Тихонов Андрей Валерьевич - 13 36 - игроки 2011/ 2012 - clubspartak.ru

Андрей Тихонов. Неутомимый

Казахстанская командировка Андрея Тихонова ушла в прошлое. Остались лишь воспоминания: хорошие и не очень. Копилку наград пополнила серебряная медаль, память — новые, яркие впечатления, а душу — осадок и недопонимание.

Когда во время нашей беседы приходилось задевать футболиста за живое, светлые глаза Андрея делались грустными, но финтить и уходить в сторону ни от одного вопроса собеседник не стал. Час общения пролетел, как пять минут, за это время я открыла для себя много нового о Тихонове, которого до этого, казалось, знала всю жизнь.

— Девушка, вам куда?

Этот вопрос заставил меня вздрогнуть и посмотреть на проезжую дорогу, ведущую от стадиона «Арена Химки» к МКАДу. Несколько минут назад завершилась презентация новичка «Химок» Андрея Тихонова, с которым мы договорились встретиться утром следующего дня для обстоятельной беседы. Вот уж никак не ожидала, что из опускающегося окна внушительного джипа покажется приветливое лицо Тихонова.

— Неужели вы так и пошли бы пешком? — на полном серьезе спросил Андрей.

Садясь в машину, я даже не нашла, что ответить. Походы на «Арену Химки» и обратно стали для меня обыденной частью жизни.

— Почему машину не купите? Прав нет?

— Есть, но боюсь сумасшедшего движения на московских дорогах.

— А гастарбайтеров не боитесь?

Вот такой участливый человек Андрей Тихонов, хотя кого из спартаковских болельщиков это удивит?

По стопам отца
— Давайте поговорим о семье Тихоновых. Два ваших сына занимаются футболом. С какого возраста дети пристрастились к спорту и как продвигаются их успехи?
— Младший сын — Денис, начал заниматься с шести лет, а Миша с семи-восьми. Раньше они тренировались в Химках, но это далеко и жене неудобно было их возить, а я целый год отсутствовал. Сейчас сыновья посещают секцию в Мытищах. Она находится в пятнадцати минутах езды от дома.

— Восемь лет — не поздновато приобщаться к футболу?
Тихонов Андрей легенда Спартака!!!— Я вообще попал в футбол, когда мне было девять. И потом, общался с Леонидом Слуцким, который сказал, что ребенку младше десяти лет в футболе делать нечего. Как видите, на этот счет у всех разное мнение. Если мальчик одаренный?— он заиграет, а если таланта нет, то хоть с шести лет приводи, хоть с пяти.

— Уже просматривается перспектива у детей?
— В любом ребенке можно разглядеть перспективу, если захотеть. Это зависит от того, кто оценивает. Тренер это делает по-другому, не как отец, он ведь не на одного ученика смотрит, а на команду. Лично я перспективу в сыновьях вижу.

— Кто более одарен, на ваш взгляд, старший или младший?
— У Миши больше развиты бойцовские качества, характер, а мелкий лучше оснащен технически. Но в футбол ведь играют характеры. У меня вообще в детстве не было никаких данных. Только за счет желания получилось пробиться. А?уже потом, с опытом, пришло все остальное. А???сыновья… Вот когда им будет лет по четырнадцать, тогда станет понятно, кто на что способен.

— Получается, старший больше склонен к игре в защите, а младший к нападению?
— Они у меня оба правые полузащитники. Например, у Юры Дроздова сын до четырнадцати лет играл в «Локомотиве», потом перевелся в «Химки», а сейчас занимается в военном училище. То есть интерес ребенка не совпал с желанием папы. Иной раз дети больше думают не о футболе, а о том, как лучше одеться, например, или их увлекают компьютерные игры. Вот те, у кого такие интересы, и оказываются в армии. Сам я с детства занимаюсь разными видами спорта. И хоккеем с мячом, и теннисом, и бильярдом, и баскетболом. Но в то время спорт не имел альтернативы, потому что ничего, кроме стадионов, не было, а сейчас много разных соблазнов.

— Коньки не забросили?
— Нет, в поселке, в котором живу, есть каток. Семь лет назад, когда я был в Самаре, у нас проходил сбор в Новогорске и мы ездили на Ленинградку в хоккейный центр «Умка». Тарханов проводил там тренировки — мы каждый день играли в хоккей с мячом.

— За какую команду болеют ваши сыновья?
— Они болеют за папу. Когда я играл в «Химках», приходили на каждую игру, правда, младший почему-то все время спал. Ему было четыре и, видимо, свежий воздух так действовал на организм.

— Вы передаете детям футбольное мастерство, свои знания?
— Во дворе дома я специально для них положил небольшую площадку с синтетическим газоном и когда есть время, мы выходим заниматься. Я пытаюсь что-то им объяснить, показать некоторые вещи. В общем, есть, где в новогодние праздники погонять мяч. Когда я закончу карьеру, вплотную займусь передачей детям опыта, а пока с сыновьями работают тренеры. Если увижу, что перспективы у них хорошие — отдам в серьезную школу. Но на сегодня мы даже не знаем, останутся ли они в футболе, чего мне очень хотелось бы.

— Не мешают ли занятия образованию?
— Когда мы отдали старшего в подготовительный класс лицея, он с утра до вечера занимался, и времени тренироваться было не много. А когда стал серьезно относиться к футболу, тяга к учебе пропала. Поэтому мы определили его в обычную школу, в которой я сам учился, и сейчас он с удовольствием ее посещает, приносит домой пятерки и четверки. Остается время не только на тренировки, но и погулять. Если дети серьезно увлекутся футболом, мы, безусловно, готовы делать им поблажки в учебе.

— Громкая отцовская фамилия накладывает на них дополнительную ответственность?
— Миша и Денис пока до конца этого не понимают. Но когда я прихожу на тренировки, то слышу, что о них говорят, как о сыновьях Тихонова. Может быть, это дает им какие-то привилегии, но не всем это нравится. Людей ведь разных хватает. Но сыновья чувствуют, что к ним все относятся по-особенному.

«Локомотив» засуживали
— Поговорим о вашей карьере в Казахстане. Вскоре после того, как вы перебрались в астанинский «Локомотив», заявили, что вам нравятся многие вещи, которые делаются для становления и развития команды. Что именно имели в виду?
— Импонировали условия, созданные для «Локомотива». На тот момент все было просто идеально. Команда жила в самых лучших гостиницах, тренировалась на отличных полях, летала на комфортабельных чартерах, зарплаты и премии выплачивались день в день. Руководство клуба к нам прекрасно относилось. Именно поэтому на старте мы выиграли семь матчей подряд.

— Что стряслось потом?
— Об этом не говорят, но когда мы одержали столько побед, причем в нашу пользу поставили несколько спорных пенальти, наверху начались движения. Когда у нас в России случается подобное, говорят, что команду тащат. Видимо, руководство федерации так и подумало, ведь «Локомотив» только вышел в высшую лигу и сразу громко заявил о себе. Наверху судьям намекнули, что им будет плохо, если станут помогать нашей команде. Арбитры это восприняли так, что лучше ошибиться против нас, чем получить сверху нагоняй. Поэтому пошли моменты, когда нас просто убивали. Конечно, Сергей Юран был очень недоволен этим, начал высказываться в прессе, а в Казахстане не любят выступления против высшего руководства. У них все по-другому, не такая свобода слова, как в России. Здесь можно сказать, что угодно, любую критику, а там это воспринимается негативно. В результате, на команду пошло давление.

— Но это вряд ли объясняет начавшиеся финансовые проблемы.
Тихонов и Филимонов— Получилось так, что бюджет, который выделил наш спонсор — КТЖ (Казахстан Темир Жолы — казахские железные дороги — «Спорт») был исчерпан уже к августу. Руководство клуба видимо не до конца рассчитало лимит премиальных, плюс чартеры, дорогие гостиницы. Не совпали цифры, или что-то еще. И с августа нам перестали платить деньги.

— Но команда продолжала жить на широкую ногу?
— Да, бытовые условия не изменились, просто мы не получали ни зарплату, ни премиальные. «Локомотив» по-прежнему хорошо выступал и выполнил задачу на сезон — занял второе место.

— Руководство пыталось решить финансовые вопросы — найти деньги?
— КТЖ полностью выполнили перед клубом обязательства, выделив все средства, которые должны были потратить на команду в 2009 году. К ним нет претензий. Просчет был со стороны руководства клуба, поэтому в данный момент у руля стоят уже другие люди. Ведутся какие-то пересчеты, сверки… А игроки по-прежнему находятся в ожидании, когда же отдадут деньги за прошлый год.

— С кем-то из своих бывших партеров по «Локомотиву» поддерживаете связь?
— Иногда созваниваюсь с некоторыми ребятами и Андреем Карповичем, перешедшим в «Актюбинск», тоже не от хорошей жизни. С руководством ведет переговоры наше агентство, и мы надеемся, что вопрос будет цивилизованно закрыт, потому что если этого не произойдет, мы будем вынуждены работать по-другому. Но это может ударить по имиджу Казахстана, который стремится в Европу, в УЕФА.

— С августа вообще ничего не выплатили: ни зарплат, ни премиальных?
— Перед новым годом нам заплатили премию за месяц и еще кое-какие деньги. Это все.

— Получается, у «Локомотива» долг перед вами большой.
— Смотря с чем сравнивать. Спонсор клуба, КТЖ — это все равно, что РЖД у московского «Локомотива». То есть деньги есть. Если бы получилось, как у Вовы Бесчастных, когда клуб просто закрыли, и концов не сыщешь, это одно дело. А здесь на кону репутация казахстанских железных дорог. А она для такой компании стоит не мало.

— Не жалеете, что не прислушались к совету Бесчастных не ехать в Казахстан?
— Нет, потому что любой футбольный опыт всегда идет в плюс. Мы здорово играли, посмотрели другую страну. И все-таки условия, которые нам создали, были хорошими. Единственный негативный момент — недоплата, но я думаю, что все решится благополучно.

— И что же интересного вы увидели в другой стране?
— Не лучшие стадионы. На дворе двадцать первый век, но некоторые арены не дотягивают до современности. Увидел, как живут люди. Это другой мир! Есть столица, которая застраивается, некоторые здания даже красивей, чем в Москве, но все это какое-то не обжитое. Открыли сумасшедший стадион, на котором мы проводили несколько последних матчей. Он как «Локомотив» в Черкизове, только с выдвижной крышей. Астана — великолепный город, хотя стоит в степи, но в двухстах километрах от него есть местечко, которое казахи называют Швейцарией. Зелень, озера. С другой стороны цивилизация дошла не во все уголки Казахстана, люди живут в прошлом, как в СССР.