Аленичев Дмитрий Анатольевич - 25 26 - игроки 2005 - clubspartak.ru

Аленичев Дмитрий: Романцев спросил: «Пойдёшь в «Спартак»?»

В 45-й день рождения Дмитрий Аленичев вспоминает людей, благодаря которым состоялся как футболист и продолжает расти как тренер.

На семейных торжествах говорят тосты за самых близких – родителей, детей. Но эти люди сегодняшнему имениннику тоже по-своему дороги. Все они, кто в большей, кто в меньшей степени, приняли участие в судьбе футболиста Аленичева и оказали влияние на формирование Аленичева-тренера. Каждого из них Дмитрий Анатольевич вспоминает с благодарностью.

«Гонял Палыч немилосердно!»

Первое знакомство молодого полузащитника с высшим дивизионом вышло противоречивым. Радость дебюта в чемпионате Союза омрачил откат «Локомотива» на последнее место. Впрочем, вылететь «железнодорожникам» не пришлось. Уже в следующем году они вошли в состав российской лиги, а Дмитрий повстречал одного из главных учителей в жизни. Юрий Сёмин аккурат к старту нового турнира завершил новозеландскую командировку.

— На первых порах побаивался его, стеснялся спросить совета, как бы иногда ни хотелось, — признаётся Аленичев. — Одно дело – взрослый мужик за 30, другое – зелёный мальчишка, попавший из провинции в Москву, в «Локомотив», в высшую лигу… Но это нормально. Молодёжь должна бояться тренера.

За прошедшие четверть века Юрий Палыч помудрел, повзрослел, но в эмоциональном плане совершенно не изменился. Всё так же бегает, покрикивает на бровке. У меня иногда создаётся впечатление, что мы с ним одного поколения – настолько он энергичен и бодр в свои 70 лет. Бывало, срывался, закипал, но хамства в адрес футболистов никогда себе не позволял. А вот гонял нас немилосердно! С тех пор Сочи, Хоста у меня с тяжёлыми погодными условиями и сумасшедшими нагрузками ассоциируются. Долгое время был уверен, что Сёмин один такой «деспот» — пока с Земаном не познакомился…

Знаменитый «петушок» у Палыча позже появился. Такого, чтобы одни и те же джинсы или туфли таскал «на фарт», я за ним не замечал. Вот Олег Иваныч – да, долго носил один пиджак, на удачу…

Юный «железнодорожник» Дмитрий Аленичев (справа) против спартаковца Игоря Ледяхова

Юный «железнодорожник» Дмитрий Аленичев (справа) против спартаковца Игоря Ледяхова

«Настроение Романцева определяли по одному взгляду»

«Спартак» 1990-х доминировал на всероссийской арене. Из 10 чемпионских трофеев на границе столетий он упустил лишь один. Лучшая команда страны, базовый клуб сборной – в Тарасовку все (ладно, почти все) мечтали попасть. Везло избранным. Аленичев – в их числе.

— Первый разговор с Романцевым состоялся на Рижском вокзале, в автомобиле Олега Ивановича. Он с Тархановым приехал, помощником. Там и познакомились. Романцев спросил: «Пойдёшь в «Спартак»?». Думал ровно полсекунды: «Конечно».

Я присоединился к команде в ноябре: чемпионат закончился – оставалась Лига чемпионов. Дебютировал в Турции против «Галатасарая». Хорошо выиграли – 2:1, а то меня за два промаха по пустым воротам прибили бы!

Тренерский совет составляли опытные ребята – Карпин, Ледяхов, Пятницкий, Цымбаларь Илюха. Потом эти полномочия перешли ко мне, Егору Титову, Андрею Тихонову. Иногда заходили к главному, обсудить какие-то рабочие вопросы, но назвать эти встречи регулярными не могу. С глазу на глаз я с ним всего пару раз общался, уже став капитаном. Но настроение Романцева определяли по одному взгляду. Не могу сказать, что он был сама угрюмость – и пошутить мог, и в квадраты поиграть, но всегда соблюдал дистанцию с футболистами, в строгости команду держал.

Курил Олег Иванович нещадно. Он и Хаджи, администратор. Одна сигарета закончилась – сразу за второй тянулся. Пачка за матч улетала – минимум! Мы поражались: как здоровья хватает?! Только став тренером, я осознал, насколько это нервная, стрессовая работа. Но курить не начал, даже не пробовал.

Романцев спросил: «Пойдёшь в «Спартак»?». Думал ровно полсекунды: «Конечно»

Романцев спросил: «Пойдёшь в «Спартак»?». Думал ровно полсекунды: «Конечно»

Два тяжёлых профессиональных удара при мне пережил Романцев. После Украины в 1999-м шок у всех был. Атмосфера в раздевалке – как на похоронах: гробовая тишина. Хорошо, зашёл Пал Палыч Бородин – немного разрядил обстановку хохмой. Кому-то даже хватило сил улыбнуться. Такое же подавленное состояние было после «Кошице», когда из Лиги чемпионов вылетели. Сильно мы тогда подвели и болельщиков, и самих себя. Долго потом с трибун летели обидные слова – в адрес тренера, ребят. Но как бы ни было погано на душе Романцев всегда держал себя в руках – бутсы, как у Фергюсона, или стаканы по раздевалке никогда не летали. Ни у него, ни у других моих тренеров. Хотя, может, иногда это даже полезно – для разрядки.

Отдушиной Иваныча оставалась рыбалка. В сезоне, понятно, не до того было, но в отпуске они с доктором Васильковым брали удочки и на неделю-две сбегали из Москвы – развеяться, подзарядить батарейки.

«Сзади Тотти плетётся, Кафу с Алдаиром пыхтят…»

Знакомство с западной цивилизацией уроженец Псковщины начал в одном из красивейших городов планеты под началом харизматичного пана Земана. О чешском Мистере в Италии слагали легенды, писали книги, снимали фильмы, даже песню сочинили. Глыба!

— Он и инициировал мой переход в «Рому», — уточняет Аленичев. – Видно, приглянулся ему в составе «Спартака». Никогда не встречал настолько спокойных тренеров, как Земан. Во всех отношениях потрясающий человек. Но по профессиональным качествам – тренер-монстр! Меня Колыванов с Шалимовым, знавшие Земана по «Фодже», предупреждали: «Дима, сил побольше в отпуске наберись – на предсезонке пригодятся». На первом же сборе понял, что они имели в виду. Три недели каждый день бегали кроссы – 10 километров на время! Бежишь, еле ноги передвигаешь, где-то сзади Тотти плетётся, бразильцы Кафу с Алдаиром пыхтят, а за командой тренер по физподготовке на велике катит, подгоняет. Уже на второй день задался вопросом: «И зачем я бросил «Спартак»?..» Ничего, стиснул зубы, справился. Все терпели, и я терпел.

Земан немного говорил по-русски – учил в Чехословакии, но основное общение шло на итальянском. У иностранцев в контрактах было прописано обязательство изучать язык, и это правильно. В чемпионате России некоторые по четыре-пять лет выступают и не могут на русском интервью дать – разве это дело? Я старался как можно быстрее освоить итальянский, чтобы напрямую общаться с партнёрами, тренерами. Коммуникация очень важна в футболе, и именно на том языке, на котором все вокруг говорят.

Дмитрий Аленичев в «Роме»

Дмитрий Аленичев в «Роме»

«Капелло говорил: «Потерпи, Дмитрий»

В Вечном городе судьба свела Дмитрия и с одним из самых успешных тренеров современности. Доном нашим Фабио.

— Знаю, ещё работая в «Милане», Капелло присматривался ко мне. Наверное, он был рад встретить меня в «Роме», приняв дела у Земана. Капелло хорошо ко мне относился, хотя и выпускал не всегда. Объяснял: «Дмитрий, я не могу рисковать и использовать тебя одновременно с Тотти. Потерпи. Возможно, со временем схема изменится». Я с пониманием относился к ситуации и продолжал работать. Без обид. Полгода у Фабио мне хватило, чтобы понять, насколько это сильный специалист. Впрочем, его трофеи говорят сами за себя.

Капелло строгий, жёсткий. Много тактики. Мне, бразильцам хотелось больше с мячом повозиться, но надо – значит надо. Ребята из российской сборной рассказывали, что Капелло чуть не за руку водил их по полю, чтобы каждый назубок знал свой манёвр.

Порядки в «Роме» Фабио установил суровые: никаких телефонов, музыки в раздевалке и автобусе. В столовую и из столовой – все вместе и в одинаковой форме. На каждую мелочь обращал внимание. Дисциплина была запредельная.

Дмитрий Аленичев и Андрей Тихонов

Дмитрий Аленичев и Андрей Тихонов

Установки на игры и те Капелло делал с яростью, с нажимом, тем самым заводя команду. А уж если у нас что-то не получалось, просто рвал и метал. Громыхал так, что стены в раздевалке дрожали. Отдельные тренировки я конспектировал, но записывать всё подряд, честно говоря, не было желания. Может быть, подспудно понимал, что ещё встречу с тренера с безумно дорогой и интересной мне философией…

«Учитель Гвардиолы и Баджо»

Гвардиолу справедливо считают любимым и лучшим учеником Йохана Круиффа. Но в ряду людей, оказавших наибольшее влияние на его тренерское мировоззрение, Хосеп неизменно упоминает фамилию Маццоне. С исключительной теплотой о доне Карло отзывался Роберто Баджо. Посчастливилось поиграть у легендарного дедушки Серии A и Аленичеву.

— Фантастический человек и величайший тренер, — не скрывает своего восхищения патриархом «кальчо» Дмитрий Анатольевич. — Я и до «Перуджи» был о нём наслышан. Четыре месяца с ним обогатили меня бесценным опытом. Маццоне спокойный, рассудительный – полная противоположность Капелло. Умел доносить свои мысли до футболистов, не повышая голоса. Он не грузил игроков сверх меры тактикой – зато удивительным образом умел создать позитивный микроклимат в раздевалке. Его «Перуджу» отличали крепкие дружеские отношения.

Гол за сборную России

Гол за сборную России

«У Моуринью забыл, что такое кроссы»

Первым тренером российского легионера в «Порту» стал Фернанду Сантуш («До сих пор на связи, поздравлял его с победой на Евро-2016»), но самый глубокий и отчётливый след в душе Аленичева оставил другой португальский тренер. Совместно они выиграли Кубок УЕФА и Лигу чемпионов с голами Дмитрия в обоих финалах.

— Как только пошли слухи о переходе Моуринью в «Порту», я начал наводить справки у одноклубников: что за человек, тренер? Мне отвечали: «Фантастика! Вот увидишь, Дмитрий, мы выиграем с ним чемпионат, а может быть, и не только». Помню, поймал себя на мысли: «Интересно было бы с ним поработать». Через две-три недели Моуринью был в «Порту», и я сразу понял, что это тренер, который поможет мне выйти на более высокий уровень. Жозе впечатлил с первой встречи. Казалось бы, ну какое ему дело до единственного русского, а он сразу проявил участие: «Как дела? Как семья?». О его профессиональном уровне всем всё сказали следующие два с половиной сезона.

«Я сразу понял, что Моуринью — это тренер, который поможет мне выйти на более высокий уровень»

«Я сразу понял, что Моуринью — это тренер, который поможет мне выйти на более высокий уровень»

Жозе всегда любил сыграть на публику. Возможно, в «Порту» это делал реже, так как ещё не добился таких успехов, как сейчас. Но к его человеческим качествам никогда не возникало вопросов. Он не станет обсуждать тебя за глаза, если недоволен – всё выскажет в лицо, спокойно и корректно. Тренировочный процесс вообще сумасшедший: у Моуринью я забыл, что такое кроссы, а чувствовал себя великолепно! Это не значит, что мы прохлаждались на тренировках, нет, конечно. Но пахали с мячом, потому и были функционально готовы отлично. И коллектив в «Порту» был как семья: никаких группировок, один за всех и все за одного. Жозе настоял, чтобы раз в две недели команда собиралась без тренеров, без жён – пообщаться, за бокалом вина обсудить дела. Приезжали все, без исключения и «отмазок»: «Дела, то-сё»! Эти посиделки способствовали созданию благоприятной атмосферы и в конечном итоге отражались на игре.

Однажды после тренировки Жозе подошёл – я делал растяжку – и сказал: «Знаю, что у тебя через три-четыре месяца заканчивается контракт. Я не могу в эти дела лезть, но хотел бы, чтобы ты оставался в «Порту» до тех пор, пока я здесь. Я своё мнение высказал, а решение принимать президенту, тебе, твоему агенту». Разговор длился две-три минуты, но я был настолько тронут таким отношением, что готов был хоть завтра подписать новый контракт, хотя до этого разные мысли в голове крутились. Я остался – и на следующий год мы взяли Лигу чемпионов…

Моуринью избегал долгих напутствий. Футболисты не любят, когда им по полчаса в раздевалке растолковывают, что надо на поле делать. Для этого есть тренировочный процесс. Обычно Жозе толкал лаконичную, но эмоциональную речь, после чего все собирались в кружок и трижды хором выкрикивали: «Кто мы? «Порту»!» После чего заведённые шли на поле – и умирали друг за друга.

В «Порту» Дмитрий Аленичев выиграл Лигу чемпионов и Кубок УЕФА

В «Порту» Дмитрий Аленичев выиграл Лигу чемпионов и Кубок УЕФА

Перед финалом Лиги чемпионов ничего из ряда вон выходящего тренер не говорил. В таких случаях лишние слова не нужны – всем и так всё ясно. В Гельзенкирхене установка длилась семь-восемь минут: состав, минимальные тактические нюансы. Отправляя меня на замену, Жозе попросил: «Дмитрий, наладь игру в центре поля, помоги полузащитникам. Ну и постарайся забить – я думаю, у тебя это получится. В бой».

Тогда мы играли больше на атаку, в футбол комбинационный, интересный. В последние годы Жозе повёл линию в сторону более оборонительной игры. Если это даёт результат, почему нет? Все болельщики хотят, чтобы их команды играли, как «Барселона» Гвардиолы, но это невозможно. Нужно отталкиваться и от силы соперника, и от своей команды – от массы нюансов. А с другой стороны, посмотрите, сколько «Манчестер» при Моуринью забивает. Думаю, он нашёл необходимый баланс между атакой и обороной.

У Жозе феноменальный объём знаний, приобретённых с Робсоном, ван Галом в «Барселоне» и потом в самостоятельной практике, но он продолжает учиться и совершенствоваться. Фанат своего дела, Моуринью 24 часа в сутки думает о футболе, ночами напролёт читает о футболе, обсуждает футбол. В этом, наверное, и заключается секрет его успеха.Счастлив, что в моей судьбе был такой выдающийся мастер.

Спартак Москва ЧЕМПИОН!

Автор: "Чемпионат" 20.10.2017.