести, выбора позиции, игры на опережение. В прошлом году я даже Коллеру практически ни в чем не уступал, а он и повыше, и здоровее Янкера. Сложнее мне пришлось с Саморано и Элбером.

- Почему?

- Грязные ребята. Особенно Саморано. Мог специально железными шипами на ногу наступить, локтем незаметно от судьи под дых двинуть. Но быстрый же, гад…

- Неужто с Роналдо сладить проще?

Титов, Ковтун и Парфенов Дмитрий.- Роналдо - другой. Помню, Саморано орет на него - а бразильцу хоть бы что. Отвернется и смотрит в другую сторону, словно его это вовсе не касается. Но потом пас на ход дадут - и рванет, как ракета! Роналдо - хитрый. Следил, кто из защитников чаще подключается - и смещался именно в его зону. Тот уже наелся - а он-то свеженький. Мячи не отбирал - этим партнеры, включая Саморано, занимались. Роналдо же стоял и ждал шанса.

- Вам хоть за один удар по ногам было стыдно?

- По ногам - нет. Другой был момент, за который теперь неловко. По юношам у "Черноморца" и киевского "Динамо" зарубы были еще те! За киевлян в нападении играл пацан, которого я нередко опекал. Намучился с ним. И вот ситуация - бросаю аут, а он стоит передо мной на линии, прыгает, мешает. Я не выдержал и со всей силы засветил ему мячом прямо в лоб.

- Правда, что в отборочном цикле ЧЕ-2000 Йожеф Сабо не вызывал вас в сборную Украины из опасений, что расскажете секреты Романцеву?

- К сожалению, правда. Наши сборные попали в одну группу - вот Сабо и перестал меня приглашать. Боялся, что выдам Романцеву его тайны. Сабо повсюду враги мерещились. Рейс в аэропорту задержали - он тут же в крик: "Это неспроста! Меня сплавляют!" А в минуты особенного раздражения переходил на венгерский мат. Одна установка врезалась в память. На макете он с такой яростью фишки двигал, что они на пол посыпались. Сабо и глазом не повел - начал на словах объяснять, куда кому бежать. Его любимая фраза: "Дай коротенькую - метров на пятьдесят и ворвись в ту зону". Как хочешь, так и понимай.

- Виктора Леоненко он другим соображением удивлял: "Ты хорош, когда ты хорош!"

- С Витей у них теплые отношения были. Однажды Сабо поймал его с сигаретой. А в "Динамо" за курение был солидный штраф - полторы тысячи долларов. И вот Сабо говорит: "Все, Витя, выбрасывай сигарету". А тот в ответ: "За полторашку-то - уж дайте докурить".

- В конце 90-х игрокам "Спартака" за золотые медали дарили чемпионские перстни?

- Не совсем так. Кроме медалей от РФС клуб вручал нам медали из чистого золота. Перстни же получили только в 2001 году. Кто сколько раз выигрывал со "Спартаком" чемпионство, у того на перстне и оказалась соответствующая цифра. У меня, например, четверка.

- Надевали перстень?

- Дома примерял, но на улицу с ним выходить не рискну. Я ж не цыган, чтоб с такой здоровенной "шайбой" разгуливать. По-моему, никто из футболистов его не носит. Вот у кого-то из спартаковских болельщиков видел - наверное, подарок руководства.

- Помните ночь на базе в Конча-Заспе, когда ваш сосед Ребров участвовал в соревнованиях радиолюбителей?

- Такое не забывается. Побеждал там тот, кто за сутки пошлет больше сигналов в эфир. Вот Ребров и не отходил от приемника ни на шаг. Еду из столовой я ему приносил. Отвлекался Серега разве что на время тренировок. Как закончится - бегом назад. Даже ночью не ложился. Я просыпаюсь - он сидит около своей бандуры, рассылает позывные.

- Как же тренироваться после бессонной ночи?

- В 20 лет - легко. Тем более если не пьешь.

- Как в команде относились к его увлечению?

- Напрягало одно - если Серега выходил в эфир, телевизор в Конча-Заспе нельзя было смотреть. Сплошные помехи. Это было еще на старой динамовской базе. Ребров приволок огромную антенну, в несколько метров высотой. Ее нужно было на крышу установить. В Конча-Заспе служила рота солдат, и одного из них Серега подключил к процессу - прицеплять антенну.

- Сам не полез?

- Нет, конечно. И вот сижу я в комнате, внезапно слышу вопль: "А-а-а", потом - хруст ломающихся веток около моего окна.

- Рухнул солдатик?

- Ага, прямо на дерево. Вижу - висит на ветках, рядом антенна болтается. Слава богу, живой остался. У меня истерика началась.

- Ребров за новым призывником побежал?

- Нет, со второй попытки тот все-таки прицепил антенну. Серега рассказывал, когда в Лондоне ее поставил, соседи переполошились - думали, разведчик заехал. Шифровки рассылать будет. Пришлось мощную защиту ставить - антенна фонила так, что в округе никто не мог телевизор смотреть.

- Дальнейшую жизнь с каким городом связываете?

- С Москвой. К Киеву никогда душа не лежала. Вообще этот город не понимаю. Приезжаю на пару дней к друзьям - Реброву, Ващуку - и домой. С Одессой - та же история. Друзей там практически не осталось, одни родственники. Если надолго задерживаюсь в родном городе - уже устаю.

- От былого одесского шарма ничего не осталось, как говорит Леонид Буряк?

- Осталось, но мало. Таксисты да торговцы на Привозе - вот где можно найти кусочек старой Одессы. Когда Титов приезжал туда, мы брали таксиста и кружили по городу, Егор угорал от этих разговоров. А на Привозе главное правило - не раскрывать рот. Даже если чувствуешь, что рыба несвежая. Лучше молча пройти дальше. Если же скажешь, мол, что за тухлятиной торгуете, в ответ про себя такое услышишь! Причем громко, на весь базар. "Ты на себя посмотри", - скажут, и это будет самое мягкое. По себе знаю.

- Сейчас многие футболисты пробуют себя на телевидении в роли комментаторов. Вас не приглашают?

- Как-то на "НТВ-Плюс" показывали игры "Спартака" в Лиге чемпионов из 90-х. Меня пригласили комментировать матч с "Реалом" - тот самый, в 98-м, когда в Лужниках победили 2:1. Приятно было освежить в памяти славные времена.

- Еще позовут комментировать - согласитесь?

- Почему нет? Правда, не уверен, что хотел бы постоянно работать на телевидении. Тренерская профессия интереснее. Впрочем, в ближайший год все мысли - о "Сатурне".

Автор: "Спорт-Экспресс" 22.01.10.

Дмитрий Парфёнов: "У Романцева по блату никто не играл"

По иронии судьбы, свой 36-й день рождения Дмитрий Парфёнов встретил на футбольном поле, в родных, считайте, "Лужниках". В матче против "Спартака", которому верой и правдой отслужил восемь сезонов и с которым выиграл четыре чемпионата России.

Парфенов Дмитрий и Андрей Тихонов в Химках.Подарок имениннику бывшие одноклубники "зажали" – все три очка у "Сатурна" отобрали. Впрочем, из тех игроков, с которыми выходил на поле мой собеседник, в "народной команде" никого почти и не осталось. Один только Баженов, да и тот всё больше на скамейке сидит.

Праздник он всё-таки отметил. Экспромтом и, как уточняет Дима с улыбкой, "без фанатизма". Не такой, дескать, важный повод, чтобы пафосные застолья устраивать. "Ничего особенного я и не планировал, – пожимает плечами Парфёнов. – После матча с друзьями поужинали, пообщались и разъехались по домам. Дата как дата, не юбилей какой-то".

— Каково себя чувствовать старше главного тренера? Андрей Гордеев ведь почти на полгода младше вас…

— Ни разу не задумывался об этом. Вот вы спросили – задумался… Не знаю. Дискомфорта точно не испытываю.

— Какие-то привилегии ветеранам в "Сатурне" полагаются?

— А у нас ветеранов нет – есть опытные игроки. И субординация соблюдается строго. Обращение к тренеру – только по имени-отчеству, никакого панибратства.

— Хоть сетку с мячами до и после тренировок не приходится таскать?

— Если надо – понесу, ничего страшного в этом не вижу. Пока носят другие люди.

— Егор Титов, Сергей Ребров, другие друзья-товарищи не подтрунивали, когда вы в прошлом году решили возобновить игровую карьеру?

— Нет, наоборот, поддержали. У каждого ведь свой путь, своя ситуация. У меня возникла возможность ещё поиграть, и я ею воспользовался. Друзья за меня только рады.

— Организм не протестовал против возобновления ежедневных тренировок, не требовал более щадящего графика?

— Пока, слава богу, всё хорошо. На здоровье не жалуюсь.