Макгиди Эйден - 5 15 - игроки 2010 - clubspartak.ru

 Первый мяч за "Спартак", похоже, большой радости ирландскому полузащитнику не принес .

Эйден МАКГИДИ: "ЖИВОТОМ ЗАБИЛ ВПЕРВЫЕ"

- Несмотря на то, что нам дважды пришлось отыгрываться, мы должны были побеждать, - считает Макгиди. - У нас было много шансов, владели преимуществом, и судья не назначил в ворота соперника чистый пенальти.

- Уверены, что там было нарушение?

- На сто процентов.

- "Амкар" тоже разочарован ничьей.

- Еще бы! Они же вели в счете.

- А о своей игре что скажете?

- В целом доволен, хотя на фоне результата оценивать собственные действия не очень хочется.

- Это вы Комбарова научили так навешивать?

Макгиди первый гол за Спартак- Шутка? Не думаю, что ему нужно рассказывать, как делать такие подачи.

- Животом когда-нибудь забивали?

- Нет, это было впервые.

- График, при котором играть приходится через два дня на третий, не смущает?

- Для меня это, наоборот, хорошо: я пропустил межсезонье, так что только через игры могу вернуть кондиции.

- Сильно устаете?

- Да. Минуте к 70 - 75-й тяжелее всего.

- Насколько вы далеки от лучшей формы?

- Скажу так: еще предстоит поработать.

- Когда же мы увидим настоящего Макгиди?

- Надеюсь, уже в матче против "Жилины".

- Выходит, и против сборной России выйдет настоящий?

- Посмотрим, поставит ли меня тренер.

- Знаете, против кого придется играть?

- Если слева, то против Анюкова. Но повторю: не уверен, буду ли играть вообще.

Автор: "Спорт-Экспресс"  25.09.10.

Полузащитник «Спартака» Эйден Макгиди: Сборная России сейчас опасна, как раненый медведь 

Накануне отборочного матча сборных России и Ирландии спартаковец Эйден Макгиди встретился с корреспондентом «Советского спорта» и рассказал о марсельской беседе с Паршивлюком, о шотландских неприятностях с болельщиками и о том, без чего нельзя представить британский футбол.

«УЧИЛСЯ В КАТОЛИЧЕСКОЙ ШКОЛЕ»
После вечерней тренировки Эйден Макгиди заходит в гостиничный комплекс спортивной базы в Тарасовке.

– Привет. Пара минут, о’кей? – я едва разбираю английские слова, сказанные с характерным шотландским акцентом. Эйден улыбается и смотрит так, будто мы знакомы уже сто лет.

– Ноу проблем.

Макгиди принимает душ, меняет спортивную форму на гражданскую. Я узнаю в футболисте истинного британца. Кожа, сбрызнутая веснушками, волосы с рыжим оттенком, челка, слегка вздернутая гелем для укладки волос, стильная серая футболка, модные потертые джинсы, перстень на безымянном пальце правой руки, татуировка на все левое плечо. Хм-м, говорят, что тату – это графическое отображение внутреннего мира…

– Что у тебя на плече нарисовано? – киваю на руку футболиста, пока мы идем в комнату для пресс-конференций.

– Ангел в лучах света (Эйден показывает на трицепс. – Прим. ред.), а здесь католический крест, перемотанный четками (переворачивает руки бицепсом наружу. – Прим. ред.).

– Где сделал татуировку?

– В Глазго.

– Близка религиозная тема?

– Ходил в католическую школу. Я и мои родители, подобно большинству ирландцев, придерживаемся католицизма.

– Какие у вас в школе были предметы?

– Такие же, как и в обычной, – математика, английский, французский, рисование, физкультура. Прибавлялась только религия.

– Любимый предмет – физкультура?

– Да, – Макгиди смеется. – А самый нелюбимый – математика. Я неплохо занимался. Но какая же это была скукотища! Мне кажется, в математике изучают то, что совсем не применимо в повседневной жизни.

– Ты с детства хотел стать профессиональным футболистом?

– Нет. Я начал играть только в девять.

– Довольно поздно.

– Согласен. Раньше я даже никогда не пытался гонять мяч во дворе. А потом, поиграв один раз, понял, что влюбился в эту игру.

– Помнишь, как впервые дотронулся ногой до мяча?

– На улице в Глазго. Мне кто-то из друзей кинул мяч. И я повел мяч ногами, убегая, сам не знаю куда.

«ПАПА НАДО МНОЙ ПОДШУЧИВАЛ»
– Пока ты учился в школе, папа, в прошлом сам профессиональный футболист, не учил тебя играть?

Ирландия-Россия Макгиди против Дзагоева– Нет. Он вовсе не настаивал на том, чтобы я становился спортсменом. Он лишь рассказывал о том, как тренировался, о спортивном быте, о том, как потом получил травму. Вспоминал разные спортивные байки. Помню, когда я попал в «Селтик» в 14 лет, папа начал подначивать меня, иронизируя: «Только один член семьи может стать футболистом». Его слова еще больше заводили меня. И я мечтал попасть в первый состав «Селтика».

– Сейчас, должно быть, папа тобой очень гордится?

– Конечно. Папа сейчас работает учителем английского в старшей школе. Всегда просит меня побольше читать. Но у меня никак не получается. Я ушел из школы в 16 лет. Родители пытались заставить меня ходить в колледж рядом с домом. Но я тренировался каждый день, домой приходил уставший. Мне не хотелось учиться.

– Как вышло, что твой отец, будучи профессиональным футболистом, стал учителем английского?

– После завершения спортивной карьеры в 23 года из-за травмы он поступил в университет Глазго.

– А ты уже думал, чем хочешь заниматься после футбола?

– Мне еще играть как минимум десять лет. Возможно, буду футбольным агентом или займусь спортивным менеджментом. Хотел бы остаться в футболе, потому что мне будет тяжело без любимого дела.

– В возрасте 14 лет тебя хотели заманить под свои знамена «Манчестер Юнайтед» и «Арсенал», но ты выбрал «Селтик». Почему?

– Потому что мой отец в возрасте 16 лет уехал играть в Англию. Он рассказывал мне, как тогда тосковал по дому. К тому же я подумал, что лучше играть в первой команде Шотландии, чем сидеть на скамейке запасных в «Арсенале» или «Манчестер Юнайтед». И не жалею. Я начал играть в основе, когда мне было 17, выступал каждую неделю до 24 лет. У кого еще в моем возрасте было столько игровой практики?

– В будущем ты хотел бы вернуться на родину, играть в топ-клубах британской лиги?

– Сейчас я в «Спартаке». Целиком и полностью отдаюсь команде. Надеюсь, смогу быть ей полезным. Посмотрим, что случится через несколько лет.