Ребров Артём Геннадьевич - 9 18 - игроки 2011/ 2012 - clubspartak.ru

Артем Ребров: "На восстановление уйдёт от шести до восьми месяцев."

В середине марта во время матча молодежных команд «Спартака» и «Локомотива» вратарь красно-белых Артем Ребров получил травму колена. «Мой кошмар вернулся ко мне после шестилетнего перерыва, когда казалось уже, что все это в далеком прошлом и никогда не вернется…», - сделал запись Артем на своем официальном сайте. С тех пор у вратаря «Спартака» не переставая звонит телефон. Вопросов к Артему много и, конечно же, они касаются, прежде всего, его здоровья, а точнее – выздоровления. Мы не остались в стороне от этого «народного процесса» и с помощью пользователей нашего портала, а также футбольного эксперта Сергея Шавло, задали вратарю «Спартака» свои вопросы. И, конечно же, наше общение с Артемом началось с пожелания ему скорейшего выздоровления.

- Артем, основной вопрос к вам один: когда ждать возвращения в игру?
- Нескоро. Очень много времени уходит на восстановление. Это только со стороны кажется, что прооперировали и все. Спокойно сидишь дома и ничем особенно не занимаешься. Это не так. Я каждый день езжу на базу в Тарасовку. Сам за рулем не могу, нога не позволяет, поэтому меня туда отвозит водитель. Где-то часа два провожу на базе. Физиотерапия, массажи, различные упражнения, причем самые простые. Надо максимально сохранить мышцы, чтобы потом было легче восстанавливаться.

- Какой диагноз вам был поставлен?
- Точно не знаю, но либо надрыв, либо разрыв передней крестообразной связки, поэтому пришлось связку менять, и сделать частичное удаление мениска.

- На ноге уже можете стоять?
- Я пока на костылях, но уже могу на ногу опираться. Давать на нее процентов тридцать нагрузки. Нагрузка прибавляется каждую неделю. Десять, тридцать, потом пятьдесят процентов. Глядишь недели через три-четыре смогу лучше передвигаться.

- А что врачи говорят по этому поводу?
- Что говорят: в среднем на восстановление уходит от шести до восьми месяцев. Я это уже все проходил... Хотя, конечно, тут масса индивидуальных примеров. Помню, что схожие проблемы были у Тотти, Якубко в «Сатурне», которые за пять месяцев восстановились. Вадик Евсеев в «Локомотиве» тоже раньше вернулся в строй. А кто-то наоборот сидит больше восьми месяцев. Как реабилитация протекает, как организм реагирует, как мышцы себя поведут. Нужно, чтобы связка новая прижилась, а потом уже основная работа – это координация и работа мышц. Важно, чтобы мышцы держали сустав.

- А что конкретно произошло в том игровом эпизоде? Те, кто наблюдал за игрой, разное говорят.
- Такие повреждения порой случаются совершенно непонятно. Не только в результате стыков. Игрок просто наступил на мяч – и на тебе. А в моем случае, я думаю, сыграла свою роль мартовская непогода. Поле - синтетика, скользко, на газоне – снежок. Пошел на выход. Сначала думал, что успеваю, но ветер был встречный и мячик завис. Я дал по тормозам, а там в куче меня то ли подтолкнули, то ли что… Нога по снегу поехала, колено во внутрь шмок – и все! Так что не только народ, но и я сам так до конца и не понял, как все случилось.

- У болельщиков есть уточняющий вопрос: не потому ли Артем получил травму, что замерз на дубле?
- Нет. Сейчас много всяких растирок, мазей, которыми мы согреваемся и готовимся к игре. Ну и потом ты же все равно двигаешься… А когда ты в игре – тебе не холодно. Нет, куда страшнее – это качество поля и тот снежок, что был.

- Не хотелось бы продолжать эту тему, но, согласитесь, травмы, кажется, идут с вами по карьере, что называется нога в ногу…
Артем Ребров вратарь Спартак- Был период, когда мне показалось, что я уже забыл про эти дела. Но организмы у людей все-таки разные, у каждого своя история, своя судьба. И опять же, как в футболе без этих травм? Неотъемлемая часть нашей профессии. Так что я отношусь ко всему этому, как бы сказать…

- Философски…
- Философски, да. А если бы относился по-другому, то я в «Спартаке» никогда бы и не оказался.

- Давайте отойдем от обсуждения не самой приятной темы. Есть к вам такой любопытный вопрос: что вы говорили Кержакову, когда тот хотел забрать мяч для Семака? Было ли это как-то связано с травмой Диканя?
- Нет. На самом деле там была совершенно другая, эмоциональная ситуация. Получилось так. Семак забил гол, мы проигрывали, а нам нужна была победа… Я постарался поскорее вернуть мяч в игру. А Кержаков зачем-то этот мяч стал у меня отнимать. Понятно, что эмоции у каждого бывают, но потом оказалось, что Семак забил сотый гол и Кержаков хотел для Сергея сохранить этот мяч. Это мне потом сам Кержаков и сказал. На что я ему тогда ответил: ну ты подойди и спокойно все объясни… А уж после игры я позвонил Семаку и сказал: Серега, извини, что так получилось, но у нас была однозначная задача – выигрывать и я к тому же действительно не знал, что это у тебя был сотый мяч. А так, конечно отдал бы его.

- И что Семак?
- Тём, говорит, никаких проблем, все нормально. Так что эта ситуация с Андрюхой Диканем совершенно не связана. Я думаю, что Кержаков про эту историю вообще давно забыл. А почему упомянут Дикань? Ну, может потому, что кто-то подумал, что я захотел тем самым отмстить Кержакову за тот стык, в котором он сломал Андрюху. Ну, нет, конечно…

- Вы травмированы, Андрей Дикань с лета будет легионером и Валерий Карпин открыто говорит о том, что сегодня он предпочитает видеть в воротах Сергея Песьякова. Ответственность на молодом вратаре очень серьезная…
- Еще на сборах разные ходили разговоры: кто должен играть? Дикань, Ребров, Песьяков… Но тренер Карпин принял свое решение. Он же не враг самому себе, чтобы сделать ставку на самого слабого вратаря. Он выбрал того, кому доверяет, на кого надеется, значит – самого сильного. Мы провели три матча, команда не проигрывает. Может, первый матч с «Тереком» для Сереги не слишком удачно сложился, но команда выиграла. А то, что сейчас вокруг него идет какая-то шумиха? Я этого не понимаю. Наоборот парня надо поддержать. Чтобы он проявлял свои лучшие качества не в этой шумихе, а в более спокойной и доброжелательной обстановке. Со стороны болельщиков или прессы – неважно. Закончится сезон – подводите итоги, размышляйте, хорошо он сыграл или не очень. А то получается так: провел одну игру и на него сразу же обрушивается шквал критики. Тут любой человек, который уже много лет играет, в отличие от Сергея, психологически может испытывать большие сложности. Ему сейчас поддержка нужна, наверное, больше, нежели любому другому. Тем более, что он свой российский парень. А то мы все говорим, что у нас пропадает отечественная вратарская школа… Поддерживать надо российских вратарей, а не гнобить. И уж тем более я не понимаю тех людей, которые смотрят на игру Сергея излишне предвзято, желая к чему-то придраться. Так ошибки бывают в игре у каждого. А Песьяков, я еще раз это повторю, на мой взгляд, ничего такого страшного не совершил. Он, что, подвел свою команду в какой-то игре? Нет. А, если на любой пропущенный мяч смотреть через призму негатива…

- Вратарь, наверное, как никто в команде очень раним психологически?
- Согласен. Вот почему я и сказал, чтобы оставили пока Сергея в покое. Чтобы он мог проявить себя с самой лучшей стороны.

Автор: "www.bobsoccer.ru"

Артем Ребров: "Я не знаю тех вратарей, которые после игры хорошо спят."

- Скажите Артем, а какие голы для вратаря наиболее обидны?
- Наверное, есть несколько таких категорий. Но, самые обидные, это когда ты чуть-чуть не успеваешь. Самую чуть-чуть. Уже нюхаешь мяч… Задеваешь его рукой, а он от твоей руки влетает в ворота. Обидно же.

- Хотя понимаешь, что ты вроде бы уже этот мяч достал. А он паразит…
- А он паразит заползает за ленточку (смеется).

- Общается ли с вами тренер вратарей «Спартака» на тему готовности к игре? Непосредственно он принимает решения, кого нужно поставить в ворота или Валерий Георгиевич Карпин?
- Я точно не знаю… Но есть ведь тренерский совет, где присутствует и тренер вратарей. Там все и решается, кто будет играть. Хотя основное решение я думаю за Валерием Георгиевичем. Наверное, он прислушивается к мнению Валерия Семеновича Клейменова. Он не один год работает, опыт у него хороший.

- Ну а вы сами, вратари спартаковские, сейчас много общаетесь друг с другом?
- Конечно. Был момент, когда я в Германию летал на лечение денька на три-четыре, и мы не виделись. Но опять-таки все звонили: и Дикань, и Песьяков. Узнавали, как мои дела, желали здоровья. Я вам скажу больше – Андрей Дикань тоже постоянно поддерживает Серегу. И в команде у него полное доверие.

- Обычно вратари очень близко принимают к сердцу ошибки, допущенные в игре. И подчас даже берут на себя больше, чем надо, считая, что, раз мяч оказался в его воротах, значит в этом в конце концов виноват не кто-то другой, а он и только он. Не спят, мучаются. А вот наш эксперт, известный вам спартаковец Сергей Шавло, поигравший в свое время в Австрии, вспоминает, что там или в Германии вратари психологически подходят к этим вещам совершенно по-иному: «сыграл матч, забудь его». Были ошибки, не были – забудь, потому что завтра новая игра и теперь нужно готовиться к ней. А лишние мысли будут только отвлекать. И не заниматься самокопательством… Есть ведь такая известная история, как после матча с «Бенфикой» вы не спали всю ночь, а потом сразу же отправились на тренировку.
- Я думаю, что это все индивидуально. У всех есть свои нервы, своя психология. Даже если после игры человек внешне не переживает, не кидает в сердцах вещи, не плачет, я уверен, что он все внутренне перемалывает. Другое дело, как ты ведешь себя на людях: держишь удар или нет. Для меня нет разницы, хорошо я сыграл или не очень, все равно после игры я сплю не более двух-трех часов. И так не только я. Процентов 99 вратарей других команд это касается. Мы все-таки общаемся иногда друг с другом, делимся впечатлениями. Все равно ты анализируешь произошедшее, прокручиваешь, как все было. Я даже не знаю тех вратарей, которые после игры хорошо спят.

- А что вам снится? Голы?
Артем Ребров вратарь Спартака- Почему? Прокручиваешь какие-то моменты. Даже, если сыграл хорошо. И не потому, что вот, мол, какой я классный! И опять-таки, когда ты что-то анализируешь, откладываешь что-то в своей голове, идет накопление информации. Это и есть опыт. В будущем нечто подобное, что произошло в минувшей игре, может вновь повториться. И тут ты должен быть готов сыграть лучше, чем прежде. А потом надо понимать, что я, находясь в воротах, вижу все. Лучше, чем кто-либо. Иногда, это я по себе знаю, ты даже анализируешь какие-то вещи с позиции защитника. Отобрал, не отобрал мяч. Ты думаешь об этом эпизоде так, словно ты защитник. Сыграй он по-другому, а не так, как он сыграл, может, и тебе тогда не пришлось бы в этой ситуации действовать так, как случилось. Мы же находимся в одной связке, и мои дальнейшие действия во многом зависят от того, как секундой ранее сыграл свой защитник. Идет общий анализ. У меня даже есть свой сон, который постоянно повторяется. Наверное, раз в полгода. И мне все снится, что я не успеваю одеться на игру. Ну, то есть - все! Мы выходим, а я не успеваю шнурки завязать…

- И как давно он с вами?
- Сон? Да с детства, наверное. Причем, с кем-то из вратарей, по-моему, с Шишкиным из «Сатурна», помню, я поделился этим рассказом, и тот мне сказал, что у него есть свой сон, который тоже повторяется время от времени. Это, наверное, от нашей вратарской психологии все идет. Переживаешь за всех, видишь все…

- Интересно, когда закончите играть, сон уйдет или останется с вами?
- Надеюсь, что я это еще нескоро узнаю (смеется).

- Есть ли у вас какие-то свои способы, методы восстановления после игры?
- Для меня это в первую очередь, наверное, семья. Когда ты можешь, например, выехать куда-то за город, с родными, с друзьями. Такое общение отвлекает от разных мыслей. И от хороших, и от плохих. Потому что днем ли, ночью ли, ты с этими мыслями ходишь.

- Насколько я знаю, вы дружите семьями с Андреем Диканем?
- Мы общаемся, вместе проводим время. Но не только с ним, но и с другими ребятами из команды.

- Какое у вас любимое блюдо? Может, украинское, если общаетесь с Диканем?
- Нет. Мы друг к другу с Андреем в гости домой не ездим. Собираемся на нейтральной территории. Покушать, погулять. Но какого-то одного конкретного любимого блюда у меня нет. Свое люблю, домашнее. Когда жена готовит. Тем более, когда я сейчас на костылях. Она так и говорит, что теперь у меня двое детей под присмотром. Маленький ребенок, большой ребенок – Артемка. Шучу… Говорит, ты у меня теперь как в школу собираешься. Пока собрала меня, потом малого в садик.

- Ну, со старшим все понятно. А младшего как звать?
- Платон. Ну, а что касается блюд... Мамины, конечно люблю. Это, как говорится, не отменяется в любом случае. Классика.

- А сейчас в связи с травмой есть какие-то изменения в вашем рационе? Болельщик, задавая этот вопрос, видимо боится, что вы вес наберете?
- Если по поводу веса? Все нормально. Недавно вставал на весы и смотрю, что у меня уже два килограмма в минусе. Хотя я ем, как мне кажется, сейчас в два раза больше. С аппетитом все хорошо. Вес падает. Стараюсь обходиться без сладкого и мучного. Может что-то и от нервов идет. Все-таки операция была. А каких-то особенных советов мне, наверное, давать по питанию не надо. Я к полноте в принципе непредрасположен. У меня проблем с лишним весом никогда не было. Конечно, если я появлюсь перед врачом с животиком, мне тут же скажут: Артем, давай-ка ты за себя берись! С другой стороны, мы же профессионалы. Сами все видим.

Автор: "www.bobsoccer.ru"  апрель 2013.