Гунько Дмитрий Иванович - 6 16 - Тренеры - clubspartak.ru

Дмитрий Гунько: И я, и Валерий Георгиевич, конечно же, хотим, чтобы наши воспитанники составляли основу клуба.

В январе нынешнего года главный тренер молодежной команды «Спартака» Дмитрий Гунько получил предложение стать помощником Валерия Карпина в первой команде. На вопрос: чем будет заниматься Гунько, главный тренер «Спартака» ответил достаточно определенно: «Дмитрий вырос как тренер в дубле, проявил себя с самой лучшей стороны и с точки зрения методики, и с точки зрения управления коллективом. Получается, наш молодежный состав дает нам не только футболистов, но и тренера. А работа в основе для Гунько – шанс для дальнейшего роста».
Теперь Карпин и Гунько вместе на одном поле. На последней открытой тренировке «Спартака» главный тренер работал над атакой, а его помощник – на другой половине отрабатывал с группой игроков защитные варианты игры. Что, в принципе, для бывшего защитника, каковым Гунько когда-то и был, вполне понятно и даже естественно. Не совсем понятным может показаться кому-то переход успешного тренера молодежной команды, которую он дважды приводил к победе в чемпионате, пусть и в первую команду, но всего лишь помощником, которых у Карпина и так вроде бы было достаточно.
Я так и спросил об этом у Дмитрия напрямую: хорошо ли было обдумано его решение, не жалеет ли он о чем-то сейчас, по прошествии нескольких месяцев? Гунько ответил столь же открыто и определенно:

Помощник главного тренера – это генератор идей

- Я без колебаний принял предложение, посчитав это шагом наверх. Более того, я, конечно, представлял, куда, в какую атмосферу окунаюсь. С другой стороны, только в процессе работы я стал окончательно осознавать, что требуется от меня, как от помощника. Все-таки, согласитесь, работа главным тренером в молодежном составе и помощником в основной команде – это разные вещи. Когда ты главный тренер, ты и принимаешь решения по всему абсолютно: по тактике игры, по тренировочному процессу. Соединяешь все это вместе и делаешь так, как ты это видишь и представляешь. Ты же сам анализируешь прошедшую игру… То есть, все рождается непосредственно в твоей голове. А помощник, как мне кажется, должен быть, прежде всего, генератором идей, генератором прочих вещей, которые бы помогали главному тренеру в нашей коллективной работе. Я должен рождать и приносить эти идеи. Поэтому без творчества нельзя ни там, ни там. Я нисколько не пожалел о своем выборе, потому что в первой команде и уровень тренировочной работы, и организации дела, требований, внимания общественности, наконец, гораздо выше.

Понятно, что в молодежной команде я был главным во всем, но работать в тренировочном штабе топ-клуба, работать, пусть даже помощником, с футболистами высочайшего класса, управлять ими и видеть, и понимать, как можно это делать лучше… Такое, конечно, можно ощутить только, работая на таком уровне. Это особый, ежедневный творческий процесс.

- Когда вы работали с молодежной командой, одной из ваших основных задач было не только высокое место в турнирной таблице, но и подготовка футболистов, способных пополнить основной состав. И вот, в один прекрасный день вы смотрите и видите, что человек вроде бы готов для основной команды. Но что-то там не складывается по каким-то причинам, игрока в состав не ставят. Может, большая конкуренция, может, не доверяют, может еще что… Какие чувства испытывали вы в этот момент? Спорили в душе с главным тренером первой команды? Были уверены, что не могут разглядеть, не понимают его?

- Ну это уже вопрос прошедшего для меня времени...

- А я еще просто не закончил свой вопрос…

- Тогда слушаю.

Сегодня я вижу своих ребят по-другому

- И вот вы приходите в тренерский штаб первой команды. Пусть вторым тренером. Теперь-то вы, скорее всего, видите эту ситуацию по-другому? Или нет?

- По-другому вижу. Конечно. Я вижу ситуацию, которая поменялась. И понимаю, что надо как можно адекватнее оценивать возможности каждого футболиста. А что еще важно: нужно, чтобы сам игрок это понимал. И потому сегодня, тем футболистам, которые были у меня, кого я уже знаю, тем, кто сегодня тренируется с нами в команде, я им говорю уже другие вещи.

- Какие другие?

Гунько старший тренер Спартака в матче с Анжи 28.04.2013.- Говорю откровенно то, что теперь очевидно для меня: что они, например, по многим критериям уступают игрокам основного состава. Сейчас я вижу эти критерии и пытаюсь каждому из них донести свой взгляд помощника главного тренера уже непосредственно на футбольном поле. Не где-то там абстрактно, а уже здесь, в тренировочном процессе. И говорить, например, Пуцко: если ты будешь уступать Эменике один в один, тогда тебе сложно будет конкурировать, допустим, с Инсаурральде, который Эменике не уступает. Почему так говорю? Потому что Пуцко и Инсаурральде - два футболиста, которые претендуют на одну и ту же позицию в основе первой команды. И потому при выборе состава, определении восемнадцати игроков на матч, все это учитывается. И я, и Валерий Георгиевич, конечно же, хотим, чтобы наши воспитанники составляли основу клуба. Мы стремимся к этому. И создание «Спартака-2», надеемся, поднимет соревновательный уровень, потому что уровень молодежного первенства, как такового, для многих наших игроков все-таки невысок. Допустим, Саше Козлову не составляет труда обыграть в этом турнире любого игрока обороны один в один. Причем для этого он не прикладывает максимума усилий. И это происходит на протяжении трех лет! Если бы все эти три года соревновательный уровень турнира был гораздо выше, тогда Козлову приходилось бы прикладывать уже максимум усилий для обыгрыша соперника. Как результат - он бы рос, как игрок. Поэтому с помощью «Спартака-2» мы и попытаемся вывести этот процесс на новый качественный уровень. Тем более, что все-таки перед этой командой стоит задача выхода в первый дивизион.
Кстати, я всех ребят молодежного состава, естественно с разрешения Василия Сергеевича Кулькова, собрал после первого сбора и поделился с ними своими ощущениями уже как помощник главного тренера первой команды. Хотел донести им, что работы предстоит очень много, что они не должны думать, так же, как и я когда-то, что они уже готовы полноценно выступать за первый состав.

- Почему?

- Потому что, если бы они были готовы играть, они бы там уже играли. Я не враг молодым ребятам, не враг себе. Почему бы я, к примеру, не дал шанс тому же Кротову, или еще кому-то. Дал бы. Но давайте смотреть на вещи реально. До первой команды им далеко. Но - далеко, это не значит, что эту дистанцию невозможно преодолеть вообще. Наоборот, это досягаемо. Просто надо работать еще больше и еще качественнее. Причем, с осознанием своей никчемности. Потому что – это единственный путь к прогрессу.

- С осознанием своей никчемности – это сильно…

- Ну вы, надеюсь, понимаете, что я имел в виду прежде всего. Так же, как и сами игроки.

- То есть, выходи и доказывай, что ты лучше – непосредственно на футбольном поле, а не в теории, или в разговорах между собой.

- Конечно. Почему, например, молодого футболиста ни одна команда первого дивизиона сейчас не берет? Потому что тренер боится. Перед всеми стоит конкретная турнирная задача и потому всем нужен игрок 25-26 лет. Брать и ставить молодого никто не будет. Это риск. Но, если этот молодой игрок выйдет вместе с командой в первый дивизион, и будет там выступать, он предстанет перед тренерами уже в ином свете: как готовый футболист, востребованность которого на трансферном рынке только возрастет.

Автор: "www.bobsoccer.ru" 18.06.13.

Дмитрий Гунько: "Лимит – это зло для чемпионата России."

Мы публикуем продолжение беседы со вторым тренером московского «Спартака» Дмитрием Гунько. Это интервью родилось на основе вопросов, присланных болельщиками красно-белых

Нельзя искусственно создавать конкуренцию

- Есть много вопросов, которые задают посетители нашего портала, болельщики «Спартака», касающихся в том или ином виде лимита на легионеров, а также присутствия в команде своих молодых игроков. Много иностранцев в команде или мало, качественные они или нет... Кто-то выступает за то, чтобы лимит отменить вовсе, потому что при ужесточенном лимите российские игроки вообще могут перестать работать над собой и начнут, извините, валять дурака за немалые деньги…

- … а как они могут не валять дурака, если им даже при нынешнем лимите уже гарантировано четыре места в составе?

- И, чтобы закончить начатую фразу: то есть, даже при одиннадцати легионерах на поле, российские футболисты теоретически могут просто сидеть на скамейке, ничего не делая вообще и получать ту зарплату, которая у них есть?

- Нет. Тогда их просто не будет в команде. Тогда на лавке окажется еще один легионер, второй, третий, которые будут недовольны своим положением. И они-то наверняка захотят играть. Это первое. И второе: не будет просиживать на лавке хороший российский футболист, отвечающий всем игровым качествам, который будет лучше, чем тот, с кем он конкурирует за место в составе. Поэтому моя точка зрения в этом вопрос предельно ясна: ограничивать лимит ни в коем случае нельзя. Раньше я думал несколько по-другому, но потом стал много анализировать, думать на эту тему и со временем пришел к выводу, что лимит – это зло для чемпионата России.

- То есть?

- Его нужно отменять вообще. Нельзя искусственно создавать конкуренцию. Потому что тем самым мы сами закрываем молодым путь к прогрессу. Они знают, что им всегда будут гарантированы места в основном составе.

- А разве не может возникнуть ситуация, при которой легионер может занимать место российского игрока? Потому что за этого иностранца были потрачены большие деньги, и в его появлении в составе сейчас заинтересованы те, кто его когда-то подписал в конкретный клуб?

- Подождите, подождите… Кому именно нужно будет ставить этого легионера? Какому тренеру?

- У нас разные тренеры.

- Ну, значит, эти команды будут плохо играть. Если тренер ставит в состав легионера, заведомо уступающего в классе российскому игроку?.. Значит, у этого тренера возникнет дисбаланс в коллективе. А как иначе, если постоянно играет тот, кто недостоин этого? А как вы расцените ситуацию, когда хороший иностранец может больше, чем нужно сидеть на скамейке? Хотя он и достоин играть. Получается это тоже вина лимита? Я считаю так: кто лучше готов, должно решаться на тренировочном поле. И неважно, кто ты – русский, белорус, украинец… Тренер, если он не враг себе, никогда не поставит того, кто слабее.

Что такое «мертвая зона»?

- Что же тогда происходит с молодежью, которая выигрывает свой чемпионат, причем, подчас делает это убедительно, с отрывом в очках? А потом долго мучается, чтобы попасть в состав? Тот же упоминавшийся вами ранее Александр Козлов. Ну, сколько можно говорить, что он молодой, талантливый и так далее… Что значит, молодой? Парню уже 20 лет. Для большого футбола - серьезный возраст.

- Правильно. Вот почему я и говорю о необходимости высокого и качественного соревновательного уровня. Ведь что получается со многими футболистами спартаковской молодежки? Что я наблюдаю, как говорится, от и до? То, что футболисты поначалу действительно прогрессируют. Есть такая восходящая линия, начинающаяся от детско-юношеского футбола. Когда человек растет, прогрессирует, попадает после академии в молодежную команду. У него есть мотивация. Он идет по прямой прогресса вверх. После этого - попадает в поле зрения первой команды. Парень очень сильно мотивирован. Начинает выходить в основном составе. Таких в последнее время у нас было достаточно много. «Спартак» всегда дает шанс своим молодым. Но вот после этого прямая превращается в параболу. Футболист попадает в буфер между дублем и основным составом, появляется много психологических проблем, которые накладываются на процесс перерастания игроком уровня молодежной команды. И, в довершение всего, возникает момент, когда ему попросту негде играть.

- Игрок попадает в своего рода «мертвую зону»?

- Именно так. Молодежку вроде бы перерос, начинает тренироваться с первой командой. Его туда могут отдавать из молодежки без проблем, он получает практику, но вот тот момент мотивации, о котором я уже говорил – все-таки пропадает. Парню пора играть, а он не играет. Тренируется, но не играет. И вот эту «мертвую зону» мы сейчас, после создания «Спартака-2», и хотим восполнить. Чтобы для молодых игроков появилась следующая ступень в развитии. Да, бывают разные футболисты. Кого-то, допустим, поставили в основной состав, и он может там играть. Но это скорее было раньше. Сейчас это становится делать все труднее. Все-таки уровень чемпионата России становится выше, в командах появляется все больше качественных игроков...

- Получается, что без создания «Спартака-2», молодые футболисты не в состоянии вырасти до игроков основного состава первой команды? По разным причинам: объективным или субъективным.

- Ну почему? Играют сейчас в основе Яковлев, Макеев. Они же вышли из молодежного состава. У каждого был свой путь. Макеев постоянно находился здесь, а Яковлев был отдан в аренду, вернулся. Это как раз к разговору о постоянной игровой практике. А, что касается, упомянутых мною фамилий, то могу добавить к ним, например, тех же Брызгалова и Жано. Вот вам уже четверка фамилий. Я считаю, что это уже хороший результат. Четверо из молодежной команды в основе.

- По поводу Жано к вам много вопросов. Наши читатели, болельщики «Спартака» считают, что он остановился в прогрессе, в развитии. Почему, мол, не становится вторым Иско или Оскаром? Может плохо тренируется?

- Опять-таки. Проблема Жано состоит в том, что в тот момент, когда он прогрессировал, как молодой футболист, он должен был играть. Но этого не происходило. Жано получал мало игрового времени. То травмы, то еще что-то. А вот Яковлев, будучи в аренде – играл. И потому он постоянно прибавляет. И, уверен, будет прибавлять.

- Но разве Жано не давали время? Он просто порой физически не выдерживал долгого пребывания на поле. Отсюда возникали и все его проблемы с отдачей в игре. Ему дают тайм, играет. Дают второй – человека не хватает.

- Есть такое. Повышенный травматизм… Работаем над тем, чтобы его хватало на всю игру. Над этим трудятся наши специалисты.

Решает не паспорт, а уровень игрока

- А что касается Брызгалова и его появления в связке с Боккетти… Это временная мера, спрашивают наши читатели, или же он действительно может создать реальную конкуренцию Сухи?

Гунько Дмитрий тренер Спартака- Ну, вот смотрите. Тренерский штаб принимает решение ставить футболиста на протяжении пяти последних игр чемпионата. И он играет все 90 минут. О чем это говорит? О том, что он уже выиграл конкуренцию. Какой может быть лимитирующий фактор, который помешал бы ему и дальше быть в основе? Это состояние футболиста. Физическое, психологическое. И, если мы видим, что футболист готов, то он конечно играет. Вот вам и ответ на то, российский это футболист или нет. В этом деле все решает не паспорт. Мы, прежде всего, исходим из уровня готовности игрока.

- То есть, говорить о том, что Брызгалов для тренерского штаба «Спартака» сегодня №2 при Сухи - нельзя. И, кто из них сильнее на данный момент, тот и играет?

- Совершенно верно.

- А может ли «Спартак» в принципе обходиться без легионеров? Не может?

- Почему не может? Если, условно говоря, Брызгалов вытесняет Сухи…

- Он его вытесняет уже не условно… Но я о другом. Реально ли вообще отказаться от легионеров? Карпин, например, считает, что одними молодыми чемпионат не выиграть. И теоретически это правильно. А на практике?

- Давайте так. Самые лучшие молодые футболисты сейчас играют на чемпионате Европы. Мы видим их уровень. Где они растут? В Испании, Голландии, Германии… Правильно? Там же, где в целом высокий уровень клубов. В которых играют и свои молодые ребята, и иностранцы. Конечно, одними молодыми, уточню, российскими игроками, сложно претендовать на высокие места. Укрепление состава в таких случаях всегда необходимо. Это и мировая практика, и мировой опыт.

Автор: "www.bobsoccer.ru"  19.06.13.