Георгий Ярцев: «Хотите сплавить человека – дайте ему сборную» - часть 1 из 2 - clubspartak.ru

Спартак Новости. Все новости о футбольном клубе "Спартак". Только самые важные новсти Спартак и интересное. Обзор трансферов, свежие новости об игроках Спартака.

Георгий Ярцев: «Хотите сплавить человека – дайте ему сборную»

05.10.2010 в 00:00
Георгий Ярцев: «Хотите сплавить человека – дайте ему сборную»

Георгий Ярцев: «Хотите сплавить человека – дайте ему сборную»
Его девиз по жизни: «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти». Надеемся, с нами Ярцев ничего не потерял, рассказав всю правду о застольях спартаковских ветеранов, сообщив новые подробности «ночного кошмара в Лиссабоне», откровенно поведав о друзьях и врагах…

ЖУРНАЛИСТЫ-СЛУХИ
- Без журналистов скучаете, Георгий Александрович?

- Не очень, если честно. Да и когда скучать-то - звонки почти каждый день. Жаль, много бестолковых, бесполезных…

- Поэтому так часто «абонент недоступен»?

- Я не скрываюсь - кто ищет, тот найдет. Но зачем тратить время на ненужные разговоры? Общаюсь с теми, кто мне интересен, кому я доставляю удовольствие в общении. А что помимо этого – меня не очень волнует.

- Колосков про вас говорил: «Он любит уединенную жизнь».

- Я человек компанейский, но в своей компании. У меня есть друзья, есть товарищи, есть футбольный клуб, где я с удовольствием провожу свободное время. С удовольствием хожу на концерты, в театр, читаю. Что нравится – тем и занимаюсь.

Но время от времени уединение нужно любому человеку. Чтобы элементарно оглянуться назад, подумать, сделать выводы.

Говорят вот - не работаешь в футболе… И чего? Можно и не работать, но следить за ним. Смотреть, анализировать. Единственное, чего не хочется – заниматься популистской деятельностью. В последнее время у нас так много развелось специалистов, экспертов разных, дискутировать с которыми нет никакого желания. Занятие бесполезное, даже вредное. Я просто понять не могу, как люди, никогда не работавшие в футболе, могут тренерскую работу оценивать? По крайней мере, неэтично это.

- Свое нежелание давать интервью как-то объяснили одной фразой: «Ненавижу штампы».

- Пример приведу – прошел матч сборной, через пару дней звонок: «Давайте обсудим». Что? Что обсуждать-то, когда все давно уже обсудили, оценили и обсосали? Повторять чужие мысли? Мне это неинтересно и не нужно.

А голословно выступать, не зная, что происходит в команде… Не люблю, когда кто-то, походя, оценивает игроков, не зная их потенциала, нынешнего состояния. Он, может, плохо сыграл, потому что палец натер, или жена с утра позвонила - в семье заболел кто-то. Или в бильярд проигрался. Хотя я не думаю, что в день матча кто-то будет в бильярд играть… Так вот, это все нужно знать, быть в курсе, а потом уже оценивать.

Я к таким моментам очень осторожно отношусь. Стараюсь попусту языком не болтать. Откуда я могу знать, почему он не в порядке? Как в Писании говорится: «Не суди, и не судим будешь».

- Овчинников одному журналисту грозился в лоб дать, и Роберто Манчини, когда его спросили – «Назовите что-нибудь, что вы всегда хотели сделать и не сделали» - ответил прямо: «Избить журналиста». Надеемся, это была шутка…

- Ну, Сергей - эмоциональный человек. Грозился он… Но не дал же? Вылетело у человека. Надо понимать в каком он состоянии после матча находился. А тут еще навязчивый журналист со своими идеями…

Да, у Манчини желание хорошее (смеется). И у меня таких желаний было полно. Поэтому я перед любой пресс-конференцией старался брать время на передышку – чтобы немножко прийти в себя, отойти. Скажу честно, не всегда получалось.

- Самый нелепый слух о вас в прессе?

- Когда ушел из «Динамо», поехал отдыхать в Кострому. Я родился на Волге, но, к сожалению, не охотник и не рыбак. А вот грибы собирать люблю. Лес, он в тяжелые минуты успокаивает.

И, представляете, какой-то журналист написал, что видел меня в Костроме в сапогах и фуфайке, покупающим сигареты «Прима». Я от души посмеялся. Да меня бы в таком виде даже из дома не выпустили! Чтобы Ярцев по родному городу в фуфайке расхаживал – это придумать надо…

- Самая обидная статья?

- Со временем все обиды уходят. Обидно было, когда слова перевирались, или, когда люди вроде бы футбольные, в футболе соображающие, не зная обстановки в команде, начинали судить-рядить, искать ошибки, там, где их не было.

Тренерские ошибки – они во многом ведь чисто интуитивные. С утра смотришь на игрока – гренадер! Ставишь в состав, а он – никакой. Другой – наоборот: с утра, как сосиска, а вечером – лучший. Но ты ставишь первого – и промахиваешься…

ВЕТЕРАНЫ-БАНКЕТЫ
- Спросили как-то Вадима Евсеева: «Почему Ярцев не тренирует?». – «А зачем ему тренировать – он и сам еще играет…». Такое ощущение, что от ветеранских турниров удовольствия получаете больше, чем от тренерской работы?

- Ну, если тренерской работы нет, надо же мне от чего-то удовольствие получать? Для меня ветеранские турниры – это своеобразный отдых, отдушина. Пообщаться с партнерами, с теми людьми, кого тренировал, вспомнить молодость… Удовольствие!

- Вообще от ветеранских поездок не отказываетесь?

- Если здоровье позволяет – всегда езжу. И бытовые условия не важны. В «Президент-Отеле» жить или в общежитии Байконура – мне все равно.

- Правда, что ветераны «Спартака» берут около 500 долларов на человека за один матч?

- Это вы откуда взяли? Да, бывает, что и 500 долларов. Бывает, что и больше, бывает, что и меньше. Лично для меня финансовый аспект не так важен. Не так как для кого-то может быть…

(после паузы). Вообще как-то однобоко получается. Вот спартаковцы – рвачи, по 500 долларов берут! А мы, между прочим, и благотворительные матчи проводим, и мастер-классы. Почему об этом никто не пишет? Почему никто не пишет, что ветеранские матчи – дело непростое? Я, например, в прошлом месяце – был момент – уехал из дома в четверг в 6 утра, а вернулся только в понедельник в 2 часа ночи. Я ведь в команде еще и организационными вопросами занимаюсь. И вот, значит, поехали: Архангельск – Байконур – Можайск – Алушта. Нормально? И везде надо сыграть, как следует, везде на тебя народ приходит смотреть. Наверное, за эту работу люди должны получать какие-то деньги, нет?

- Бородатая аксиома: «За что мы любим футбол? За то, что после футбола». Послефутбольные застолья на ветеранских турнирах – надо полагать, процедура стандартная?

- Принимающая сторона всегда накрывает стол, но это вовсе не означает, что там нужно обязательно упиваться, если вы об этом. У кого есть здоровье – тот может засидеться, у кого нет – уйдет.

- Что Ярцев? Засиживается, уходит?

- Если на каждый банкет буду откликаться и сидеть там от начала до конца – никакого здоровья не хватит. Хотя, если задаться такой целью – проблем нет! Можно хоть каждый день сидеть. Главное - уметь тормознуться. У нас в команде, по-моему, это все умеют. А кто не умеет – из обоймы вылетает.

Сказать, что мы ведем какой-то аскетический образ жизни – тоже не могу. Я, например, не ангел с крылышками. Если позволяет время, могу и допоздна с товарищами за хорошей беседой засидеться. У нас такого нет – если в шесть часов сели, ровно в восемь все из-за стола поднимаемся. Каждый сам себе хозяин. И если мне это застолье чем-то неудобно – я встану, попрощаюсь и пойду отдыхать.

Вот вам, кстати, пример - Дима Парфенов. Поиграл за ветеранов - заявился в премьер-лигу. Сомневаюсь, что ему бы это удалось, если бы он у нас на банкетах засиживался…

- Зная ваш взрывной характер, предположим, что для Ярцева на таких банкетах главная проблема – панибратство: «Георгий Иваныч, Жора, выпьем?»…

- Тут все от человека зависит – как он позволяет с собой обращаться. Когда меня «Иванычем» называют – а это, кстати, часто бывает - я всегда говорю: «Ну, если не знаешь отчество, называй так». По-моему, к таким вещам надо относиться спокойнее, проще. На застольях всякое бывает, что поделаешь? Перехлестывает народ. Иногда, конечно, неприятно. А когда совсем уж неприятно – люди получают отпор.

- Ваши слова: «Спорт - это необходимость постоянно доказывать каждой тренировкой, каждой игрой, что ты достоин самого себя». К ветеранским матчам относится?

- В меньшей степени, но все же. Если ты выходишь на поле – и, как колода, ни туда-ни сюда – это вряд ли кому-то понравится. Народу интересно посмотреть, что ты на данный момент из себя представляешь. Бывает, что стыдно за свою игру, да. Когда из ТАКИХ положений промахиваешься… Болельщики этого не прощают. И свистят, случается. А как же? Ты же, вроде, мастер, с именем…

- Все время вничью играете?

- Скажем так: частенько. Хозяева просят – обижать не хочется.

- Это при вашей нелюбви к компромиссам?

- Да ладно… Знаете, чего я больше всего не приемлю? Когда мы играем неправильно. Не люблю! Футбол – командная игра, и когда человек начинает чересчур себя показывать, забывает, что не у всех его партнеров равные физические возможности, вот такой человек получает от меня по полной программе. Невзирая на имена и регалии. Надо правильно играть!

У нас диктата нет, несмотря на возраст – тебе столько-то лет, ему – столько-то, каждый, только без менторского тона, может спросить с каждого. Но я, например, никогда не буду обсуждать действия Черенкова, Гаврилова или Хидиятуллина – великие футболисты, они всегда играют правильно. Это молодежь заигрывается, теряет нить спартаковской игры…

ДРУЗЬЯ-ВРАГИ
- Известно, что у вас много друзей. Самый близкий?

- Жена. В следующем году у нас юбилей - 40 лет совместной жизни. Как мне не восхищаться этой женщиной?! Не совсем уж у меня сладкий характер, всякое в жизни случалось… Остаться вдвоем, разобрать ту или иную ситуацию – все это было непросто. Поэтому отдаю должное моей Любовь Ивановне. Я всегда в своем доме чувствовал и любовь, и заботу. Чувствовал, что есть ниша, которая меня всегда прикроет. «Мой дом – моя крепость» - это как раз про меня.

Вообще, убежден, семья для человека всегда должна быть на первом месте. Но при этом не понимаю, когда говорят, что друг у человека должен был только один. Да, есть коллеги, есть товарищи – не всем можно душу раскрыть. Но в моей жизни хватает и друзей настоящих – людей, с которыми я могу поделиться и радостью, и болью. И знаю точно – в тяжелую минуту они обязательно подставят плечи. Что, собственно, и случилось после гибели сына.

- Убийство так и не раскрыто?

- Нет, и чем больше времени проходит, тем меньше шансов, что виновные будут наказаны. К сожалению…

Очень тяжелая для меня тема… Саша был тренером и то, что сейчас один из любимых его воспитанников – Артем Дзюба – играет на высоком уровне, и то, что родители ребят приходят на его могилу – конечно, приятно. Значит, память о сыне жива.

Я понимаю, что всегда нужно оставаться мужчиной и нести свой крест, не перекладывая беды на кого-то другого. Есть семья, есть дочь, внучка, внук. Есть, для кого жить и работать. Но рана в душе не заживает. И никогда не заживет. Все, не хочу об этом…

- Говорили о друзьях, а врагов много?

- Ну а чего о них думать? Наверное, есть. Даже точно есть. Как же без них? Нормальный человек без врагов не проживет.

- Кому-то руки не подаете?

- Еще раз: с кем я не хочу общаться – с тем не общаюсь. Если случайно столкнулись - для таких случаев достаточно и кивка головы.

- От тренеров-коллег ножи в спину получали?

- Нечасто, но было. Только давайте без фамилий.

- Но вы ведь сами рассказывали после матчей с Уэльсом: «Встречаю бывшего тренера нашей сборной, который проиграл в свое время пять матчей подряд. Впору в Книгу рекордов Гиннесса заносить. И он мне говорит, что Уэльс - это не команда, критикует. Хотя сам имеет в активе поражение от Исландии. Вот вам пример нашей «корпоративности». Всем понятно, о ком речь…

- Давно это было - я уж и забыл все. Вот еще - вспоминать буду…

- Говорили: «Кто тебя забыл - не твой товарищ, а рыба-прилипала». Много таких прилипал за последнее время отвалилось?

- Хватает. Многие искали дружбы, когда я в сборной работал. А потом потихонечку отошли. Если им доставляло удовольствие где-то в публичном месте в компании с главного тренером появиться, то я не в обиде, ради Бога. Были и те, кому искренне верил, но тоже прилипалами оказались. Ничего – закончилось общение, и ладно. Все к лучшему.

- С завистью сталкивались?

- Спрашиваете! Я никогда не забуду, как после того же Уэльса многие мои товарищи - с некоторыми, будем считать, до сих пор общаюсь - при встрече перебегали на другую сторону улицы, чтобы только поздравлять не пришлось. Меня, как человека прошедшего огонь, воду и оцинкованные трубы, такие уколы не очень удивляли. Да, в душе было неприятно. Но нужно всегда держать удар. Как говорят: подписал контракт, пришел в команду – сделал первый шаг к увольнению.

- Сами кому-нибудь завидовали?

- Всегда завидуешь высоким красивым блондинам. Смеюсь. Никому я по жизни не завидовал. По-моему, это вообще самая страшная черта характера. Все переживания – от зависти! А чтобы не завидовать – работать надо. Лежать на диване и плевать желчью в потолок – удел слабых.

ИГРОКИ-НЕРВЫ
- Про вас говорят: «человек-нерв». Справедливо?

- Справедливо, но с поправкой – это я на работе человек-нерв. Во время матчей, тренировок. Проигрывать не люблю. Да и кто любит? Но есть тренеры, которые умеют скрывать эмоции – в перебирании четок, в покачиваниях, в почесываниях – то у меня быть безучастным не получается. Раньше хоть курить на стадионах разрешали…

Ну а в быту, чего мне нервничать? Эмоциональный - да, но не до такой степени. Нервы стараюсь беречь, особенно с утра. Мне бабушка еще говорила: «Не нервничай с утра, Гоша. За целый день найдутся люди, которые испортят тебе настроение». Вообще, считаю, что нервный, дерганный человек в жизни никогда не найдет правильного решения.

- Да и нервные клетки не восстанавливаются…

- Это кто сказал? Врачи? Зато эмоции по поводу побед нервных клеток добавляют. То есть все в итоге компенсируется. Я так думаю.

- У вас же самого медицинское образование?

- Да, окончил Костромское медицинское училище. Учился очно, с практикой, то есть на полном серьезе. Какие-то моменты до сих пор помню. Например, товарищам по «Спартаку» иногда уколы делаю. Только не внутривенно.

- Кажется, супруга ваша говорила: у Георгия Александровича все эмоции – от фамилии. Ярцев – яркий.

- Ну, ей лучше знать...

- Вас легко вывести из себя?

- Не очень, но если уж вывели… Последний раз как раз с панибратством столкнулся. Правда, это не меня коснулось - моего хорошего товарища. Но там уж человек просто все границы перешел! Пришлось одернуть.

- В метро все так же не отказываетесь от общения с простыми болельщиками?

- Я общения не стесняюсь. Бывает, достают, конечно: но у меня давно система выработана – когда останавливают и задают вопрос, я знаю, что не нужно вступать в полемику. Нужно молча выслушать, кивнуть и пойти дальше. Для человека главное высказаться: он сам тебе и вопрос задаст, и сам же на него ответит. Твоя задача – новую мысль разговору не придать, чтобы он поскорее закончился.

- Курите сейчас больше-меньше, чем во времена тренерской работы?

- А я как-то внимания не обращаю: хочется – курю, не хочется – не курю. В самолетах вот запретили курить – могу и два, и три часа без сигареты обойтись.

Знаю, что вредная привычка, но избавиться от нее даже не стремлюсь. Закурил я, кстати, поздно – в 25 лет. Так обстоятельства сложились. До этого и подумать не мог, что когда-нибудь курить буду…

- Тихонов вспоминал вас в своем блоге: «После удачной игры Ярцеву ничего не стоило подойти к тому, кто плохо сыграл, и сказать: «Ну, ты и г…о». Но и тех, кто сыграл хорошо, он всегда отмечал и хвалил».

- Тишка так сказал? Что-то он перепутал… Чтобы я кого-то г…м называл? Такого просто не могло быть. Случалось, конечно, я кого-то обижал и обижал зря – потом сам неловкость чувствовал… Но, скорее, игроки, плохо сыгравшие, от меня вообще никаких слов не получали, чем такое…

Я всегда, во всех командах, перед любым разбором игрокам говорил, что не хочу никого из них обидеть, оскорбить, тем более - унизить. Хочу только в ошибках разобраться.

- Извиняться перед игроками приходилось?

- Нет. Если я никого не оскорблял, то чего мне извиняться?

- А как же история с Пановым? Он руки в карманах держал, а вы его за это с тренировки выгнали. Мол, чего стоишь, яйца чешешь! Он обиделся…

- Так и я на него, может, обиделся, что теперь? Дело прошлое - недавно вместе мастер-класс проводили: нормальные у нас отношения…

- Да? А он про вас говорит: «Ярцев - самый нелепый тренер».

- Ха-ха-ха! Где ж вы раньше-то были? Знал бы, прямо на мастер-классе все бы ему и высказал. Там ведь как было: Георгий Александрович, со всем уважением… А теперь, гляди-ка – нелепый! Ничего, жизнь обычно разворачивается. Это он со стороны игрока смотрит, а сам как тренером станет - все, что мне сказал, ему бумерангом и вернется. Какой-нибудь сопляк – руки в карманы - точно так же скажет: ты – нелепый тренер! Вот тогда он и поймет…

- Вы Панова «человеком-радио» называли. За что такое прозвище?

- Я не буду сейчас на это скатываться – кто кого как называл. Он - меня, я - его… Любим мы все-таки эту футбольную клубничку, интересно вам! А мне вот неинтересно!

- У вас еще один «любимый» игрок был – Александр Мостовой…

- Тоже сидели недавно, обсуждали матч сборной – спокойно общались. Ну, написал что-то человек в книге. Ну, написал и написал – мало ли…

- Саму книгу читали?

- Нет. Говорили мне - написал там что-то… Встретились: «Как дела, писатель?» - «Нормально, Георгий Александрович». Все.

- Как книга-то называется, знаете?

- Знаю, да. По-моему, можно было и более претенциозное название дать – «Александр», например. Точно лучше, чем «Царь».

- На презентации книги Мостовой сказал, что руку вам пожмет, но «Царя» не подарит: «Пусть Ярцев сам покупает».

- Хорошо, вот сыграет за ветеранов, я у него из гонорара вычту и куплю.

- Мостовой вам в книге диагноз поставил: «Звездняк». Рассказал, как вы Булыкину на тренировке кричали: «Ты – не футболист! Ничего не умеешь!». И целых две главы посвятил: «Дикие слова Ярцева» и «Тренер, улетевший в небеса».

- Получается, я вызвал игрока в сборную, он у меня начал ярко играть – лучше-то после осени 2003-го Булыкин и не играл нигде – а я ему после этого кричать буду: «Ты ничего не умеешь!»? Это скорее Мостовой Булыкину кричал, а я его осаживал. Это скорее у него был звездняк…



Поделиться:



Гостевая книга, 0


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи!
Зарегистрироваться: