Ломая Георгий Джемалович - 2 4 - игроки 2004 - clubspartak.ru

Георгий Ломая: «Я отказался от выступлений за сборную Грузии из-за давления со стороны общественности»

Интервью News24.az с голкипером бакинского «Интера» Георгием Ломая.

- В преддверии недавних матчей отборочного цикла чемпионата Европы вы неожиданно для многих отказались от выступления за сборную Грузии. Никаких комментариев по этому поводу не последовало, главный тренер Темури Кецбая просто констатировал, что вас в национальной команде больше не будет.

- Мне трудно объяснить причины своего решения. Это надо почувствовать, а не говорить. Такие мысли были у меня уже давно, просто долгое время думал об этом и лишь недавно принял окончательное решение.

- Какой момент стал переломным в этом решении?

- Переломного момента не было. Просто я провел товарищеский матч с Эстонией и сказал, что больше не буду играть в сборной.

- Но такие решения не принимаются без веской причины. Вы же фактически отказались защищать честь родины…

- Скажу вам откровенно, весь минувший отборочный цикл были претензии к вратарям сборной. Были даже заявления, что сборная Грузии нуждается в иностранном вратаре. Понимаете, у меня семья, которая постоянная переживала за меня. Психологически все эти заявления, предположения журналистов на них сильно влияют. Мне самому тоже было сложно, выходя на поле, я каждый раз боялся ошибиться. Подобная атмосфера стала мешать мне настраиваться и на матчи в составе клуба, поэтому я решил положить этому конец. Если меня в чем-то обвиняли и не были довольны, то лучше мне покинуть сборную.

- А тренеры вас тоже обвиняли?

Георгий Ломая вратарь.- Нет, они ничего не говорили. Если бы Кецбая был недоволен, то не давал бы мне шансов играть. Он же, напротив, постоянно выпускал меня на важные матчи. Обратите внимание, я постоянно вызывался на все сборы команды и последние 12 лет уверенно защищал честь сборной Грузии. С 1998 года я перевидал в сборной большое количество тренеров и со всеми у меня были отличные отношения. Просто сейчас настал такой момент, что пора уже успокоиться и перейти на более спокойный образ жизни.

- Тем не менее, не считаете, что подводите свою родную команду, отказываясь от выступлений за сборную в самом начале отборочного цикла?

- Нет, это не совсем так. Сборная Грузии всегда была и будет моей родной командой. Внимательно слежу за выступлением национальной команды, переживаю за ее успехи. Если понадобится моя помощь в плане психологической поддержки, всегда готов сделать все, что он меня зависит.

- В интервью официальному сайту УЕФА, Темури Кецбая оценил ваш уход, как «потерю ключевого футболиста». Что сказал вам новоиспеченный наставник, с которым вы некогда вместе играли за сборную Грузии?

- Я знаю, что он на меня немного обижен. К сожалению, я не смог ему всего объяснить. У меня даже не было с ним основательной беседы. Мы говорили по этому поводу со вторым наставником, тренером вратарей.

- Получается, вы его обидели тем, что не заявили о своем решении напрямую…

- Нет, Кецбая не станет держать за это обиду на меня. Если детально разобрать ситуацию, чем я ему навредил? Я завершил международную карьеру в сборной, а это, в первую очередь, вред для меня самого.

- Товарищи по сборной не старались отговорить?

- Пытались, но у них ничего не вышло. Все они меня понимают и с уважением отнеслись к ситуации.

- Возможно ли, что по прошествии определенного периода времени вы измените свое решение? При каких обстоятельствах вы могли бы вернуться в национальную сборную?

- Нет, сейчас это уже невозможно. Свое решение я уже огласил, оно не подлежит изменениям. К тому, сейчас я уже не молодой, пора уступать место и более перспективным ребятам.

- Главный тренер «Интера» Кахабер Цхададзе в свое время считался одним из лучших футболистов сборной Грузии, некогда даже был ее капитаном. Как он отнесся к вашему решению покинуть родную команду?

- Он тоже отнесся к моему положению с уважением. Сказал, что такие вещи должен решать сам футболист. Если я не хочу играть там, лучше сразу отказаться и не накалять обстановку. Семья тоже не стала противиться моему решению, все с пониманием отнеслись к моей ситуации.

Автор: "News24.az" 2010.

Т.А.: Дорогие друзья, болельщики, я рад приветствовать всех вас в красно-белом эксклюзиве. Как вы все знаете, в рамках нашей рубрики мы проводим эксклюзивные интервью с бывшими и нынешними футболистами московского Спартака, а также игроками, которые в то или иное время играли против нашего любимого клуба. Сегодняшним гостем нашего эксклюзива стал известный вратарь Георгий Ломая, который играл за «Спартак» в 2003-2004 гг. Георгий Ломая – грузинский футболист, вратарь. Родился в Тбилиси 8 августа 1979 г. Фамилия «Ломая» на грузинском означает «лев». В 8 лет решил стать вратарём, его кумиром был датский вратарь Петер Шмейхель. Из новой плеяды вратарей отдает предпочтение Буффону и Тольдо. Играл в России, в Германии, в Украине. На сегодняшний день – вратарь ФК «Интер» Баку и Национальной сборной Грузии, за которую провел более 40 игр. В основном составе красно-белых отметился всего лишь несколько раз, однако, провел в команде практически 2 сезона, так и оставшись вторым вратарем после Войцеха Ковалевски. Желтых и красных карточек в ходе выступления за «Спартак» не получал. В том же 2004 году из-за чехарды, связанной с подписанными бумагами и господином Червиченко был вынужден покинуть «Спартак» и перейти в «Химки». В дальнейшем за другие команды Премьер-Лиги приходилось играть гораздо чаще. Лично от себя хочу добавить, что Георгий Ломая оказался очень положительным и общительным человеком с большим чувством юмора. Наше интервью прошло в дружеской обстановке. Было очень приятно просто посидеть и поговорить с этим человеком. Когда смотришь на Георгия в воротах, то понимаешь, что стоит абсолютно серьезный кавказский мужчина, готовый в любую минуту броситься на амбразуру. В жизни же, совсем наоборот, это жизнерадостный, статный и уверенный в себе отец семейства. Судьба заносила этого человека во многие страны, но в каждом клубе он проявлял себя профессионалом своего дела.

Т.А.: (Теймур Ахундов, adequate): Добрый день! Спасибо за то, что согласились на эксклюзивное интервью для нашего «Блога болельщиков Спартака». Болельщики были рады получить возможность услышать ответы на их вопросы. И сразу же хотелось бы задать первый вопрос: Как и где начали играть в футбол?

Г.Л. (Георгий Ломая): В профессиональный или любительский?

 В детстве.

 У нас во дворе была такая команда. Называлась, кстати, «Улыбка». У нас была сшита специальная форма и была написана буква «У» на груди вместо герба команды. Обыгрывали всех ребят. Играли на спор. Допустим, когда были дети, играли на лимонад. Ну а старшие играли на более серьезные вещи (смеется).

 Помните своего первого тренера? Общаетесь с ним?

 Да, конечно. Его зовут Гия Майсуладзе, в его руках я вырос, как вратарь. До 16 лет я был в его команде. И Вова Чарчуа, был такой тренер, он тренировал вратарей. Мы продолжаем общаться. У нас был клуб. Мы выигрывали много призов, международных и грузинских турниров. Очень хорошая команда была. Кстати, из этой команды где-то 5-6 человек уже и за сборную играли. И тогда играли и сейчас остаются. Потом перешел в команду «Котако», которая играла тогда в первой лиге, когда мне было 15 лет. Сыграл там полтора года. И потом уже взяли меня в «Динамо» Тбилиси. Мне было уже 17-18 лет.

 Сразу встали в ворота?

Да, сразу.

Откуда такая любовь? Почему вдруг?

Не знаю… Наверное, не любил бегать (смеется).

Помните Ваш первый матч во взрослом футболе?

 Как раз дебют был у меня в «Динамо» Тбилиси. Мне было 18 лет. Играли мы в Зугдили. Мой отец как раз родом оттуда, и первая игра прошла именно там. Первая такая официальная игра в Высшей Лиге. Свои встретили хорошо (смеется).

В википедии написано, что ваше прозвище «Лома». Кто первый Вас так назвал?

С детства так называли меня.

Как попали в «Спартак»? Кто и где Вас заметил?

Георгий Ломая вратарь сборной Грузии.Я был заигран тогда за Национальную сборную Грузии. И были у меня тогда некоторые предложения. Были предложения и из лондонского «Арсенала», наблюдали тогда за мной. Симан как раз заканчивал с футболом, и они искали вратаря. И у Венгера было где-то 20 вариантов вратарей. Наверное, ему тогда дали несколько моих игр за сборную посмотреть. И, наверное, оттуда все это и пошло. Потом было у меня предложение из киевского «Динамо». Но, что именно там произошло, я до сих пор не знаю. Вроде и договорились уже с Суркисом. Но дальше получилось, что оказался в «Спартаке».

Когда пригласили в «Спартак», с кем из руководителей пришлось общаться в самом начале?

Когда я прилетел, были уже последние дни трансферного окна. Был Червиченко, я, Реваз Черебадзе, мой агент. Мы подписали контракт. Тренером был тогда Чернышов. Я подписал контракт, улетел сразу играть за сборную, и после этого уже сказали, что, оказывается, у нас тренер поменялся. Был назначен Федотов.

Как Вас приняли в команде?

Кстати, хорошо. То, что есть – это да. В «Спартаке» очень дружно меня приняли. И игроки, и руководство, и все тренера.

Трудно было проходить конкуренцию вратарей в «Спартаке», когда их количество было аж 5 в 2003 году?

Ну я когда приехал, то там было 6 вратарей, даже, по-моему 7. Где-то 4-5 было выставлено на трансфер. С контрактом оставались только я и Леша Зуев. И Ковалевски был в аренде в «Шахтере», по-моему. И когда пришел Невио Скала, то он уже подписал полноценный контракт. Остальные были на трансфере. Помню, был Баги, Шафар.

Как было работать с Войцехом Ковалевски?

 Хорошо было работать, мы дружили.

Какой он человек, по сути? Вы с ним продолжаете общаться?

Нет, сейчас уже нет. Ну а так мы очень дружили. У нас, у вратарей обычно бывают свои дружеские отношения. Какими бы мы конкурентами не были бы, мы все равно были друзьями. На поле конкуренты, а в жизни – друзья.

Когда Вы оставались в запасе, он давал Вам какие-то советы?

Ну, в принципе, у нас такого особого ничего не было. Наоборот, мы старались как-то опередить друг друга на тренировках. А уже от тренера зависело то, кто именно встанет в ворота.